Разделяй и властвуй. Записки триумфатора, стр. 1

Разделяй и властвуй. Записки триумфатора - i_001.jpg
Разделяй и властвуй. Записки триумфатора - i_002.jpg

Академик М. Покровский. Введение

Гай Юлий Цезарь (102—44 гг. до н. э.) – одна из самых ярких фигур на фоне римской революции, продолжавшейся более ста лет, со времени трибуната Тиберия Гракха (133 г. до н. э.) и до поражения Антония в битве при Акциуме (31 г. до н. э.). Грандиозные восточные войны, начиная со II в. до н. э., дали аристократии огромное множество рабов, среди которых были и специалисты по сельскому хозяйству [1]. Благодаря этому аристократы могли развивать в своих поместьях весьма выгодную и высокую культуру, которой никоим образом не мог достигнуть труд италийских крестьян; последние поэтому часто вынуждены были продавать свои наделы аристократии (а иногда аристократы и силой вытесняли их с земли) и удалялись в Рим пополнять ряды столичного люмпен-пролетариата, жившего государственными продовольственными подачками, подарками триумфаторов и продажей собственных избирательных голосов.

Пока Рим завоевывал еще только Италию, он мог размещать избыток бедного населения в колониях на завоеванных италийских землях. Но уже к середине II в. до н. э. этот земельный фонд почти совершенно иссяк.

Разделяй и властвуй. Записки триумфатора - i_003.jpg

Так возникли гракховские аграрные движения, причем Гай Гракх, помимо сложного передела остатков италийской земли, намечает колонии вне Италии, например на месте разрушенного в 146 г. до н. э. Карфагена. Однако передел италийской земли сильно задевал интересы италийцев, так называемых «союзников» Рима, которые с давних пор, особенно со времен 2-й Пунической войны, наравне с римлянами содействовали расширению римского владычества за пределами Апеннинского полуострова, но которым близорукая и эгоистическая политика римской сенатской аристократии, вплоть до I в. до н. э., не давала римских гражданских прав, отстраняя: их от участия в выборе римских магистратов и в римском правительстве.

Дело окончилось их грандиозным восстанием, так называемой «Союзнической войной» (90–88 гг. до н. э.), поглотившей много жертв с той и с другой стороны. Рим должен был уступить тем более, что это восстание совпало с ожесточенной и притом вооруженной борьбой демократической партии во главе с Марием (а затем Цинной) и аристократической – во главе с Суллой. А этой разрухой воспользовался могущественный понтийский царь Митридат, который перерезал на Востоке всех римских граждан и богачей и захватил часть владений в Малой Азии. Против него отправился Сулла, который по окончании этой войны победил римских демократов и расправился с ними ужасающим образом, причем, однако, главы римских демократов – Цинна и Марий – во время пребывания Суллы на Востоке не уступали ему в жестокости (см. потрясающий рассказ в первой книге «Гражданских войн» Аппиана).

После победы Суллы часть демократов ушла в Испанию и под предводительством очень талантливого воина и политика Сертория захватила эту провинцию в свои руки, образовав как бы особое государство и вступив при этом в сношения не только с Митридатом (не окончательно разбитым Суллой), но и с пиратами, которые довели Рим до голода. В самом деле, как ни высока была земледельческая культура в больших поместьях римских магнатов, но своего хлеба для Италии не хватало, а вместе с тем римское население сильно увеличивалось благодаря бегству обедневших крестьян в столицу и наплыву иностранцев со всего света.

Сплошь и рядом возникали в Риме голодные бунты, и для урегулирования и обеспечения хлебного транспорта римское правительство вынуждено было в 67 г. до н. э. согласиться на чрезвычайную меру, выходящую за пределы конституции, именно на то, чтобы облечь Гн. Помпея экстраординарной, расширенной властью (imperium maius) для борьбы с пиратами; а так как в следующем, 66-м году, на Помпея было, кроме того, возложено окончание войны с Митридатом, то он, во главе большого флота и войска, становился господином всего Востока.

В ослабленной, но все-таки внушительной форме организация продовольствия (eura annonae) была поручена ему же и позднее, на целых пять лет, в 57 г. до н. э.

Печальный опыт Гракхов и затем Сатурнина показал, что как бы ни был влиятелен государственный деятель-реформатор, но он осужден на гибель без поддержки военной силы. В данную эпоху лишь военные таланты и преданное войско могли обеспечить за полководцем высшее положение в государстве. Так, Марий, вопреки всем конституционным законам и традициям, был семь раз консулом и главой государства. Точно так же и Сулла достиг диктатуры и неограниченной власти в Риме, опираясь на свою победоносную армию. Наконец, и Помпей тем же путем приобрел не предусмотренное конституцией положение главы государства (princeps). Еще в молодости (двадцати пяти лет от роду), не занимая никакой должности, он потребовал и добился – за помощь, оказанную им Сулле в борьбе с марианцами, – двух триумфов (в 81 г. до н. э.), – отличие, на которое имели право лишь высшие магистраты и полководцы – консулы и преторы.

Частным же человеком, но с проконсульской властью, он окончил в Испании войну с Серторием (в 72 г. до н. э.), после чего, в союзе с Крассом и по договору с демократической партией, он оказал давление на сенат, подойдя к Риму со своей армией, и получил в 70 г. до н. э. консульство вопреки всяким традициям, так как перед этим не занимал не только курульных должностей эдила и претора, но даже первой, открывающей путь к сенаторскому званию должности квестора. Уже было сказано о его imperium maius в 67 и 66 гг. до н. э. по законопроектам трибунов Габиния и Манилия. В 54 г. до н. э. он, при помощи Цезаря, получает проконсульство в обеих Испаниях на пять лет, но управляет этими провинциями через своих легатов, а сам остается в окрестностях Рима, чтобы следить за текущей политической жизнью и, по мере надобности, оказывать на нее давление.

Наконец, в тяжелый год разрухи (52-й), когда, помимо всего прочего, убийство известного демагога Клодия, кандидата в преторы, Милоном, кандидатом в консулы, грозило вызвать гражданскую войну, Помпей соединяет, уже вопреки всяким прецедентам, должность проконсула с должностью консула sine collega, являясь непосредственным предшественником принципата Августа. В этот год он набирает по всей Италии армию, а в самом Риме проводит судебно-политические законы с нарушением традиционных норм судопроизводства и для давления на суды вводит в Рим армию.

Разделяй и властвуй. Записки триумфатора - i_004.jpg

Со своей стороны, войско, набиравшееся со времен Мария из бедных граждан, рассчитывает не только на скромное государственное жалованье, но и на щедрые награды со стороны полководца и на земельные наделы. Известно, что Сулла насильственно отобрал для своих ветеранов земли у италийских крупных и мелких собственников, что обострило земельный кризис и увеличило ряды недовольных существующим порядком. Как ни велик был престиж полководцев и как ни строга была военная дисциплина, тем не менее они должны были считаться с солдатскими настроениями.

Один из крупнейших римских полководцев – Лукулл – не мог докончить победоносной войны с Митридатом потому, что его армия, недовольная его скупостью, отказалась от заключительного (правда, трудного) похода. Бунтовали – в гражданскую войну – даже солдаты Цезаря, вообще очень ему преданные. Так, еще в самом начале этой войны, во время похода Цезаря в Испанию против легатов Помпея (49 г. до н. э.), возмутился отряд, стоявший в Плаценции, и был усмирен самим Цезарем по возвращении из этого похода. Гораздо опасней был бунт легионов, расквартированных в Кампании и предназначенных для войны в Африке с помпеянцами. Попытки уговорить их были неудачными и стоили жизни двум сенаторам, отправившимся к ним с этой целью (в 47 г. до н. э.). Легионы эти даже двинулись на Рим, и только самому Цезарю, вернувшемуся из Египта и Малой Азии, удалось сломить их непокорство. А по мере развития гражданской войны солдаты переставали повиноваться и самому полководцу: если в Фарсальском сражении они еще слушались приказа Цезаря щадить сограждан, то в Африканскую кампанию, после победы при Тапсе, Цезаревы солдаты перебили всех сдавшихся помпеянцев, и Цезарь был бессилен остановить их.

×