#Попутчик (СИ), стр. 10

Эрвин ничего не ответил, только улыбнулся и пожал плечами. Потом пробежался взглядом по моему телу вниз, и снова посмотрел мне в глаза. Я тихо рассмеялась, опустив голову, и поднялась на ноги. Выйдя из–за стола, я чувствовала, что он на меня смотрит, я ощущала это каждой клеточкой, каждой порой и каждым волоском. Подхватив свою сумочку, я подмигнула ему и пошла нетвёрдой походкой в сторону уборной. Обернулась, и почувствовала, как краснеют щёки – он сидел в пол–оборота и смотрел на меня. А затем, он встал и медленно пошёл в мою сторону.

Я скрылась в тёмном проходе и уставилась на двери кабинок. Одна из них была заперта – женская. Дёрнув ручку другой, я вошла внутрь, и не стала поворачивать ключ в замке, ожидая чего–то. Ну, или кого–то…

В зеркальном отражении появилась темноволосая женщина с чуть растрёпанными локонами и блестящими глазами. Кровь загрохотала в висках, когда за дверью послышались тяжёлые шаги; губы мгновенно пересохли, когда она скрипнула и меня потеснила мужская фигура – места было слишком мало. Тихий щелчок, скрежет замка, мой судорожный вздох, когда Эрвин подходит вплотную ко мне и поднимает руку, чтобы погладить меня по щеке.

– Это безумие, – шепчет он, скользя ладонью по моей шее вниз.

– Где–то я это уже слышала, – просипела я.

Он улыбается и наклоняет лицо, близко–близко к моему. Целует меня в уголок губ, затем в другой и отстраняется. Я, как дурочка, раскрываю рот и тянусь к нему, обхватив руками его шею. Слышу смешок и тут же хмурюсь, несильно шлёпнув его по затылку. Он прижимает меня к стене, проводит ладонями по моей груди, животу, по бокам, а я просто дрожу от предвкушения и похоти. Тоже дотрагиваюсь до него – до плеч, твёрдого живота, не обращая внимания на грубую ткань его джинсовой рубашки. Тяну её на себя, щёлкает кнопка, за ней вторая и третья.

Он поднимает юбку моего платья, проводит кончиками пальцев по гладкой резинке чулок и обхватывает моё лицо рукой. Целует – крепко, жадно, сминая мою кожу пальцами, потом поворачивает мою голову в сторону и так же жадно целует мою шею. Я чувствую его эрекцию, когда тянусь к пуговице на его джинсах, и не могу сдержать стон, когда его рука тянет резинку моих трусиков вниз по бёдрам.

Ничего не говоря, он разворачивает меня спиной к себе и толкает к маленькой раковине. Положив мои ладони на её края, он дёргает меня на себя, расстёгивает молнию и опускает штаны. Прижимается ко мне сзади, по–прежнему в нижнем белье, но я чувствую жар – его члена, его тела. Он, словно лихорадка, передаётся мне, проникает в мою кровь и пробирается под кожу. Вижу в отражении, как поднимается моя грудь от тяжёлых вздохов, как распахивается его наполовину расстёгнутая рубашка, блеск в его глазах, когда он задирает платье мне на талию и смотрит на мой зад в чуть приглушённом освещении. Прикусываю губу, когда его руки скользят по ягодицам, между ними, и накрывают мою промежность.

– Сюда может кто–то войти, – хрипит он, погружая в меня палец.

Всё, что я могу сделать, это кивнуть. Он добавляет к первому второй и медленно подготавливает меня, хотя я на все сто процентов готова.

– Когда мы выйдем, все будут знать, чем мы с тобой здесь занимались, – он усмехается, продолжая ласкать меня рукой.

Я снова киваю и прикрываю глаза, понимая, что не могу смотреть на него, когда он говорит эти вещи. Чувствую его грудь на своей спине, когда он наклоняется ко мне; вздрагиваю, когда его рука убирает мои волосы в сторону и начинаю трястись, когда он проводит носом по моей шее. Слышу шорох, понимаю, что он снимает свои трусы и тихонько скулю, подаваясь ему навстречу.

– Все будут знать, что я тебя трахнул, Соня, – шепчет он мне на ухо.

У меня подкосились ноги, когда он это сказал – вот так просто, так на него непохоже, хотя, что я могу о нём знать? Его член погружается в меня медленно и глубоко, я тихо всхлипываю. Эрвин начинает двигаться, поддерживая меня за бёдра, а я жадно глотаю ртом воздух, чтобы не закричать.

Мои глаза распахиваются, когда он больно стискивает мою попу, и я вижу уже привычное мне мальчишеское выражение лица в отражении за моей спиной – прикушенную губу, складочку на лбу и чуть хмурые брови. Боже, он так хорош в этот момент, что мне, как подростку, хочется взять мобильный и сфотографировать его. Он не останавливается ни на секунду, просто трахает меня – уверенно и твёрдо, а потом смотрит в зеркало, прямо мне в глаза. Снова сжимает мою ягодицу, резко подаётся назад, и опять погружается на всю длину. Я тихо пискнула и сжала края раковины пальцами, чтобы не упасть.

Вижу его улыбку в отражении; вижу, как он медленно прикрывает глаза и запрокидывает голову назад. Жилка на его шее бешено пульсирует, вены проступают под кожей, капельки пота покрывают его лицо. Он продолжает двигаться – быстро, нетерпеливо, и я чувствую, что он уже на грани.

Тянусь рукой себе между ног, глажу клитор и вздрагиваю. С губ срывается тихий стон, когда ощущаю, что сама почти на пике и ловлю его взгляд. Ему нравится подглядывать, он внимательно смотрит за движениями моей руки, ритм его движений немного сбивается. Он сглатывает, наклоняется надо мной и накрывает мои ладони на краях раковины своими. Проникает так глубоко… Так глубоко…

Мир взорвался яркими вспышками. Сквозь тело прошёл электрический заряд, мои глаза сами собой закрылись, пальцы чуть не оторвали раковину от стены – с такой силой меня тряхнуло. Эрвин приглушённо застонал, зарывшись лицом в мои волосы. Я чувствовала, что он тоже кончает, пульсирует глубоко внутри меня, вздрагивает с каждым толчком.

– Это определённо безумие, – прошептал он, когда мы оба перевели дыхание.

Медленно вышел из меня, подтянул штаны и застегнул молнию. Опустился на корточки и натянул мои трусики мне на бёдра. Я не сдержала смешок, наблюдая за ним в зеркальном отражении и улыбнулась, когда он шутливо похлопал меня по заднице. Выпрямившись я одёрнула платье и пригладила волосы ладонью, пока Эрвин застёгивал кнопки на своей рубашке. Открыла кран и подставила руки под холодную воду, чтобы освежиться, и искренне удивилась, когда его тело прижалось ко мне сзади.

Лёгкие поцелуи в шею, в ключицу и щёку вызвали очередной рой мурашек на спине. Он гладил мои руки, переплетал свои пальцы с моими прямо под прохладными струями, а мне опять стало жарко.

– Так странно, – вырвалось у меня, – Вроде и не подростки, а ведём себя так глупо.

Он тихо рассмеялся мне в шею, поднял голову и посмотрел мне в глаза.

– Я надеюсь, что подростки не занимаются незащищённым сексом в туалетах.

Выключив кран, он вытащил две салфетки из коробки на стене и протянул одну мне. Я вытерла руки, и повернулась.

– И что будет дальше? – тихо спросила я, посмотрев на него исподлобья.

– Всё, что захочешь, Соня, – вздохнул он, – Всё, что захочешь.

ИЗНУТРИ

Синими, жёлтыми, красными, разрисую любовь твою красками,

Как истории из прекрасного, ты читай меня.

Буду твоим я Мастером, и ты Маргаритой останься на миг,

Как солнца в небе яркий блик, ты такая одна.

 

Иван Дорн «Синими, жёлтыми, красными»

 

Странно было приезжать в свой дом, как гость, но много воды утекло за последние два года.

Марика открыла мне дверь и отступила в сторону, пропуская меня внутрь. Я стряхнул снег с пальто и шагнул в гостиную, даже не удосужившись снять обувь.

– Ты снова подрался? – с укором спросила она, обхватив себя руками.

– Где флешка? – я решил не отвечать, а перейти прямиком к делу.

Марика заметно нервничала – скорее всего, обратила внимание что я не в лучшем расположении духа.

– Где флешка? – повторил я, бросив на неё беглый взгляд.

– Да на диване она, в ноутбуке, – бывшая жена обошла меня и встала передо мной, чуть хмурясь, – Что с тобой?

– Мы не будем этого делать, – отодвинув её в сторону, я шагнул в центр комнаты и вытащил карту памяти из лаптопа.

×