Их невинная пленница (ЛП), стр. 2

- Гэвин. Дэкс и я хотим поговорить с тобой кое о чем. Как ты думаешь, мы могли бы устроить обед после совещания?

В почте было полно хлама. Большую часть писем можно было просто выбросить. Взгляд упал на большой конверт, привлекший его внимание. Может быть, там было что-то поинтереснее, чем призыв сократить вдвое его бюджет. Гэвин аккуратно разрезал письмо ножом, когда подозрения об этом обеде закрались в его сознание.

- О чем? О бизнесе?

Дэкс заерзал в кресле.

- Не совсем.

Черт. Он не хотел это обсуждать.

- Это о Ханне?

Почему он спросил об этом? Он знал. Его братья пронюхали про нее еще с того самого дня, когда, почти год назад Гэвин сделал ей предложение о работе. Так или иначе, он тоже хотел ее.

- Наше желание не изменится, Гэвин, - сказал Дэкс, упрямо сжав рот в тонкую линию.

- Она уже достаточно взрослая.

Тон Слэйда стал упрашивающим, в то время, как Дэкс пошел прямо в бой.

- Она умна и способна принимать самостоятельные решения. С ней все будет в порядке.

- Она что? Ей всего двадцать два или около того.

Практически ребенок. По крайней мере, именно в этом он продолжал себя убеждать.

Дэкс наклонился вперед, в случае необходимости приготовившись к спору.

- Гэвин, ты управляешь этой компанией с двадцати двух лет, не забывай об этом. Кроме того, Ханне уже двадцать пять.

По коже Гэвина пробежал холодок. Комната показалась слишком маленькой. Ханне двадцать пять. Месяц назад они отметили ее День рождения. Он принес торт, а Дэкс и Слэйд потащили ее на вечеринку. Гэвин вспомнил чувство ревности, которое он ощутил, когда его братья уводили ее из офиса. Он тоже хотел быть там, рядом с ней.

Поддерживать ее.

- Если ты будешь честным с самим собой, Гэвин, то окажется, что мы хотим одного и того же. Ханна не Никки, и ты уже не тот человек, которым был тогда. Ты должен отпустить это и снова начать жить, - сказал Слэйд.

- Я буду через десять минут. Мы еще поговорим об этом.

- Независимо от ее фактического возраста, она наивна. Она не готова взять на себя несколько мужчин или играть в ваши игры.

Гэвин был доволен тем, как решительно звучал его голос, представляя при этом образ тела Никки, лежащего на безличной каталке в морге. В последнее время в его снах, Никки превращалась в Ханну. Этот образ опалял его мозг.

Ему с трудом удалось вдохнуть. Нужно сосредоточиться, или он потеряет ее. И еще нужно найти для Ханны другую работу. Если она будет так близко ... Нет, он просто не может этого допустить.

- Твою мать, Гэвин, - зарычал Слэйд.

- Когда дело касается Ханны, это не игра, мы не играем.

Сердце Гэвина забилось сильнее.

- Дайте ей время, чтобы как следует повзрослеть.

Перевернув конверт, он позволил содержимому высыпаться на стол, в надежде на то, что Дэкс не заметил его трясущиеся руки.

- Не делай вид, что это касается только меня и Слэйда. Ты никого не обманешь,- сказал Дэкс.

На этот раз большой ковбой был совсем не расположен к разговору.

- Я вижу, как ты на нее смотришь. Ты хочешь ее. Заботишься о ней. В этом нет ничего зазорного. Черт возьми, в ней есть изюминка. Мы со Слэйдом понимаем, что нормальному мужчине очень сложно противостоять ее привлекательности.

Из динамика снова послышался голос Слэйда.

- Дэкс и я подробно обсудили этот вопрос. Мы считаем, что пришло время всем нам играть в одной команде.

- Именно так.

Дэкс наклонился вперед.

- У нас есть план.

- Что за нахрен?

Все остальное потеряло смысл, поскольку Гэвин увидел то, что выпало из конверта. Фотографии Ханны.

Он нахмурился. Десять фотографий, все они демонстрировали ее великолепное тело, одетое в прекрасное, кружевное белье в мягких тонах, которое подчеркивало ее пышную грудь и великолепную задницу. На одном фото, она была полностью раздета. Дыхание Гэвина сбилось, его член мгновенно напрягся.

Дэкс поднялся, вглядываясь в фотографии на столе.

- Что это?

Гэвин почувствовал внезапный порыв отвернуться от соблазнительных снимков. Но вместо этого он внимательно их рассматривал. Время от времени, Дэкс придумывал нестандартные решения проблем, которые…

Кстати о плане… Фотографии были его частью? Или это просто ребяческий способ втянуть его в их авантюру?

- Ты не хочешь объяснить мне, что это?

Выбрав наименее откровенные снимки, он ткнул ими в лицо Дэкса.

- Это Ханна. Что за черт?

Дэкс схватил фотографию.

- Что происходит? - спросил Слэйд, в его голосе послышалась тревога.

- Что значит "это Ханна"?

Дэкс посмотрел на Гэвина, и его лицо, приняло то же непроницаемое выражение, которое было у него в течение первых двух лет, после того, как Гэвин и Слейд нашли его в приемной семье. Дэкс был незапланированным и нежеланным ребенком их отца. Это было чистой случайностью, когда Гэвин и Слэйд обнаружили его, узнав о его существовании.

- Думаешь, это сделал я?

Возмущенный тон его сводного брата, прогремел в голове, тот был в бешенстве.

- Ты знаешь, что Ханна сделает с тобой, если узнает об этом? Она может позвонить в полицию, и я не стану ей мешать. Твои грязные уловки не сработают. Может быть, ты сумеешь втянуть Слэйда в свои половые извращения, но не думаю, что ты сможешь сделать то же самое со мной.

- Блять, Гэвин. Зачем ты так говоришь?

По тому, как хлопнула дверь, Гэвин понял, что Слэйд уже на подходе.

Дэкс фактически излучал ярость. Гэвин догадывался, что случится, если он сцепится с этим громадным бугаем. Дэкс, навис над Гэвином, и, сжав кулаки, приготовился к бою, но потом все-таки успокоился. Его плечи расслабились, а лицо превратилось в вежливую маску.

- Послушай, Гэвин. Единственная причина, по которой я не вышел за дверь сию же секунду, состоит в том, что я хочу, чтобы Ханна была в безопасности. После того, как я выясню, кто следит за ней, и когда буду полностью уверен в том, что тот не сможет навредить ей, я уйду. Тебе никогда больше не придется иметь дело с таким порочным ублюдком, как я. Но в следующий раз, когда твоя совесть богатого мальчика внезапно вернется к жизни, не пытайся искать меня.

Снова посмотрев на фотографии, Гэвин понял, что совершил несколько серьезных ошибок. Он был так взволнован снимками, что совершенно не обратил внимания на конверт. Тот был адресован не ему, а самой Ханне.

Никакого штампа на лицевой стороне. Какой-то подонок прошел прямо в ее кабинет, чтобы убедиться, что она получит его “подарок” лично в руки.

Дэкс перевернул одну из фотографий и резко выронил ее, от чего она отскочила с громким стуком от столешницы.

"Ты моя".

Грозные слова были написаны кроваво-красным маркером, цвет резко контрастировал с белой фотобумагой.

- Я не придумывал эту уловку, с целью обманом затащить тебя к нам. Ты действительно обвиняешь меня в том, что я преследую и пытаюсь запугать женщину, которую люблю? И да, я люблю Ханну. Я молчал об этом, потому что ты слишком слаб, чтобы справиться с правдой. Я собираюсь выяснить, что происходит, и когда я уйду, то намерен взять ее с собой. И ты, старший брат, можешь катиться к черту, ибо мне все равно.

Развернувшись на каблуках сапог, Дэкс вышел за дверь. Гэвин попытался перебороть неприятные ощущения в животе, задумавшись над словами сводного брата.

- Что, черт возьми, у вас там происходит, Гэвин? - спросил Слэйд, его голос был едва слышен, из-за шума на улице.

Гэвин с трудом сдержал желание положить голову на руки. Он все испортил. Ничего нового, он всегда так делал на протяжении всей своей гребаной жизни.

- Слэйд, тащи сюда свою задницу.

Повесив трубку, он не мог не посмотреть на фотографии, лежащие перед ним. Ханна была в своей спальне, и фотографии, очевидно, были сняты на расстоянии. У них было не очень хорошее качество. На большинстве из них, Ханна читала или смотрела телевизор в своей маленькой спальне. На двух фотографиях она была в ночной рубашке, на остальных - в кружевном бюстгальтере и крошечных трусиках. Чертовски великолепна.

×