Повелители волшебства, стр. 93

– Мой господин, – хрипло сказала Марионель. – Эти люди – мои... гости. Колдунья помогла мне... найти пленника. Молодой человек – ученик Лэйкила.

Всадник молчал и не двигался.

– Спасибо... – одними губами произнесла Марионель. Дэвид с удовольствием присоединился бы к ней, но что-то ему подсказывало, что внимание Короля Мертвых лишний раз к своей скромной персоне лучше не привлекать.

Тронув поводья, всадник проехал мимо, совсем рядом с ним, и растаял в сумерках открывающегося пути. В тот момент, когда рыцарь в железной короне, вырастающей из навершия шлема, покинул башню Лорда Шайкела, Дэвид подумал:

«А вот теперь – действительно все...»

ЭПИЛОГ

...Они сидели на скамейке в парке перед Дворцом Правителя Мира и наблюдали за ходом спасательных работ. Над зданием по-прежнему кружились вертолеты, парк был переполнен агентами спецслужб, чиновниками и репортерами. К их скамейке, впрочем, никто не подходил. Дэвид Брендом курил – впервые за последние четыре года, а граф Лэйкил кен Апрей просто сидел, положив ногу на ногу, и думал о чем-то своем.

– Я не вернусь в Тинуэт, – предупредил Дэвид.

– Тебе никто не предлагает.

– Как Лайла?

– С ней все в порядке... Часто тебя вспоминает. В следующем году собирается поступать в Академию. – Лэйкил вздохнул. – Хочет более подробно ознакомиться с: классическим волшебством. Придется изыскивать деньги на ее обучение...

Они помолчали.

– Что у тебя было с Алианой?

– Не твое дело.

Дэвид пожал плечами. После ухода Короля Мертвых ледяную колдунью приводила в чувство Марионель, в то время как сам Дэвид вытаскивал из груды обломков дражайшего учителя. После того, как колдуны привели себя в порядок, они отправились в обратный путь: поначалу – в сопровождении Марионель, которая провела их мимо стража, затем – сами по себе. У Алианы не было ни малейшего желания находиться рядом с Лэйкилом дольше, чем это было необходимо. Когда они пересекли границу, Алиана соткала свой собственный колдовской путь.

– Ты идешь со мной или с ним? – спросила она у Дэвида. Она по-прежнему не доверяла графу. Учитывая все, что теперь было известно, особых причин верить бывшему наставнику не было и у Дэвида. Он заколебался.

– Мне хотелось бы поговорить с Дэвидом. – Граф изобразил улыбку. – Счастливого пути, миледи.

– Дэвид? – повторила Алиана, не обращая внимания на кен Апрея.

Дэвид вздохнул:

– Со мной все будет в порядке. Прощайте, госпожа Алиана.

– Прощай, Дэвид.

Алиана скрылась в сиянии волшебной дороги, а Дэвид и граф продолжили путь – наверх, в обитаемые миры... на Землю.

– Это еще один клон? – полюбопытствовал Дэвид, наблюдая, как Роберт Каннинхейм (чудесно избежавший взрыва бомбы – как уверяли все средства массовой информации), улыбаясь, выходит из машины и дает интервью на фоне покореженного небоскреба.

Лэйкил кивнул. Дэвид, не сводя задумчивого взгляда с Роберта Каннинхейма, спросил:

– О чем ты хотел со мной поговорить?

– Хотел задать вопрос.

– Слушаю.

– Ты хочешь жить на Земле?

– Да! Нет... Не знаю... – Он не знал, что ответить. Лучше всего, конечно, прыгать из мира в мир, как это делают Лорды. Пожил пару лет в одном мире, пару лет в другом... зная, что можешь вернуться на родину в любое время. Но самостоятельно перемещаться между мирами Дэвид не умел.

– Выбирай, – произнес Лэйкил. – Любой мир, по твоему усмотрению. Могу вернуть тебя в Хешот. Я время от времени следил за тобой. Кажется, ты стал в Хешоте большой шишкой... Кстати, если решишь остаться на Земле, можешь взять под свое управление нового клона. Мне смертельно надоела твоя родина, Дэвид Брендом. Живи, развлекайся... Я буду заходить раз или два в год – проверять, как демоны справляются с поиском псиосфер...

Дэвид почти не слышал его. Земля... Планета, на которой он вырос и которую, как теперь понимал, любит всем сердцем... Что ждет его здесь? Легкая, беззаботная жизнь. Можно стать, кем угодно... делать все, что угодно – никто не остановит. Можно даже стать «серым кардиналом» за спиной Правителя Мира – Лэйкил с большой радостью уступит ему эту работу. Но...

Он слишком сильно изменился за последние четыре года. Дело не только в характере или в возросших возможностях. «Я не имею права... – думал Дэвид, смотря на толпу людей, собравшихся у Дворца. – Не могу вмешиваться в их жизнь... А я неизбежно буду вмешиваться, если останусь... Кем я здесь буду? Художником? Но ни рисование, ни музыка, ни литература – ни одно искусство Земли больше не сможет удовлетворить меня... Я отравлен другим Искусством... Искусством, позволяющим изменять мир по своей воле... Стать политиком? Бизнесменом? В эти игры играть по правилами слишком скучно... а если я буду играть без правил – будет скучно вдвойне... Все, что я могу достичь на Земле, я могу достичь почти без труда...»

– Если я останусь на Земле, я потом всю жизнь буду жалеть об этом, – тихо сказал Дэвид. – Я хочу закончить обучение.

– Я не возьму тебя в ученики, – покачал головой Лэйкил.

– Я и не прошу об этом. Отправь меня обратно в Нимриан. Может быть, я и вернусь на Землю... когда сам научусь открывать пути между мирами.

– Ты хорошо подумал? – приподнял бровь Лэйкил. – На Земле или в Хешоте ты почти бог... А в Нимриане ты... – Он не стал договаривать. – Ты сам все прекрасно понимаешь. У нас очень жестокий мир.

– И все-таки я рискну, – решился Дэвид. – Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном.

– Как скажешь, – пожал плечами Лэйкил кен Апрей.

Они поднялись. Граф протянул руку, открывая колдовской путь в дельту Ганы – той великой реки, что течет на юге Светлых Земель.

×