Государственность и бизнес: «сиамские близнецы»?, стр. 1

«О текущем моменте» № 7 (19), июль 2003 года

Государственность и бизнес: «сиамские близнецы»? либо нераздельность двух аспектов общественной политики

1. Уроды, сросшиеся вместе, — так называемые «сиамские близнецы» — рождались всегда, хотя статистика их появления на свет составляет небольшую долю от общего количества нормальных младенцев, приходящих в мир. Поэтому, для родителей и самих «сиамских близнецов» их телесная неполноценность — жизненная драма, достойная сострадания окружающих. Но ещё никогда не было такого, чтобы на протяжении нескольких месяцев (с середины апреля до середины июля) с упорством и настойчивостью, достойными лучшего применения, внимание телезрителей привлекали к такого рода редким ошибкам природы.

Весь июль — культовые демонстрации операций с разделением «сиамских близнецов». В Москве — 11-летних девочек из Киргизии; в Сингапуре — 29-летних девушек из Ирана, и снова в Сингапуре — 7-месячных младенцев из Южной Кореи; сообщения о факте рождения двухголовой девочки (два позвоночника в одном туловище) в Аргентине и её смерти спустя три недели.

И это приводит к вопросу: вкладывается какой-либо скрытый смысл в эту информационную кампанию и что она в этом случае собой представляет? — попытку привить стереотип извращённого восприятия реальности или объективный признак процесса отображения уродливости бытия современной технократической цивилизации? или иносказательно-символическое уведомление посвящённых в нечто о чём-то?

2. Нынешняя глобальная цивилизация породила множество уродств в различных видах жизнедеятельности общества и сегодня иногда успешно (подобно тому, как это получилось с Зитой и Гитой в Москве), но чаще безуспешно (подобно тому, как получилось с иранскими девушками в Сингапуре) пытается хоть что-то сделать, чтобы свести к минимуму последствия прошлых ошибок и, насколько позволяют технологии, исправить сами уродства. Но даже после успешного проведения операций по исправлению разного рода уродств наследие прошлого не исчезает бесследно (так и в случае медицински успешного разделения реальных «сиамских близнецов» остаются психологические травмы и два не вполне здоровых или искалеченных тела (в случае непарного комплекта внутренних органов и конечностей «сиамских близнецов»)).

То, что современная пресса и телевидение находятся в состоянии вечной погони за фактами, которыми можно шокировать современного обывателя — один из главных признаков уродства современного бытия. Да, в жизни ежедневно происходит множество событий, на которые можно обратить внимание телезрителя, потому что они обладают действительно общественной в целом значимостью. И показ каждого из них будет оказывать в статистическом смысле предсказуемое воздействие на психику индивида, проводящего несколько часов перед экраном телевизора. Но почему в последнее десятилетие прошлого века и в начале нынешнего — XXI века ТВ пытается упорно приковать внимание телезрителя ко всему уродливому, негативному в жизни если не всего человечества, то по крайней мере России?

Негатив всегда присутствовал в жизни общества, но статистически он занимал и пока ещё занимает в обыденной жизни не более 1 — 2 % от всех свершившихся событий. Сосредоточение внимания телезрителя на них — это что: борьба с негативом? или программирование негатива, чтобы он и впредь укреплял позиции в качестве уродливой доминанты жизни современной цивилизации?

Ответ на эти вопросы прост, если понимать, что весь показываемый негатив (катастрофы, преступления против общества и личности, сексуальные извращения и т.п.) представляет собой явления-следствия, а не явления-причины, которые неизбежно (в смысле предопределённости статистики) влекут за собой именно эти негативные явления-следствия. Но явлений-причин телевизионная и прочая журналистика не видит, боится их, а если видит и понимает, то предпочитает о них помалкивать, потому что от них же и кормится. И печальная статистика смертей журналистов — казалось бы непримиримых и неподкупных «борцов со злом» (таких, как Д.Холодов и Ю.Щекочихин) — показывает, что все они избегали затрагивать явления-причины и раздували «мыльные пузыри», в которых в преувеличенном и искажённом виде отражались явления-следствия, подменяя собой реальную статистику фактов в жизни общества.

3. Как-то в одной из телепередач С-Петербургского телевидения пресс-секретарь губернатора задал вопрос присутствующим корреспондентам: «Если вы посреди двора увидите клумбу с цветами и кучу мусора, что вы будете снимать?». И не дожидаясь ответа корреспондентов, утвердительно заявил: «Конечно, кучу мусора!».

Мы живём в толпо-“элитарном” обществе. «Толпа, — по определению В.Г.Белинского, — собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету»; авторитету — либо вождей, либо предания, либо священного писания. В современном мире нет таких персон, чей авторитет был бы безраздельно властен над толпой, подобно тому как некогда был властен авторитет царей, королей, папы римского или «великих диктаторов». Функцию таких авторитетов в современном обществе заменило многоликое телевидение, которое как объективное явление — атрибут современной технократической цивилизации. И сегодня спор о том, хорош или плох этот инструмент (атрибут) — спор бессмысленный, как бессмысленен спор о том, хорош или плох нож. Всё зависит от того, в каких целях этот инструмент используется. Пока же с полной определённостью можно сказать, что к началу XXI века ни один ведущий самой популярной программы ТВ, ни один политический деятель любого государства не может сравниться по мощи воздействия на психику толпы с телевидением. И под власть этого воздействия попадают и те, кто утверждает, что вообще не имеет в доме телевизора и не смотрит его никогда и нигде. Телевидение всё равно формирует их мировоззрение и миропонимание, если не прямо, то опосредованно, через ближайший круг родственников, знакомых, профессионалов, в среде которых они вынуждены проводить большую часть времени своего бодрствования и которые смотрят телевидение. Жить в обществе и быть свободным от него невозможно было никогда, тем более это невозможно в начале XXI века: разница только в том, что если в прошлом это была обусловленность жизни личности обстоятельствами преимущественно локального характера (жизнью общества села, города, где жил человек), то теперь всё большее воздействие на жизнь личности оказывают глобальные процессы.

4. А на подходе ещё более серьёзный инструмент современной цивилизации — «интерактивное телевидение», суть которого — в программном симбиозе телевидения и интернета. В интерактивном телевидении каждому телезрителю будет предоставлена возможность «формировать свой особенный, единственный в своём роде персональный канал». Однако, прежде чем такой канал будет активизирован, телезритель должен будет не просто зарегистрироваться на соответствующем сервере, но и выразить в определённой лексике свои информационные пристрастия.

С точки зрения достаточно общей теории управления (ДОТУ) он должен будет заявить на сервере свой неупорядоченный вектор целей, который внешне будет выглядеть, как выражение его личностных интересов: хочу смотреть то-то и то-то (спортивные, сексуальные, политические передачи, детективы и т.п.). Соответствующая программа, активизированная на сервере, вычислит его вектор ошибки (разницу между вектором цели и вектором состояния), соотносясь с вектором целей хозяев системы интерактивного телевещания, и подберёт в соответствии с «личностными» пристрастиями то, что якобы отвечает интересам телезрителя, но в действительности ведёт его к тому, что он станет носителем определённых мнений, необходимых хозяевам системы интерактивного телевещания.

Слово «личностные» взяты в кавычки потому, что личность будет заявлять свои пожелания в общем виде — некую форму этих пожеланий, а содержательное наполнение формы за него сделают хозяева системы интерактивного телевещания, в которой и будет формироваться персональный канал телезрителя. После того, как телезритель привыкнет к «своему первому каналу» и прекратит бездумно щёлкать кнопками пульта управления телевизора, он, сам того не заметив, включится в систему программирования, как своего «личностного» мировоззрения и миропонимания, так и общества в целом в соответствии с потребностями хозяев системы. Таким образом, можно будет осуществлять контроль за мыслями всего «гражданского общества» — толпы бездумных и безвольных зрителей, которые, чем больше будут внимать своему «личному» телеканалу — тем меньше будут испытывать потребность думать самостоятельно и совершенствовать свою культуру мышления.

×