Сказка для влюбленных, стр. 2

Денни вез жене изумительное кольцо с изумрудом, которое сделал один из друзей его отца по специальному заказу. Колечко было изящным, нежным и неповторимым, как пальчики Лауры. На платиновом листочке лежала капля росы. Изумруд был такой чистоты и так искусно отшлифован, что в зависимости от освещения менял цвет от почти прозрачного до густо-зеленого. Камень жил и менялся так же, как менялись глаза Лауры в зависимости от настроения и времени суток. Когда-то Денни пообещал, что на каждую годовщину свадьбы будет дарить своей жене кольцо с изумрудом. И каждый год выдумывал новый необычный вариант рисунка, специально выбирал камень и способ вручения подарка. Пять лет это было их игрой. В шкатулке Лауры уже хранились четыре кольца. За долгую жизнь можно было накопить уникальную коллекцию, которую потом не стыдно было бы показывать внукам и выставлять в музеях изящных искусств.

Денни самодовольно улыбался, зная, что Лаура оценит его старания и будет сегодня особенно ласкова. Что делать, взрослые женщины в душе всегда остаются маленькими девочками, которые каждый день ждут от жизни чудес. Хорошо, что Денни понимал это. И ему доставляло удовольствие смотреть, как начинают блестеть глаза жены при виде еще одного необычного подарка.

Интересно, какое белье она сегодня выберет? Лаура знала слабость мужа к красоте и экстравагантности и никогда не разочаровывала его. Он каждый год дарил ей новый вариант кольца, а она каждый раз придумывала потрясающий и необычный наряд для любви. В прошлом году она сделала себе белье из маргариток. Они хохотали до упаду, гадая на тоненьких лепестках о будущем. Потом любили друг друга, и тонкий аромат цветов смешивался с запахом их тел, источавших желание.

Что будет в этот раз?

Денни осторожно приоткрыл дверь. В доме было так тихо, что звенело в ушах. Обычно, открывая дверь, он попадал в море разнообразных звуков и запахов: телевизор, звонил телефон, гудела кофемолка, жена напевала, она всегда напевала, когда была в хорошем настроении, запах цветов смешивался с запахом горячих булочек, кофе, фруктов. Дом жил и ждал его.

На этот раз дом был пуст и неприветлив. У Денни сжалось сердце. Что-то случилось... Даже когда Лауры не было дома, он не был мертвым, он жил в ожидании хозяев. Может быть, ей стало плохо и она прилегла, уговаривал себя Денни, понимая, что все гораздо хуже.

Он обошел весь дом, вышел во внутренний двор, заглянул во все подсобные помещения. Лауры нигде не было. Машина стояла на месте. Значит, она не уехала, а вышла на несколько минут, опять попытался заняться самовнушением Денни.

Он вернулся в дом и прошел в библиотеку (Лаура не любила эту комнату и бывала здесь очень редко). На столе, на самом видном месте, лежал белый листок. Как он мог не заметить его раньше? Значит, он просто отказывался верить, что все именно так. Он взял записку и долго не мог понять, что там написано. Перечитал несколько раз и стал методично рвать ее на мелкие кусочки.

«Денни! Прости, милый! Не ищи меня. Я не вернусь. Спасибо тебе за все. Твои подарки я забрала с собой. Мне будет приятно вспоминать тебя. Лаура».

И больше ни слова.

Почему? Этот вопрос не давал ему покоя ни днем, ни ночью в течение всего этого месяца. Его не интересовало, с кем она уехала и куда, но он хотел знать, почему она это сделала. Все пять лет, проведенные вместе, не давали ему повода думать, что его жена может быть чем-то недовольна. Она всегда была весела и благодушна, неизменно нежна с ним, приветлива с его друзьями и родными. Никогда, даже в редкие моменты их ссор, она не говорила, что сомневается в их браке.

Почему? Что он сделал не так? Что прошло мимо него, а он этого не заметил? Он мог поклясться, что у нее не было никакого тайного романа. Он бы обязательно догадался. Женщина, влюбленная в другого, меняется. Не было никаких загадочных звонков или писем, не было ее неопределенных отлучек из дома. Она только пару раз ездила к родным без него. Но он доверял ей. Она возвращалась оттуда довольная, окрыленная, какая-то новая, но абсолютно родная.

Денни решил, что должен выяснить, что произошло в его жизни. Что могло случиться с его женой и с ним самим и почему она решила бросить его? Он ни одной минуты не сомневался, что она уехала насовсем, но никак не мог понять, почему она это сделала. Их семейная жизнь была безоблачной. Они даже не спорили никогда. Мелкие семейные распри на тему «кого пригласить к ужину» в расчет не шли. Лаура всегда могла с улыбкой урегулировать все их споры. И Денни иногда с восхищением признавал, что жена его оказывалась права. Они приглашали в дом только очень значимых и нужных людей, которые могли помочь Денни в продвижении его бизнеса. Денни иногда задумывался о том, что его родители крайне редко бывают у них в гостях, хотя они с отцом и матерью всегда были очень близки, но Лаура умела так мило объяснять не сочетаемость одного гостя с другим, что Денни прекращал спорить.

В общем и целом их жизнь текла по установленному руслу, и это никого не тяготило. К тому же Денни понимал, что родители живут на другом континенте и согласовать их присутствие в удобное для всех время достаточно тяжело. Он привык во всем полагаться на Лауру и перестал обращать на это внимание.

Сейчас он понимал, что она умудрилась оградить его от людей, которые были близки ему по духу, по стилю жизни. В какой-то момент он стал общаться только с денежными мешками, новой аристократией, которые могли вложить деньги в выгодную сделку, но никогда ни фунта не дали бы взаймы, случись у них с женой что-то непредвиденное. Отец не слишком одобрял его новый образ жизни. Но, однажды отпустив сына в свободное плавание, Терри Харпер не докучал ему советами.

Денни вспомнил, что единственная серьезная размолвка с отцом произошла всего однажды. И в этом была замешана Лаура. Отец прямо высказал свое мнение, но не стал упорствовать, когда сын попробовал настоять на своем.

Денни прекрасно помнил тот день, потому что он во многом определил его дальнейшую жизнь. Это был двойной праздник. Терри Харпер открывал новую художественную галерею и представлял публике никому не известного авангардного художника.

Денни не просто любил своего отца, он им восхищался. Терренс Харпер был образцом для подражания во всех ведомых Денни смыслах. Отец обладал всеми неисчислимыми достоинствами человека и мужчины. Он был добр, спокоен, объективен и насмешлив одновременно. Родившись в очень богатой семье с Юга, отец с младенчества мог позволить себе ничем не заниматься. Все это с блеском выполняли тысячи нанятых работников, которые виртуозно управляли империей Харперов. Терри вполне мог превратиться в золотого мальчика этой империи и потратить свою жизнь на пустяки.

Но ангел-хранитель не позволил талантливому юноше превратиться в придаток к своему огромному состоянию. Терри родился со звездой во лбу. Он мог бы стать великолепным музыкантом, писателем, художником, гениальным актером, собирателем и хранителем раритетов искусства, он мог бы писать занимательные истории, мог быть великим донжуаном, но... не стал никем. Или стал всем вместе.

Терри обладал столь исключительным вкусом в сфере искусств, что его единственной и подлинной страстью в жизни стал поиск гениев. Он умел по одному штриху на полотне угадать будущего основателя нового направления в живописи, по нескольким строкам — нового властителя дум, он чувствовал приближение нового витка моды, нового эпатажного направления в музыке. Как идеальный лоцман, Терри ориентировался в настроениях толпы и знал, куда звать ее завтра. Он придумывал и осуществлял самые невероятные и грандиозные проекты в мире искусства, заставляя всех верить, что только данное сочетание людей, вещей и идей есть прорыв в завтрашний день.

Денни всегда с некоторой завистью наблюдал, как отец, небрежно рассматривая неказистый каталог неизвестного художника, воодушевленно обращался к матери и предсказывал с точностью до дня, когда этого человека начнут носить на руках.

×