К 100-летию начала строительства многопартийности в России, стр. 1

«О текущем моменте» № 11 (35), ноябрь 2004 г.[1]

К 100-летию начала строительства многопартийности в России

Общественные интересы не так разнообразны и недружелюбны между собою, как личные мнения, и первые легче согласить, чем вторые.

В.О.Ключевский «Политические мысли». 20 декабря 1905 г.

1. Состояние концептуальной неопределённости, в которое мировое сообщество в целом и российское общество в частности вступило в 1991 году, спустя 13 лет перешло в качественно иное состояние. Это произошло не только потому, что 1991 год стал неким рубежом, после которого мировая цивилизация, как и в 1917 году, после развала государственности России перешла в качественно иное состояние, на что очень скоро обратили внимание многие видные политики и государственные деятели. Но ещё и потому, что именно в этом году произошло другое не менее важное событие — появление на свет Концепции общественной безопасности (КОБ), альтернативно объемлющей по отношению к доминирующей в мире библейской концепции скрытного осуществления рабовладения в глобальных масштабах. И хотя на это событие мировая политика пока ещё не отреагировала, называя вещи их именами, — сам факт присутствия в общеполитической жизни и в мировой сети интернет информации КОБ оказывает необратимое влияние на процесс разрешения концептуальной неопределённости управления как в России, так и в глобальных масштабах. Это влияние проявилось как в явно видимых всем событиях глобальной и внешней политики ноября 2004 года (выборы 44-го президента США и кризис государственности Украины), так и в процессах, значимость которых далеко не все политики способны сегодня правильно оценить.

2. Далее речь пойдёт о процессе партийного строительства и его роли в политической жизни России и мира. И хотя многим может показаться, что эти процессы (выборы президента США, Украины и партийного строительства в самой России) никак меж собой не связаны, тем не менее это не так. Даже первичная оценка результатов прошедших выборов президента США и повторного прихода к власти в Соединённых Штатах республиканской партии с позиций «многопартийности» показывает их двоякое значение. С одной стороны, это говорит о том, что «патриотические» устремления республиканцев в американском истеблишменте (по крайней мере на данном историческом этапе) по-прежнему будут доминировать над космополитизмом демократов. Но с другой стороны, если вспомнить некие пророчества, неоднократно оглашавшиеся в СМИ о том, что 44-й президент США может оказаться последним президентом в истории этой страны, то можно говорить и о том, что демократы «уступили» власть республиканцам, чтобы те сделали за них всю «грязную» работу по развалу государственности Соединённых Штатов.

Однако говорить о том, что они уступили власть администрации Дж.Буша сами, тоже было бы неправильно. Демократы рвались к власти как никогда ранее. Начиная с 2003 г. в анти-Бушевскую пропагандистскую кампанию были вброшены огромные ресурсы. Даже биржевой спекулянт и “учитель демократии” Дж.Сорос решил повторить «подвиг Березовского» и выступил против правящего в США режима: с начала он не раз заявлял (в конце 2003 г. и в 2004 г.), что готов потратить значительную часть своего состояния ради того, чтобы не допустить Дж.Буша на второй президентский срок, называя это главной целью своей жизни; а потом и действительно «вложился» с изрядной суммой (18 млн. долларов из 7,2 млрд. долларов его состояния) в анти-Бушевскую кампанию и проиграл.

Ещё одни пример: в 2004 году на Каннском кинофестивале во Франции главный приз, «Золотую пальмовую ветвь», присудили фильму «9/11 по Фаренгейту» (режиссёр — американский диссидент Майкл Мур, давний враг Буша, его семьи и администрации). Фильм в жёсткой форме критикует политику Дж.Буша и его администрации после событий 11.09.2001 г., политику в Ираке, а сам президент Дж.Буш выведен в фильме в крайне сатирическом образе. В этом событии примечательно следующее:

· Каннский кинофестиваль считается фестивалем «высокохудожественного», “элитарного”, «утончённого» кино. А «9/11 по Фаренгейту» — это не художественный фильм, а “документальный” — издевательски-пропагандистский;

· никогда с 1956 года документальные ленты не побеждали на Каннском фестивале;

· картину М.Мура продюсировала студия «Miramax», глава которой — Харви Вайнстайн — известный спонсор партии демократов в США;

· дистрибьютор картины, студия «Walt Disney», заявила о своём нежелании выпускать фильм до президентских выборов. Но после оглушительной победы в Каннах право на прокат картины в США у кинокомпании «Walt Disney» выкупили основатели студии «Miramax» — братья Вайнштейны — за 6 миллионов долларов. Режиссёр М.Мур в интервью телекомпании «Эй-би-си» заявил, что этой картиной он хотел сделать так, чтобы господина Буша убрали из Белого дома.

То есть «мировая закулиса» через свою массовку в Европе поддержала анти-Бушевскую пропаганду в США. И именно после этого в США были вынуждены пустить фильм в прокат, под давлением созданного ему в Европе авторитета.

По сути же обе последние выборные кампании за пост президента США «мировая закулиса» проиграла.

При этом в 2000 г. итоги выборов едва не поставили американское общество в такое же положение, которое ныне (декабрь 2004 г.) имеет место на Украине. Но тогда — в 2000 г. в США не нашлось иной закулисной силы, которая бы выгнала массовку на улицу и дирижировала бы ею в период государственного безвластия. Иными словами, рассматривая перманентную борьбу «нанайских мальчиков» — «республиканцы — демократы» с надгосударственного уровня управления, можно выявить опасность многопартийности и формальной демократии даже для такой, казалось бы внешне несокрушимой государственности, каковой многим кажется сегодня государственность США. Причины этого те же, что и в России, — концептуальная неопределённость жизни общества и государственного управления, как следствие того, что общественные интересы населения США далеко не всегда и не во всём совпадают с кланово-корпоративными интересами «мировой закулисы». Соответственно этому обстоятельству в наши дни политику США надо рассматривать не как политику их государственного доминирования в «однополярном мире», а в событийном потоке взаимоотношений США с «мировой закулисой» — теми, кто по своему субъективному произволу в ХХ веке возвёл их в ранг мировой «сверхдержавы». При этом концептуальная неопределённость общественно-политической жизни США выражается в своей специфике, а характер психотипов американцев-демократов и американцев-республиканцев таков, что разрешение концептуальных неопределённостей управления в русле глобальной политики для современной России и США более возможно, когда в США у власти находятся республиканцы.

Ключевой фигурой в глобальной политике, в которой есть две тенденции (на развал США или наоборот — на процесс изменения внешнеполитической линии США) может оказаться фигура Кандолизы Райс — первой в истории США афроамериканки, назначенной на этот важный в сфере внешней и глобальной политики пост. Оценки психологами её личности, просочившиеся в прессу, говорят о том, что по сравнению с фигурами её предшественников на этом посту (Генри Киссенджера, Збигнева Бжезинского, Мадлен Олбрайт и Коллин Пауэла) — это наиболее жёсткий политик, менее других своих предшественников склонный к компромиссам. В этих словах психологов, даже не имеющих представления о концептуальной власти и концептуальной определённости управления, может выражаться и то, что Кандолиза Райс не «упёртая», а более приверженная концептуальной определённости, нежели её предшественники.

Если же добавить к этому хорошее знание ею России и владение русским языком и некоторое (вопрос: какое?) понимание той особой роли, которую России предстоит играть в глобальной политике XXI века, то назначение этой фигуры на пост госсекретаря США предстаёт в несколько ином свете, чем это хотели показать все мировые СМИ.

×