Инквизитор Эйзенхорн, стр. 1

Дэн Абнетт

Инквизитор Эйзенхорн

Омнибус

Размышления порождают ересь.

Ересь порождает возмездие.

Предисловие

На вопрос, откуда он черпает свои задумки, Дэвид Мамет однажды ответил: «Я о них думаю». Схожим образом моя дочь Лили на вопрос, где она берет столько энергии, отвечает: «В Вулвортсе». Барабанная дробь!

Будучи не таким находчивым, как они, я вечно оказываюсь в затруднительном положении, когда меня спрашивают о моих идеях и их происхождении, и обычно выкручиваюсь за счет старой чепухи вроде: «Иногда, когда еду в поезде, они внезапно приходят ко мне…» или «Никогда не знаешь, в какой момент тебя настигнет идея…»

По правде, так не бывает. Обладая памятью надежной и верной, как игра в «Кер-Планк!», я привык делать записи в блокноте. Я кратко отмечаю там любые мысли, когда те приходят ко мне, — да, это бывает в поезде, в самолете, на диване, на колесе обозрения или в очереди в «Теско» — и таким образом не теряю их. Я использую для заметок записные книжки, старые конверты, самоклеящиеся листки, оборотную сторону списка покупок и лбы проходящих мимо детей — все, что подвернется под руку. И если мне понадобилась идея, в профессиональном смысле этого слова, я перекапываю всю эту мусорную кучу и в конечном итоге нахожу что-нибудь, что заставит меня сказать: «Да, это подойдет». Конечно, за исключением тех случаев, когда я натыкаюсь на что-нибудь, что заставит меня сказать: «Это еще что такое? Буква Б? Что это за слово? Неужели это я написал?»

Итак, я с радостью могу рассказать вам, что в случае с «Инквизитором Эйзенхорном» (так мы озаглавили цикл романов и примыкающих к ним коротких рассказов, собранных в этом красивом томе) мне с точностью известно, откуда пришла задумка. Не от меня — вот откуда.

Есть одна замечательная картина, которую, уверен, многие из вас знают. Она называется «Инквизитор Танненберг», и создал ее Джон Бланш. Ее воспроизводили во всевозможных местах, включая «Инквес Экстерминатус». Вспомнили? Парень с бритой головой, утыканной кабелями, в черном, отороченном мехом плаще, с двуглавым орлом на плече и позолоченным болтерным пистолетом в руке? Согласитесь, что картина хороша.

Я работал на «Black Library» уже несколько лет, создав несколько произведений, в частности прославившиеся романы о «Призраках Гонта». Поэтому мрачный кошмар далекого будущего, где война никогда не кончается, Галактика объята огнем и все страдают от мигрени, уже стал для меня родным. Редакторы постоянно подпитывали меня новейшей документацией и свежайшими приложениями, просто чтобы держать в курсе событий. И однажды они прислали мне эти фотокопии: эскизы, наклейки, записки. Как мне сказали, началась разработка новой игры, которую назвали «Инквизитор», и в офисе пришли в такой восторг, что решили прислать мне все эти материалы, помеченные грифом «совершенно секретно», в надежде на то, что благодаря этому меня, создателя Гонта, посетит вдохновение.

Открыв посылку и принявшись перебирать листы, я понял, что они имели в виду. Это была богатая жила, полная причудливого материала. Среди этих страниц, вместе с другими замечательными изображениями, оказалась копия рисунка Джона Бланша. Вот тогда-то все и случилось. Я позвонил в «Black Library» и сказал: «Пожалуйста, разрешите мне написать про это». Впрочем, честно должен признаться, тогда я еще очень слабо представлял, чем же «это» было на самом деле.

Мне ответили согласием (думаю, они почувствовали энтузиазм в моем голосе). Идея заключалась в том, что, если я смогу написать роман достаточно быстро, он сможет выйти В ТО ЖЕ САМОЕ ВРЕМЯ, что и игра, благодаря чему все станет выглядеть великолепно продуманным, словно так и было запланировано с самого начала.

Я наведался на студию, получив уйму советов и помощи от разработчиков игры, в особенности же от Гэва Торпа. И сразу приступил к работе.

Думаю, в картине Джона меня более всего вдохновила аристократичность вещей: мягкий черный бархат рукавов, золотая гравировка элегантного оружия. Это не имело отношения к аренам войны, к грязи и отравленному воздуху фронтовых линий, к чудовищным машинам. Это был взгляд между строк сложного внутреннего устройства Империума. И он давал шанс рассмотреть то, что можно было бы назвать «семейными» отношениями во вселенной Warhammer 40000: повседневную, не связанную с войной жизнь — работу, религию, отдых, суды, существование в трущобах. Шанс посетить миры, не затронутые войной, и увидеть, как живут миллиарды граждан Империума.

А также вывести на чистую воду то зло, что преследует их даже в тени родных городов-ульев.

Роман обернулся трилогией, рассказывающей о карьере одного человека. Другие рассказы (и два из них приведены здесь) связаны с этой трилогией и для тех, кому это интересно, дают дополнительную информацию о персонажах, часть которых перешла впоследствии и в «Рейвенора».

Рисунки Джона Бланша всегда играли огромную роль в формировании уникального духа вселенной Warhammer 40000, поэтому я с радостью сознаюсь, что именно его картина стала источником вдохновения в случае «Эйзенхорна». Куда бы вы ни посмотрели, его резкие, готичные, витиеватые образы оживляют игру, и мне кажется, что вы сами сможете почувствовать, как их отголосок проник и в этот сборник. Посему, сохраняя индивидуальные посвящения книг, я с благодарностью посвящаю весь этот том мистеру Джону Бланшу.

Но конечно же, если смогу разобраться, кому принадлежала идея написать эти истории от первого лица, я навещу его дом с бейсбольной битой. Сюжетные проблемы, которые это вызвало…

Ой, постойте. Это же был я сам.

Дэн Абнетт

Мейдстон, 9 августа 2004

КСЕНОС

Пролог

ПО ПРИКАЗУ ЕГО НАИСВЯТЕЙШЕСТВА

БОГА-ИМПЕРАТОРА ТЕРРЫ

ЗАКРЫТОЕ ДОСЬЕ ИНКВИЗИЦИИ

ДОСТУП ТОЛЬКО

ДЛЯ АВТОРИЗОВАННЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

ДЕЛО: 112:67B: AA6Xad

• Пожалуйста, введите авторизационный код

• * * * * *

• Идентификация…

• Благодарю вас, инквизитор. Можете продолжать.

УСТНАЯ РАСШИФРОВКА ДОКУМЕНТА ВИДЕОЗАПИСИ

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ: МАГИНОР

ДАТА: 239.М41

ПОЛУЧЕНО С ПОМОЩЬЮ СЛУЖЕБНОГО ЗАПИСЫВАЮЩЕГО МОДУЛЯ

РАСШИФРОВАНО ЭЛЕДИКСОМ, НАУЧНЫМ СОТРУДНИКОМ ОРДО ЕРЕТИКУС В ЛИБРАРИУМЕ СВЯЩЕННОЙ ИНКВИЗИЦИИ, РАСПОЛОЖЕННОМ НА ФИБО СЕКУНДУС. ГОД: 240.М41

[Белый шум видеодокумента пропадает]. Темнота. Вдалеке стонет от боли человек. Вспышка света [возможно, лазерный залп]. Топот бегущих ног.

Записывающий модуль движется, ищет, дрожит. Какие-то каменные стены, в сильном увеличении. Еще одна вспышка, более яркая, ближе. Крик боли [источник неизвестен]. Чрезвычайно яркая вспышка [потеря картинки].

[Изображение неотчетливо в течение 2 минут 38 секунд; сохраняется некоторый фоновый шум.]

Человек [(1)] в длинной мантии что-то кричит, подбегая к модулю видеозаписи [речь невосстановима]. Окружение: темные каменные стены [туннель? гробница?]. Идентифицировать (1) не удается [видна только часть лица]. Записывающий модуль движется вплотную за (1), показывая, как (1) вытягивает энергетический молот из петли на бедре под мантией. Когда (1) сжимает рукоять, дается увеличение на его руки. Кольцо инквизитора крупным планом. (1) поворачивается [лицо накрывает тень]. (1) начинает говорить.

ГОЛОС (1): Внутрь! Внутрь, во имя всего святого! Входите и [слова перекрывает шум] …ублюдочное чудовище к смерти!

Еще вспышки света, теперь их можно с точностью опознать как близкие лазерные залпы. Фильтры служебного модуля не в состоянии справиться с ярким светом [изображение засвечено].

[Картинка остается белой в течение 0 минут 14 секунд; потом медленно возвращается].

Движение через высокий каменный вход в какое-то внушительное по размерам помещение. Вокруг грубо обработанный серый камень. Модуль видеозаписи показывает панораму. Заваленный трупами дверной проем и крутые ступени, ведущие вниз. Тела серьезно повреждены и искорежены. Камни покрыты кровью.

ГОЛОС [(1)-?]: Где ты? Где ты? Покажись!

Модуль видеозаписи движется внутрь. Слева его обходят два размытых человеческих силуэта. Остановка видеозаписи позволяет определить, что один из них [субъект (2)] — крупный мужчина, приблизительно 40 лет, облаченный в доспехи Имперской Гвардии [отличительных и опознавательных знаков нет], на лице его видны многочисленные шрамы [старые]. Он вооружен тяжелым стаббером с ленточной подачей патронов. Другой силуэт [субъект (3)] принадлежит стройной женщине приблизительно 25 лет, тело которой выкрашено в синий цвет и покрыто татуировками, одета она в облегающую броню, характерную для прошедших инициацию в Культ Смерти Моритури, и вооружена силовым кинжалом [длина клинка примерно 45 см].

Размытые очертания (2) и (3) сдвигаются за пределы видимости. Модуль видеозаписи поворачивается, давая вид сбоку на (2) и (3), вступивших в стремительную схватку с противниками, находящимися несколькими ступенями ниже. Им противостоят: шесть человек с кибербионическими имплантатами, два мутанта, три боевых сервитора [детальное описание конструкции есть в прилагающемся файл-отчете]. (2) стреляет из тяжелого стаббера [помехи на звуковой дорожке].

Два противника человеческого происхождения изрешечены [остаточный дым затеняет изображение]. (3) отсекает мутанту голову, отпрыгивает назад [далее следует транскрипционное предположение, поскольку модуль видеозаписи слишком медлителен, чтобы успеть проследить за ней] и пронзает противника человеческого происхождения. Источник изображения спускается ниже [картинка трясется].

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Маниша! Левее! Ле…

Модуль видеозаписи успевает частично захватить то, как субъект (3) поражают многочисленные энергетические залпы. (3) бьется в конвульсиях и взрывается. Линзы модуля забрызганы кровью, картинка затуманена [объектив вытирают]. (2) вопит, выдвигаясь вперед и стреляя из тяжелого стаббера. Внезапный эффект перекрестного лазерного огня [лазерная вспышка ослепляет оптику модуля].

[Различные источники шума, нечеткие голоса, крики].

[Изображение возвращается].

(1) прямо перед модулем видеозаписи устремляется в просторное ровное помещение, освещаемое зелеными химическими лампами [лицо оказывается на свету на 0, 3 секунды]. Субъект (1) достоверно идентифицирован как инквизитор Гетрис Люгенбро.

ЛЮГЕНБРО: Квиксос! Квиксос! Все здесь я предаю мечу и очищающему пламени! Выходи, тварь! Выходи, ублюдок!

ГОЛОС [неопознанный]: Я здесь, Люгенбро. Хамагар ждет.

Люгенбро (1) выходит из кадра. Источник изображения разворачивается, давая панораму. Картинка трясется. По полам помещения разбросаны части тел [совмещение позволяет определить один из девяти трупов как (2)]. Мощные взрывы поблизости. Изображение колеблется, модуль заваливается набок.

[Пробел в течение 1 минуты 7 секунд. Значительный фоновый шум].

[Картинка возвращается].

Слева частично виден сражающийся Люгенбро (1). Остаточное свечение от ударов энергетического молота задерживается в кадре несколько секунд.

[Картинка нечеткая].

Модуль видеозаписи поворачивается, сосредоточиваясь на Люгенбро. Инквизитор сражается с неизвестным противником. Движения слишком стремительны, чтобы модуль мог сохранить четкость изображения. Изображение размыто. С правой стороны кадра приближаются фигуры людей [неизвестные, возможно солдаты противника]. Головы людей взрываются. Тела падают.

[Засвеченные кадры. Модуль отключается. Продолжительность паузы неизвестна].

[Картинка возвращается с дефектами]. Земля и стены сотрясаются. Перефокусировка, все размыто. Модуль видеозаписи снова находит Люгенбро и его противника [клубы дыма застилают обзор]. Бой, как и прежде, слишком стремителен для четкой картинки. Сильный фоновый шум. Пылающий росчерк [предположительно клинковое оружие] пронзает Люгенбро. [Изображение колеблется, частично теряется картинка. ] Люгенбро сгорает [изображение засвечено].

[Пауза. Продолжительность неизвестна].

[Изображение возвращается].

Крупным планом лицо, глядящее в камеру. Определение невозможно. Субъект (4) — привлекательный мужчина с безупречными чертами. Он улыбается, его глаза пусты.

ГОЛОС (4): Привет, малявка. Я Черубаэлъ.

Вспышка света.

Крик [предположительно исходит от оператора модуля].

[Изображение исчезает. Конец записи].

×