Возвращение, стр. 3

— Джиллиан Форрестер — Крис Мэтьюз, директор этого сумасшедшего дома.

— Здравствуйте! — Улыбка стала еще шире, и я убедилась, какие у него великолепные зубы. Глаза были цвета молодой зелени. Он не протягивал руки и, казалось, вообще не интересовался тем, кто я такая. Просто стоял на месте и кивал мне, поглядывая на свою команду и продолжая беседовать с Джо. Это меня слегка задело.

— Эй, куда вы? — спросил Крис, когда я повернулась спиной.

— Я вижу, вы оба заняты. Пора и мне приняться за дело.

— Подождите секунду, я пойду с вами. Надо же взглянуть, кого я снимаю.

Он оставил Джо и вместе со мной двинулся к холмам, пиная сорняки и поглядывая на небо. Ухватки у него были совершенно мальчишеские.

Я с облегчением убедилась, что статисты выглядят вполне прилично. Они были профессионалами, и ссориться с ними не следовало. Неделю назад мне пришлось иметь дело с целым выводком хиппи, которые даже причесаться толком не умели.

Крис остановился рядом, секунду помедлил и вдруг рявкнул:

— Джо!

Тот моментально обернулся. Черт побери, вот это глотка! Видно, возникла какая-то проблема. Ладно, пусть разбираются…

— Вот он я. В чем дело? — насторожился коротышка, чувствуя, что назревают неприятности. И это на глазах у начальства!

— Слушай, мы же договаривались не вылезать из бюджета. Ты привез пятерых, а речь шла только о четверых.

— Как это? — растерялся Джо, заглядывая в машину. — Да нет же! Ты что, считать не умеешь? Раз, два, три, четыре, — для верности потыкал он пальцем в каждого. — Все верно. Четыре.

— Пять, — указал Крис, и мы с Джо разразились хохотом. Он и меня сосчитал!

— Да нет же, четыре. Успокойтесь, я всего лишь стилист. Разве вас не предупредили?

Джо по-приятельски ткнул его в бок. Крис тоже рассмеялся, показав свои прелестные ямочки на щеках.

— О боже, никто и словом не обмолвился! Откуда же мне было знать? Мое дело — картинка. Никогда бы не подумал, что вы не кинозвезда!

Он впился в меня долгим оценивающим взглядом.

— Лесть вам не поможет, мистер Мэтьюз.

— Почему же? Подружиться со стилистом никогда не мешает. Берите ноги в руки, леди. Съемка начнется через пять минут. Знаете, что случится, если статисты не будут готовы? — Он смотрел на меня недружелюбно и даже гневно. Нет, пожалуй, здешние нравы не так уж отличаются от нью-йоркских. Киношники всюду одинаковы. Поэтому я лишь молча кивнула в ответ. Пусть повыпендривается. — Мы просто умоем руки. Думаете, я стану пахать на вас весь день? Ошибаетесь!

Он недовольно потряс головой и вдруг плутовски подмигнул мне и Джо. Мы снова разразились хохотом, но вскоре Трамино опомнился и попытался сделать серьезное лицо. За нами следили из джипа.

— Слушай, ты, ленивый ублюдок, перестань пугать моего лучшего стилиста. Живо уноси отсюда ноги. Мотай, мотай!

Джо издал воинственный клич, и Крис понесся вниз по склону. Действительно, пора было начинать.

Лошади были оседланы, статисты одеты и загримированы, камеры расставлены по местам. Один из помощников Криса разжег костер, и я подошла удостовериться, что продукты, которые мы привезли с собой, подходят для съемок пикника. Они плотно спрессовались — именно то, что нужно. Я разложила их на траве, ослабила шарф на шее одного из статистов, чуть подрумянила второго, пригладила волосы девушкам и ушла. Во время съемок работы было немногим больше.

Я с удовольствием наблюдала за работой Криса. Он шутил, снимал из самых немыслимых положений и непрерывно тормошил статистов. Через полчаса от нас валил пар, а «шишки» не знали, то ли начинать метать громы и молнии, то ли впадать в панику. Вдруг он исчез за краем холма, и у меня похолодело внутри. Я была уверена, что мы лишились оператора, и вместе с Джо бросилась к обрыву, пытаясь понять, что случилось. О боже, его нигде не было!

— Крис! — завопил Трамино. Эхо повторило его крик, но тут я увидела мистера Мэтьюза собственной персоной.

— Тсс… Что вы собираетесь делать? Подбирать мои бренные останки? Я просто решил перекурить. Спускайтесь сюда.

Он сидел в нише под обрывом, оседлав густой куст и дымя сигаретой.

— Ну ты, трепло чокнутое, какого черта… — злобно, но с видимым облегчением прорычал Джо. А меня разобрал нервный смех. Малый был не подарок, однако держался так непринужденно, что ему запросто можно было простить все прегрешения.

— У нас что, перерыв? — Я пыталась не показать виду, что испугалась. На какое-то мгновение мне почудилось, что он действительно погиб.

— Ага. Точно. Вы курите?

— Да. Но не на работе.

— Что, съел, ублюдок? Вылезай отсюда и принимайся за дело. Что я скажу этим проклятым надсмотрщикам? — занервничал Джо.

— Что ты им скажешь? — Крис с удовольствием включился в игру. — Скажи, что они могут…

Джо жестом прервал его и беспомощно развел руками.

— Скорее, Крис… Пожалуйста…

Положение было дурацкое. Мы с Джо наклонились над краем пропасти, пытаясь разговаривать с невидимым собеседником, а герой дня в это время покуривал марихуану. Остальные уже поняли, что все в порядке, но со стороны это выглядело ужасно глупо.

— О'кей, малыш Джо. Сейчас иду. Длинное, костлявое, мускулистое тело Кристофера Мэтьюза показалось над обрывом. Он полез в карман, вынул оттуда игрушечную плетку и взмахнул ею в воздухе. Затем на свет появился водяной пистолет.

— Пошли, ребята, зададим им перцу!

Он с увлечением принялся поливать всех вокруг, не исключая и «шишек» от Карсона.

— По местам! За дело!

Из другого кармана Крис вынул солнечные очки, водрузил их на нос и начал разыгрывать из себя директора. Я вернулась к костру и проверила, как дела. За это время на месте «пикника» успела потоптаться лошадь. Минут десять ушло на то, чтобы восстановить порядок, а затем я присела на подножку машины Криса, почувствовав себя совершенно бесполезной. Эти съемки запомнятся мне надолго! В жизни не видела ничего смешнее…

— Ну как тебе, Джилл? — спросил обессилевший Джо, опускаясь рядом и раскуривая сигару.

— Трудно сказать. Одно из двух: либо это будет шедевр, либо полный провал. Поживем — увидим. Но работает он здорово. Сколько ему лет? — По моим расчетам выходило, что ему года двадцать два и что он моложе этих типов из «новой волны».

×