Кредитные истории (СИ), стр. 2

Нет чудесного способа отказаться от кредита или переписать его на другого человека. Нельзя просто так взять и не заплатить, надеясь на чудо. Если случился кризис, если семейный бюджет рухнул, то не надо делать вид, что никакого кредита нет, и все это само собой решится по щучьему велению. Нужно планомерно, шаг за шагом ситуацию исправлять. Изучать договоры, писать заявления и претензии, разбить кредиты на те, что еще можно платить и на те, которые платить уже нет смысла. Причем делать это нужно в спокойной обстановке, все тщательно взвешивать и просчитывать. Обращаться за советом и консультацией к тем, кто в этом разбирается. Но многие начинают метаться, судорожно переписываться с такими же дилетантами на форумах, делать какие-то непонятные вещи.

Один найдет в законе «О персональных данных» строчку, что в случае отзыва персональных данных, оператор будет обязан прекратить их обработку. Человек обрадуется и разместит свою находку на каком-нибудь форуме. Напишет, что для того, чтобы уберечься от требований банка, нужно всего-то написать заявление об отзыве персональных данных и все - банк лишится права звонить и писать должнику. Потом эту запись на форуме увидят сотни других пользователей и поднимут тему, написав тысячи комментариев. Дальше какой-нибудь журналист об этом расскажет в СМИ, а другой скопирует. Смотришь, и уже через несколько месяцев опытные юристы с умным видом консультируют граждан и предлагают им за деньги оформить отзыв на обработку персональных данных.

Правда никто из них не учитывает, что в законе «О персональных данных» есть еще и другие статьи. И одна из них гласит, что банк имеет право использовать персональные данные по своему усмотрению, если это нужно для исполнения договора. Поэтому, пока договор не исполнен и кредит не погашен, банк вправе обрабатывать персональные данные так, как ему будет угодно. Это значит, что вместо того, чтобы носиться по некомпетентным специалистам и платить им деньги, отправлять заявления об отзыве персональных данных и ждать чуда, нужно всего лишь включить голову и задуматься.

Ну, правда, разве может быть принят такой закон, который бы позволил запретить уведомлять должника в случае просрочки? Тогда все бы так и делали: оформляли кредиты, отзывали персональные данные и наслаждались тяжестью бумажника в тишине и спокойствии. Кто-бы чего не говорил, а законы пишутся неглупыми людьми. Представьте, как бы весело мы жили, если бы законы писали те, кто спрашивает: «как взять кредит и не отдавать?».

В целом получается ситуация, когда люди, не подумав и не изучив договор, берут кредит, а потом оказывается, что его нужно отдавать, да еще и без просрочек. И не тогда, когда есть деньги или когда хочется, а в строго определенные графиком дни. Сказка то, оказывается, была всего лишь рекламной уловкой. В мире кредитов приходится за все платить по-настоящему. И вот уже размер просроченной задолженности по розничным кредитам в России подбирается к триллиону рублей.

Но не нужно думать, что всю книгу я буду ругать заемщиков. Это была, так сказать, профилактика, чтобы не расслаблялись. На самом деле, круг виноватых в том, что в стране так много должников, немного шире. Я могу определить трех виновников, которых обозначу ниже. Отмечу, что на протяжении всей книги я буду постоянно упоминать о каждом из них, чтобы к концу ни у кого не оставалось иллюзий в их невиновности. Итак, это:

Сами заемщики. Как я уже писал выше – заемщик не предусмотрел риски, понадеялся на авось, не подумал семь раз, прежде чем подписать договор. И вот он на почетном третьем месте в рейтинге виновников невозврата кредитов.

Государство. Вроде бы, какое отношение государство имеет к обязательствам двух субъектов? Один дал в долг, другой не отдал, при чем тут государство? Поясню. Как вы знаете, именно государство принимает законы и контролирует их исполнение. И, если что-то в государстве складывается несправедливо или неправильно, то это вина органов власти. Вот некоторые из примеров:

Законодательная власть разрабатывает законы, на основании которых в том числе регулируется процесс возврата кредитов. А в законах бывают «дыры», неточности, двусмысленности, противоречия. Например, в законе «О потребительском кредите» указано, что лицо, с которым кредитор заключил агентский договор, предусматривающий совершение таким лицом юридических действий направленных на возврат во внесудебном порядке задолженности имеет право взаимодействовать с должником. Если перевести на русский, то тут написано, что коллекторы имеют право требовать долги. Конечно, это скрыто под расплывчатым термином «взаимодействовать с должником», но сути не меняет. Однако в то же время Гражданский кодекс гласит, что «обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон». Это значит, что, т.к. гражданин не является стороной в агентском договоре, заключенном между банком и коллектором, то никаких обязательств перед коллекторами у него не возникает. Коллекторы имеют право звонить и требовать долг, а должники имеют право их отправлять по адресу матери Кузьмы. И оба правы. Вот такая коллизия.

Законы пытаются отрегулировать банковскую отрасль. Но, как говорится «несовершенство наших законов компенсируется необязательностью их исполнения».  На любую жесткую норму права банковский бизнес находит лазейки. И это не удивительно, ведь порой и законы в стране и договоры для банков составляются одними и теми же людьми.

Исполнительная власть, по сути, формирует всю внутреннюю политику государства. От нее зависит, как исполняется закон и она должна давать чувство защищенности своим гражданам. Но вот представьте, что в городской отдел полиции города Алапаевска приходит взлохмаченная женщина и начинает плакаться, что всю ночь на ее домашний телефон звонил коллектор и требовал вернуть кредит, ругался матом, хамил и угрожал выбить окна. Телефон московский. Полицейский алапаевский. Что он может сказать женщине?

Скорее всего, он ей расскажет, что:

- у нас телефонные звонки не запрещены законом (и это правда);

- у коллекторов есть право «взаимодействовать» с должниками (тоже чистая правда);

- если честно, то полицейский из Алапаевска вообще ничего не может сделать, чтобы защитить женщину от взыскателя, который не называет себя и звонит с номера, по которому его не отследить.

На этом исполнение закона закончилось. Полицейский и заявление у гражданки не примет, скорей всего.

Судебная власть. Но по ней разговор особый, далее я обязательно выделю эту тему в отдельную главу. Вкратце можно коснуться  и рассказать вот о чем. Раньше банки при оформлении кредита навязывали заемщикам различные комиссии – за ведение счета, за выдачу кредита и т.д. Это было нормальной банковской практикой на протяжении пяти-шести лет, пока Президиум Высшего Арбитражного Суда не признал ее незаконной. То есть все эти годы, ежедневно, сотни банков выдавали тысячам заемщикам кредиты с навязанной комиссией. И заработали на одной этой «услуге» такие суммы, что можно было, наверное, купить небольшую страну. Возникает вопрос: почему между первой незаконной комиссией и разъяснением Президиума ВАС прошло так много времени? Если измерить в рублях, то в какую сумму оборачивается неповоротливость судебной власти в век мгновенного распространения информации?

Ну, да ладно. Хорошо, что эта комиссия была признана незаконной, а раз так, то ее можно вернуть назад через суд. Поэтому многие заемщики обрадовались возможности возвратить свои денежки, стали подавать иски и выигрывать дела. А на про-банковских порталах и СМИ поднялась настоящая волна возмущения. Банкиры жаловались, что исков поступает много, и банки несут денежные потери. А банку нельзя терять, он должен зарабатывать. Это же нечестно, что люди забирают деньги назад. Не по понятиям.

И что происходит? Вдруг появляется некий «Обзор судебной практики», который в одночасье превращает огромный поток исков в тоненький высыхающий ручеек. Дело в том, что раньше, подавая иск, трехлетний срок исковой давности высчитывался с момента последнего платежа. То есть, если человек брал кредит в 2010 году и подавал иск в 2014 году, то он мог возвратить комиссии, которые он выплачивал банку в 2012, 2013 и 2014 году. Истец высчитывал с момента подачи иска три года назад и все, что удавалось зацепить – возвращал обратно.

×