Камень духов, стр. 77

Пройдут годы. Многие из тех, кого знал Хлебников, станут известны всей России. Михаил Петрович Лазарев, прославивший свое имя победой над турками при Наварине, будет командовать Черноморским флотом. Отец Иоанн Вениаминов примет иноческий сан и войдет в историю как Иннокентий – Митрополит Московский и Коломенский и апостол Аляски. Умирая, преосвященный произнесет такие слова: «От Господа стопы человеку исправляются…»

Да, не дано людям знать будущее. Не ведает пока Хлебников, что будет с ним самим. Вскоре он станет одним из директоров Российско-Американской компании и будет избран членом-корреспондентом Академии наук, получит орден Святой Анны 3-степени. Известный писатель Ротчев высоко оценит его новое сочинение: «Мой почтеннейший Кирилл Тимофеевич, я прочел вашу рукопись. Положив руку на сердце, смею уверить Вас, что поправлять в ней нечего, очень грустно будет, если Вы не убедитесь и отдадите ее какому-нибудь моднику-литератору или журналисту записному отлащивать…» Хлебников начнет новую книгу. Не догадываясь, что жить ему остается недолго. Всего год.

Четырнадцатого марта 1838 года он отправится в Департамент корабельных лесов, на встречу с Фердинандом Врангелем, недавно переведенным из Новоархангельска в столицу, и штурманом Иваном Васильевым, тоже старинным ситкинским приятелем. Фердинанд Петрович пригласит их к себе на обед. За воспоминаниями они засидятся до вечера. Васильев пойдет проводить Кирилла Тимофеевича. Они успеют сделать несколько шагов за порог квартиры Врангеля, и Хлебников без чувств упадет на булыжники Грязной улицы. При помощи прохожих Васильев внесет его обратно в дом. Там, не приходя в сознание, на руках друзей и окончит свой земной путь Кирилл Тимофеевич.

По завещанию все его средства, накопленные за годы службы в Российско-Американской компании, будут переданы родному Кунгуру для строительства сиротского приюта. Книги и рукописи Хлебникова отойдут кунгурской городской библиотеке, которой будет присвоено его имя. Просуществует эта библиотека почти сто лет, пока в дни очередного кровавого и бессмысленного бунта не будет разворована и частично сожжена беспамятными потомками. В доме почетных граждан Кунгура – Хлебниковых – новые власти устроят продуктовый склад…

Все это, по счастью, Хлебникову неизвестно. Ни далекие перспективы, ни собственный конец. Да и нужно ли вообще знать человеку, где и когда откроется его бессмертной душе скрываемый Вечностью последний причал – берег отдаленный?..

1990–2003
×