Звездный путь (сборник). Том 4, стр. 2

Чехов взглянул на монитор библиотечного компьютера Спока.

— В систему Сигма Дракона, сэр.

— Пристегнуться всем! — скомандовал Кирк. — Максимальная скорость без потери следа, мистер Зулу!

— Есть, капитан! Искривление шесть.

— Мистер Чехов, полную информацию о Сигме Дракона!

Зулу повернулся к Кирку:

— Прибытие: семь земных часов двадцать пять минут на искривлении шесть, сэр.

— Это точно — насчет следа, Скотти?

— Точно, капитан.

Чехов доложил с поста Спока:

— Входим в зону наблюдения Сигмы Дракона, сэр.

Тревога зазвенела в голосе Зулу:

— Капитан, я потерял след!

Кирк вскочил с кресла.

— Ты потерял след к Споку?

— Да, сэр. На искривлении шесть неожиданное активированное смещение.

— Ладно, не извиняйся, — сказал Кирк. — Мы потеряли этот корабль. Но он направляется именно в эту звездную систему и должен быть где-то поблизости. — Он обернулся к Чехову. — Дайте схему Сигмы Дракона на обзорный экран.

Тут же на экране появились девять планет, составлявших эту систему.

— Данные, мистер Чехов.

— Звезда спектрального типа Ж-9. Три планеты класса М имеют разумную жизнь. Первая планета находится на пятой ступени по шкале индустриального развития. Вторая планета класса М — на шестой.

— Примерно соответствует Земле в 20.30, — прикинул Кирк.

Вмешался Скотти:

— Но тот корабль, капитан! Либо они на тысячелетие впереди нас, либо это какой-то невероятный выверт дизайнеров.

— Третья планета класса М, мистер Чехов?

— Да, сэр. Никаких следов индустриального развития. На второй ступени двадцатибальной шкалы. Ледниковый период, по последним данным. Разумная жизнь обильна, но преимущественно на примитивном уровне. — Чехов обернулся и взглянул Кирку в лицо. — Конечно, сэр, ни в одном из трех случаев подробное наблюдение Федеральным контролем не проводилось. Вся информация основана на дальнобойном сканировании и отчетах о предварительных контактах. Неизвестно, насколько они точны.

— Ясно, мистер Чехов. Три планеты класса М, и ни у одной нет собственной возможности построить и запустить межзвездный корабль. И, однако, одной из них это явно удалось.

Чехов, считывавший информацию компьютера, был слишком удивлен последним, чтобы заметить иронию в голосе капитана. Он еще раз проверил данные, прежде чем подать голос:

— Капитан, вот странно: я обнаружил высокоэнергетичный генератор на седьмой планете.

— Это та самая, примитивная — обледенелая?

— Так точно, сэр.

— Источник энергии?

— Должно быть, природный — вулканическая активность, пар — любой из дюжины, сэр. Но пульсация очень ритмичная.

— Еще раз — данные о поверхности.

— Никаких следов высокоорганизованной цивилизации. Небольшие группы примитивных гуманоидов. Очевидно, обычная охотничье-собирательская стадия социального развития.

— И генератор высокой энергии с ритмичной пульсацией?

— Я этого не могу объяснить, капитан. — Кирк повернулся к остальным членам команды, находящимся на мостике:

— На этот раз мы не имеем времени на ошибки. Мы должны выбрать нужную планету, отправиться туда — и взять то, за чем мы пришли. Мистер Чехов, ваши предложения.

— Планета-три, сэр. Она ближе, населена плотнее остальных.

Скотти произнес:

— На пятом технологическом уровне они не могли бы запустить тот корабль, что мы видели.

— Как и ни одна из этих планет, — заметил Чехов.

— Нужно делать ставку там, где больше шансов, — резко ответил Скотти. — Капитан, я думаю — четвертая планета. По технологии она опережает третью.

— Да, — сказал Кирк, — но ионный ускоритель — это вне пределов даже нашей технологии. Кто же из них способен на такое?

— И что им надо с мозга мистера Спока? — подала голос Ухура. (Ухура говорит с необычным употреблением предлогов — нечто вроде речи иностранца).

— Что? — переспросил Кирк.

— Я сказала: что им надо с мозга мистера Спока? Какое употребление они могут сделать из него? Зачем им его хотеть?

Кирк пристально посмотрел на нее.

— Очень интересный вопрос, лейтенант. Действительно, зачем он им? Планета семь. Вы говорите, там ледники, мистер Чехов?

— Да, сэр. Уже несколько тысячелетий, по меньшей мере. Свободна ото льда только тропическая зона — но и там ужасно холодно. Там живут гуманоиды, но в кошмарных условиях.

— Но та энергия, мистер Чехов. Это там.

— Да, сэр. Это бессмыслица, но это там.

Кирк откинулся в кресле. Три дня — и тело Спока станет мертвым. Выбор. Снова выбор. Снова решение-приказ. Он решился.

— Я поведу группу поиска на седьмую планету. Скотти засопел и заворочался.

— Что такое, мистер Скотти?

— Ничего, сэр.

— Отлично. Мы отправляемся немедленно.

* * *

Кирк повидал в свое время разные унылые ландшафты, но этот, подумал он, занял бы первое место на межгалактической ярмарке унылости.

Если здесь и была какая-то растительность, она вряд ли заслуживала этого названия — темно-коричневая, похрустывавшая под ногами сухим инеем. Никакой зелени, только камни, черные под редкими клочками снега, застрявшего в расщелинах и неровностях. Непрерывно дул ветер. Кирк поежился, благословляя предусмотрительность, с которой он и остальные члены группы — Мак-Кой, Скотти, Чехов и двое охранников — надели термоизолирующую теплую одежду.

— Приборы, мистер Скотти? — его теплое дыхание сгустилось в легкий туман, пока он говорил.

— Рассеянные на большой площади жизненные формы. Гуманоиды — по большей части.

— Следите за ними. Это примитивы. Начинайте, прошу вас, мистер Чехов.

Чехов снял с плеча трикодер и приступил к работе на каменистом плато, где они только что материализовались. За его действиями наблюдал некий зритель. Над Чеховым возвышался крутой откос, рассеченный узкой щелью и покрытый мочалками чахлой поросли. Завернутая в меха фигура, вооруженная грубой сучковатой дубинкой, вскарабкалась по щели и теперь лежала ничком на краю скалы, глядя сквозь редкие растения на то, что происходило внизу.

Чехов повернулся к своим:

— Никаких построек, капитан. Никаких следов явного потребления или генерации энергии. Атмосфера в порядке. Температура — самое большее минус 40. Можно жить.

— Если у тебя толстая шкура, — заметил Мак-Кой.

К фигуре на вершине скалы присоединилось еще несколько закутанных в меха созданий с лицами, закрытыми капюшонами, как не бывает у парок. Они передвигались от камня к камню, сближаясь, как будто сжимая кольцо. У большинства в руках были дубинки. Один держал копье.

— Капитан! — завопил Чехов. — Там кто-то есть! Там, наверху… на той скале.

— Фазеры на оглушающее действие. Стрелять только по моей команде, — приказал Кирк.

Чехов снова поднял глаза от своего трикодера.

— Я засек шестерых, сэр. Гуманоиды. Большие.

— Помните, мне нужен один в сознании, — сказал Кирк остальным.

В этот момент огромный человек, с жутко заросшим лицом, поднялся на скале во весь рост и, размахнувшись своей дубиной, метнул ее вниз. Она попала в одного из охранников, и тот вскрикнул от боли и неожиданности. Этот вопль заставил вскочить на ноги остальных пятерых, которые обрушили на «Энтерпрайз» град камней и дубин.

Прицелившись в одного из них, Кирк нажал на спуск. Человек упал и скатился вниз по склону, ошеломленный ударом. Вопя что-то друг другу, остальные скрылись.

Пленник оказался крепкоголовым. Сознание вернулось к нему на удивление скоро, и он попытался подняться, но Скотти скрутил его захватом из арсенала дзюдо, так что любая попытка пошевелиться грозила болью. Человек (а это был человек) сдался. Он со страхом посмотрел снизу вверх на Кирка. Протянув открытую ладонь в дружественном жесте, Кирк произнес:

— Мы не хотим тебе зла. Мы не враги. Мы хотим быть твоими друзьями.

Страх в глазах человека погас. Кирк заговорил снова:

×