Исход, стр. 2

Письма из Эль-Амарны служат важнейшим источником информации о положении дел в египетской провинции Ханаан в первой половине 14 в. до н. э. В ту эпоху властители Египта попустительствовали интригам местных правителей и проявляли терпимость и снисхождение даже по отношению к наиболее отчаянным авантюристам. Зачастую фараон игнорировал призывы о помощи, с которыми обращались к нему его ханаанские сторонники. Одним из таких сторонников был правитель Иерусалима. Его имя является теофорным и пишется Абди-Хеба. Хеба – это имя известной хурритской богини, что же касается первой части имени, то существует сомнение относительно того, следует ли читать его как "Абди", в соответствии с правилами чтения западно-семитского языка, или "Фути", как оно бы читалось по-угаритски.

Нет сомнения в том, что разговорным языком жителей Иерусалима в то время был западно-семитский язык, близкий к библейскому ивриту. Об этом свидетельствуют отдельные западно-семитские слова, которые мы встречаем в аккадских письмах Абди-Хеба. Эти слова, как правило, служили для дополнительного разъяснения аккадских слов. Среди них мы находим: зу-ру-у (зроа, рука), са-де-е (саде, поле), са-ду-ук (цадик, цадок, блаженный) и а-ба-да-ат (аведа, пропажа).

Письмо № 286 из архива Эль-Амарна:

"Господин мой, Царь! Так сказал Абди-Хеба, раб твой: семью раз припадаю к ногам твоим. [Так] оклеветали меня: "Абди-Хеба восстал против Царя, господина своего". Не мать и не отец мой сделали меня тем, кто я есть: мощная рука Царя возвела меня на отцовский [престол]. Как же я согрешу против Царя, господина моего? И пока жив царь, господин мой, так скажу я царскому наместнику, господину моему: "Зачем тебе любить аафру и ненавидеть правителей городов?" Оклеветали меня Царю, господину моему, потому что сказал я: "Пропали земли Царя, господина моего", и потому оклеветали меня перед Царем, господином моим. Пусть знает Царь, господин мой, что когда выставил Царь, господин мой, стражу, то взял ее Янхему и послал к границам Египта. Пусть знает Царь, господин мой, что нет [здесь] стражи. Пусть позаботится Царь о своей стране. Пусть позаботится Царь о своих землях, потому что восстали они. Малкиулу погубит всю землю Царя. Пусть позаботится Царь о своей земле.

Сказал я себе самому: "Приду я к Царю, господину моему, и предстану перед лицом Царя, господина моего". Но велика война у меня, и поэтому не смогу я придти к Царю, господину моему. Поэтому, да будет на то воля Царя, и пошлет он стражу свою, и тогда смогу я придти к нему и предстать перед лицом Царя, господина моего.

И пока жив Царь, господин мой, и посылает наместников (из Египта), сказал я: "Пропали земли Царя, господина моего", но ты не внял мне. Все правители городов отвернулись от Царя, и нет ни одного правителя на стороне Царя, господина моего. Пусть подумает Царь, господин мой, о [посылке] войска, и пошлет войско. Царь, господин мой, нет больше у Царя его земель! Аафру ограбили царские земли!

Если пошлет Царь, господин мой, войско в этом году, то вернет себе свои земли: а если не будет войска, то пропали земли Царя, господина моего.

Царскому писцу: Господин мой, так сказал Абди-Хеба, раб твой: скажи хорошие слова Царю, господину моему. Господин мой, пропали все земли Царя, господина моего!"

Письмо № 287 из архива Эль-Амарна:

"Господин мой. Царь! Так сказал Абди-Хеба, раб твой: семью семь раз падаю я к ногам твоим!

[Посмотри] на все, что сделали против меня: ввели войско в [Рубуту/Клиу]. Теперь о том, что сделали… ввели в Рубуту. Пусть Царь знает! Во всех странах мир, и только против меня ведут войну. Пусть позаботится Царь о своей земле. Страна Гезер, страна Ашкелон и город Лахиш дали им хлеб, масло и все, что они просили. Пусть позаботится Царь послать войско. Пусть пошлет Царь войско против людей, которые восстали против Царя, господина моего. Если будет войско в этом году, то останутся земли и правители городов под властью Царя, господина моего. А если не будет войска, то отойдут земли и правители городов от Царя. Взгляни на страну (город – государство) Иерусалим, не мать и не отец мой сделали меня тем, кто я есть: мощная рука Царя дала мне [его]. Малкиулу и сыновья Лабайа отдали страну Царя аафру. О, Царь, господин мой, увидишь ты, что я прав по поводу нубийцев; пусть спросит Царь у наместников (рабицу), крепок ли дом. Замыслили они [сделать] серьезное преступление: взяли они (нубийцы) свое оружие и вскарабкались на опору крыши [дома]. И пусть пошлет Царь в город (Иерусалим) войско. Пусть позаботится Царь о них, и все земли соберутся под их властью. И пусть попросит царь для них много хлеба, много масла и много одежды.

Еще до того, как Фаура, наместник Царя, приехал в Иерусалим, ушел Адайя вместе с войском, которое послал Царь. Пусть Царь знает [об этом]! Сказал мне Адайя:

"Послушай, отпусти меня! Не оставляй его (город)". В этом году пошли ко мне войско, и пошли сюда наместника. Царь мой!

Послал я караваны Царю, господину моему, воинов, 5000 (сиклей) серебра и 18 проводников царских караванов. [Однако] ограбили их в долине Аялона. Пусть знает Царь, господин мой, что я не смогу послать Царю другой караван в этом году. Знай, Господин мой! Царь утвердил себя в Иерусалиме навечно, и не может оставить город Иерусалим.

Царскому писцу: Господин мой, так сказал Абди-Хеба раб твой: падаю я к твоим ногам! Я раб твой! Скажи хорошие слова Царю, господину моему! Я солдат царский! Пусть продлятся твои дни!

И накажи нубийцев! Чудом не убили они меня в моем доме. Пусть позаботится о них Царь, господин мой. Семью семь раз (падаю ниц)".

Исход - i_001.jpg

Глиняная табличка из Эль-Амарны.

Профессор Б. Мазар так говорит о статусе Иерусалима и его царя:

"Абди-Хеба называет себя в письмах фараону (№№ 285–290) солдатом царя (фараона). Он платит налог фараону, который посадил его на отцовский престол, заявляет о своей преданности царю, который "утвердил себя в Иерусалиме навечно", и, поэтому, не может оставить город Иерусалим. Письма Абди-Хеба содержат, в основном, описание положения в стране, просьбы о помощи в борьбе против врагов фараона вообще, и хафру и их союзников, в частности. Помимо этого, он просит прощения за то, что не позаботился послать своему господину караван и не может оставить город и предстать перед лицом фараона. Соседями Абди-Хеба являются Лабайя и его сыновья, правители Шхема; Малкиулу, царь Гезера; и Шувардата, владения которого располагались в Иудейских Горах или на севере приморской низменности. Письма Абди-Хеба указывают на то, что подвластная ему территория простиралась до долины Аялон на западе, до владений Шувардаты и окрестностей Kewiuu (сегодня Хирбет Кила) на юге и юго-западе. На севере же она, по-видимому, включала Гаваон (Гивон) и заканчивалась вблизи Сихема (Шхема). Абди-Хеба много жалуется на Лабайю и его сыновей, а также на правителя Гезера Малкиулу, во владения которого входили Аялон и расположенная на границе Иерусалима Цора. Он обвиняет их в том, что они содействовали хафру и предали фараона. Среди прочего сообщает Абди-Хеба о царском караване, который был ограблен в поле у Аялона, о попытках мятежа в самом Иерусалиме и об опасности, исходящей со стороны гарнизона (нубийцев), выставленного в Иерусалиме египетскими наместниками. В связи с этим во всех письмах Абди-Хеба просит фараона спасти город и послать войска на помощь верным египетским властям правителям городов и, в частности, ему самому (50 воинов). Из письма Шувардаты (№ 360) мы узнаем о беспорядках, происходивших на юге страны в конце эпохи Эль-Амарна. Шувардата сообщает о том, что вооруженные хафру напали на земли, которые его господин отдал ему во владение. Все "братья" оставили его, и лишь он сам и Абди-Хеба сражаются с хафру. Зирата – правитель Акко и Индарвата – правитель Ахшафа (расположенного в долине Акко) пришли им на помощь с пятьюдесятью колесницами и помогают ему в борьбе с врагами. Шувардата умоляет фараона прийти ему на помощь, чтобы спасти царские земли. Однако, по-видимому, и на этот раз надежды на помощь египтян не оправдались".

×