Грей (ЛП), стр. 1

Ознакомительная версия. Доступно 23 стр.

Эрика Леонард Джеймс

Грей

История, покорившая целый мир, предстает перед читателями Джеймс в свежем варианте. Это другой взгляд на историю, объясняющий поступки Кристиана через его мысли и суждения. Кристиан сам расскажет о своих мечтах, любви и преодоления «себя» во имя будущего.

Понедельник, 9 мая 2011

У меня три машинки. Они быстро едут по полу. Очень быстро. Одна красная. Другая зеленая. Третья желтая. Мне нравится зеленая. Она - лучше. Мамочке они тоже нравятся. И мне нравится, когда мамочка играет со мной в машинки. Красная ее любимая. Сегодня она сидит на диване, глядит в стену. Зеленый автомобиль залетает на ковер. За ним следует красный. Затем желтый. Авария! Но мамочка не смотрит. Я повторяю снова. Бах! Но мамочка не смотрит. Я направляю зеленую машинку прямо к ее ногам. Но зеленая машинка закатывается под диван. Я не могу достать её. Моя рука слишком большая для щели. Мамочка не видит. Я хочу назад свою зеленую машину. Но мамочка остается сидеть на диване, глядит в стену. Мамочка. Моя машинка. Она не слышит меня. Мамочка. Я тяну ее за руку, но она ложится на спину и закрывает глаза. Не сейчас, Дрянь. Не сейчас, говорит она. Моя зеленая машинка остается под диваном. Она постоянно под диваном. Я вижу её. Но не могу добраться. Мою зеленую машинку еле видно. Покрытая серой пылью и грязью. Я хочу вернуть её себе. Но не могу дотянуться. Никогда не получается дотянуться. Моя зеленая машинка потеряна. Потеряна. И я никогда не смогу с ней поиграть снова.

***

Я открываю глаза, и мой сон исчезает с утренними лучами света. Что, черт возьми, это было? Я хватаюсь за ускользающие обрывки, но не могу зацепиться, ни за один.

Освободившись от них, что делаю почти каждое утро, я поднимаюсь с постели и обнаруживаю несколько свежевыстиранных спортивных штанов в своей гардеробной. Свинцовое небо снаружи обещает дождь, а я сегодня не в настроении промокнуть во время пробежки. Поднявшись в тренажерный зал, я включаю утренние бизнес-новости по телевизору, и становлюсь на беговую дорожку.

Мысленно прокручиваю планы на сегодняшний день. Ничего, кроме встреч, хотя чуть позже встречаюсь в офисе со своим личным тренером для разминки – Бастиль всегда желанное испытание.

Может, позвонить Элене?

Да. Может быть. Мы могли бы поужинать на этой неделе.

Чувствую, что задыхаюсь, я останавливаю беговую дорожку, и спускаюсь в душевую, чтобы начать очередной однообразный день.

***

? Завтра. - Бормочу я, отпуская Клода Бастиля, стоявшего на пороге моего кабинета.

? Гольф на этой неделе, Грей. - С легким высокомерием Бастиль усмехается, зная, что победа на поле для гольфа ему обеспечена.

Я хмурюсь ему вслед, когда он поворачивается и уходит. Его прощальные слова, словно соль на мои раны, потому что, несмотря на мои героические попытки во время тренировки, мой личный тренер надрал мне задницу. Бастиль единственный, кому позволено меня бить, и теперь он жаждет очередного куска моей плоти на поле для гольфа. Терпеть не могу гольф, но так принято в бизнес - кругах, и я вынужден брать эти уроки, хотя и ненавижу признаваться в этом, но игра против Бастиля помогла мне улучшить мои навыки.

Глядя в окно на пейзаж Сиэтла, знакомая и нежеланная опустошенность просачивается в мое сознание. Настроение такое же унылое и серое, как погода. Дни перемешались друг с другом в сплошную массу, мне нужно как-то отвлечься. Я работал все выходные, и сейчас, в ограниченном пространстве своего кабинета, я не нахожу себе места. Я не должен чувствовать себя подобным образом, не после нескольких боев с Бастилем. Но я чувствую.

Я хмурюсь. Честно говоря, единственная заинтересовавшая меня вещь в последнее время - решение направить два грузовых судна в Судан. Это напоминает мне, что Рос должна вернуться с числами и логистикой. Какого черта она задерживается? Я проверяю свое расписание и тянусь к телефону.

Черт. Мне предстоит пережить еще интервью с настойчивой мисс Кавана для студенческой газеты Вашингтонского Государственного Университета. Зачем, черт возьми, я согласился на это? Я ненавижу интервью: глупые вопросы от плохо информированных, завистливых людей, намерившихся копаться в моей личной жизни. К тому же она студентка. Звонит телефон.

? Да, – грублю я Андреа, словно она в чем-то виновата. По крайней мере, я могу сделать это интервью максимально коротким.

? К вам мисс Анастейша Стил, мистер Грей.

? Стил? Я ожидал Кэтрин Кавана.

? Пришла мисс Анастейша Стил, сэр.

Ненавижу неожиданности.

? Проводите ее ко мне.

Так, так ... Мисс Кавана недоступна. Я знаю ее отца Имона, владельца Кавана-Медиа. Мы сотрудничали вместе, и он произвел впечатление проницательного руководителя и рационального человека. Это интервью – одолжение ему, которым я, при надобности, в будущем воспользуюсь. И должен признаться, я смутно интересовался его дочерью, любопытно было посмотреть, далеко ли яблоко упало от яблони.

Из-за шума возле двери, я встаю на ноги, когда вихрь длинных каштановых волос, бледных конечностей, и коричневых ботинок ныряет головой вперед в мой кабинет. Подавив свое природное раздражение на подобную неуклюжесть, я спешу к девушке, приземлившейся на пол, на четвереньки. Сжав тонкие плечи, я помогаю ей подняться на ноги.

Ясные, смущенные глаза встречаются с моими, и я застываю на месте. Они необычайного цвета – дымчато-голубые, бесхитростные, и на одно ужасное мгновение мне кажется, она способна видеть меня насквозь, и я чувствую себя… незащищенным. Мысль нервирует, так что я немедленно от нее избавляюсь.

У нее маленькое, милое личико, которое сейчас покрыто румянцем – невинным, бледно-розовым. На секунду мне становится интересно, вся ли ее кожа так же безупречна, и настолько же розовой и разгоряченной она будет от удара стеком.

Проклятье.

Я останавливаю свои своенравные мысли, встревоженный их направлением. О чем ты, черт возьми, думаешь, Грей? Эта девушка слишком юна. Она глазеет на меня, открыв рот, и я борюсь с тем, чтобы не закатить глаза. Да, да, детка, это просто лицо, и красота лишь внешность. Мне нужно развеять это восхищение в глазах, но для начала стоит повеселиться!

? Мисс Кавана. Кристиан Грей. Вы не ушиблись? Присаживайтесь.

Снова румянец. Совладав с собой, я изучаю ее. Она весьма привлекательна – миниатюрная, с бледной кожей, копна темных волос, завязанных в хвост.

Брюнетка.

Да, она привлекательна. Я протягиваю руку, когда она начинает, заикаясь, приносить извинения, вкладывая свою руку в мою. Ее кожа прохладная и мягкая, но рукопожатие на удивление крепкое.

? Мисс Кавана заболела, я приехала вместо нее. Надеюсь, вы не возражаете, мистер Грей. - Ее тихий голос полон нерешительной музыкальности, и она быстро моргает, трепеща длинными ресницами.

Неспособный скрыть развлечения в своем голосе, когда я вспоминаю ее, мягко говоря, «не элегантное появление» в моем кабинете, я спрашиваю кто она такая.

? Анастейша Стил. Я изучаю английскую литературу вместе с Кейт, э-э ... Кэтрин ... э-э ... мисс Кавана, в университете Ванкувера.

Застенчивый, «Книжный Червь», вот как? Она выглядит именно так: плохо одета, тонкая фигура скрыта под бесформенным свитером, коричневая юбка А-силуэта, практичная обувь. Есть ли у нее хоть какое-нибудь чувство стиля? С веселой иронией я подмечаю, что она нервно рассматривает кабинет, глядя на все, кроме меня.

Как эта девушка собирается становиться журналистом? В ней нет стержня. Она растерянная, кроткая... покорная. Ошеломленный своими неподходящими мыслями, я качаю головой и задаюсь вопросом, стоит ли доверять первому впечатлению. Пробормотав какую-то пошлость, я прошу ее сесть, когда замечаю, как она разглядывает картины в моем кабинете. Не успев себя остановить, я поясняю:

×