7-е небо, стр. 2

Клэр с силой похлопала Юки по спине и продолжила:

— Ужасно тащить задницу шестнадцатого размера по этим стремянкам — темно хоть глаз выколи, вокруг какие-то шепоты, шмыганья, над головой кто-то летает. И вдруг луч фонарика падает на мертвеца! Ноги у него не доставали до сена, и, когда я осветила висельника, клянусь, показалось, что он левитирует. Глаза вытаращены, язык вывешен, вылитый вурдалак!

— Не может быть! — засмеялась Юки, сидевшая в пижамных штанах и фуфайке «Боулт Ло». Волосы собраны в хвостик, совсем опьянела с одной «Маргариты» — ну просто девчонка из колледжа, а не взрослая женщина под тридцать.

— Как заору в темноту, — продолжала Клэр. — Потребовала, чтобы два больших мужика поднялись наверх, срезали веревку, сняли тело со стропила и положили мистера Левитацию в черный пластиковый мешок!

Клэр взяла драматическую паузу, и тут зазвонил мой сотовый.

— Линд-си, не отвечай! — взмолилась Синди.

Я взглянула на номер, ожидая, что это звонит мой Джо, который, добравшись домой, решил мне звякнуть, но это оказался лейтенант Уоррен Джейкоби, бывший напарник, а теперь начальник.

— Да, Джейкоби?

Юки закричала:

— Продолжай, не жди ее, Клэр! Она может до утра проговорить!

— Линдси?.. Ладно, — решилась Клэр. — Я расстегнула пластиковый мешок, и тут из одежды мертвеца вылетела летучая мышь! И я обмочила штаны! — завизжала Клэр за моей спиной. — Я правда описалась!

— Боксер, ты где?! — резко каркнул Джейкоби мне в ухо.

— У меня выходной! — зарычала я в телефон. — Сегодня суббота, между прочим!

— Ничего, тебе это понравится. А если нет, отдам дело Кэппи и Чи.

— О чем идет речь?

— Крупнейшее дело в мире. Касается сына Кэмпиона, Майкла.

ГЛАВА 2

При упоминании имени Майкла Кэмпиона у меня участился пульс.

Майкл Кэмпион был не просто ребенком. Для Калифорнии он был все равно что Кеннеди-младший для американской нации. Единственный сын нашего бывшего губернатора Коннора Хьюма Кэмпиона и его жены Валентины, Майкл родился не то что с серебряной, а с золотой ложкой во рту — и с неоперабельным пороком сердца. С самого младенчества он жил вопреки прогнозам врачей.

По фотографиям и выпускам новостей вся Калифорния следила за жизнью Майкла. Прелестный малыш, развитый и одаренный, вырос в красивого юношу, остряка и умницу. Его отец был пресс-секретарем Американской ассоциации кардиологов, и Майкл автоматически стал самой популярной моделью их постеров. На публике он появлялся редко, но люди лелеяли надежду, что случится однажды открытие в медицине и калифорнийский «мальчик с разбитым сердцем» получит то, что есть у большинства людей, — полноценную активную жизнь.

В январе этого года Майкл пожелал родителям спокойной ночи, а утром его спальню нашли пустой. Не было письма с требованием выкупа, не вскрылось никакого подвоха. Но дверь черного хода оказалась не заперта, и Майкл пропал.

Его исчезновение расценили как похищение, и ФБР объявило Майкла в национальный розыск. Полицейское управление Сан-Франциско провело собственное расследование, опросив членов семьи, прислугу, учителей, школьных приятелей и онлайн-друзей.

«Горячая линия» раскалялась от сообщений, где в очередной раз видели Майкла, — ведь с самого рождения его фотографии не сходили с первых полос местной «Кроникл» и национальных журналов. Эфирные и кабельные телеканалы крутили экстренные выпуски новостей о ходе расследования и документальные ролики о жизни, омраченной роком судьбы Кэмпиона-младшего.

Полученная частным образом информация никуда не привела, и через несколько месяцев, в отсутствие звонков от похитителей и каких-либо новостей, историю Майкла потеснили с первых страниц теракты, лесные пожары, политические встряски и очередные жестокие преступления.

Дело Майкла Кэмпиона оставалось открытым, но никто уже не сомневался в худшем — что похищение прошло неудачно, Майкл умер в дороге или в заточении, а преступники закопали тело и скрылись. Граждане Сан-Франциско скорбели вместе с известной и всеми любимой четой Кэмпион, и хотя Майкла не забывали, книгу его жизни отложили в сторону.

И вот теперь Джейкоби подал мне надежду пролить свет на эту жутковатую тайну.

— Нашли тело? — осторожно спросила я.

— Нет, но у нас наконец-то появилась ниточка.

Я прижала телефон к уху, забыв про истории о привидениях и первую выездную сессию нашего женского убойного клуба.

Джейкоби продолжал:

— Если берешься, Боксер, встречаемся во Дворце правосудия…

— Буду через час.

ГЛАВА 3

До Дворца правосудия ехать было около часа. Я уложилась в сорок пять. Взбежав по лестнице на третий этаж, я широким шагом вошла в комнату для инструктажа.

Помещение сорок на сорок футов освещалось мигающими флуоресцентными лампами, превращавшими сгорбившуюся над столами ночную смену в выходцев из могил. Они подняли глаза, сказали: «Как твое ничего, сержант?» — и я пошла в угловой кабинет Джейкоби с окнами от пола до потолка, откуда открывался прекрасный вид на развязку 280-й скоростной автомагистрали.

Мой напарник Ричард Конклин приехал раньше меня. Тридцатилетний образец стопроцентного американца ростом шесть футов два дюйма положил ногу на край принадлежавшего Джейкоби стола, который давно просился на свалку.

Я подтянула себе другой стул, ударилась коленом и крепко ругнулась. Джейкоби хихикнул:

— Хорошо сказано, Боксер.

Я присела, думая, как бы организовала здесь рабочее место, будь кабинет Джейкоби моим. Сняв бейсболку, я тряхнула волосами, очень надеясь, что мужчины не почувствуют от меня запах текилы.

— Какого рода ниточка? — спросила я без предисловий.

— Анонимный звонок с заранее оплаченного сотового — естественно, отследить невозможно. Звонивший заявил, что видел, как сын Кэмпионов входил в дом на Рашн-Хилл в ночь своего исчезновения. В этом доме живет проститутка.

Джейкоби принялся расчищать место на столе, чтобы разложить список приводов упомянутой проститутки, а я думала о жизни Кэмпиона-младшего на момент его исчезновения.

Для Майкла не существовало свиданий, вечеринок, спорта. Его передвижения ограничивались поездками в машине с шофером до элитарной частной школы в Ньюкирке и обратно, поэтому мне не показалась безумной мысль, что он мог посещать проститутку. Платил, наверное, своему водителю и на час-другой сбегал из бархатной клетки родительской любви.

Но что случилось с ним потом?

Что стряслось с Майклом?

— Почему вы считаете эту информацию достоверной? — спросила я Джейкоби.

— Звонивший сказал, что Майкл был одет в приметную лыжную куртку цвета морской волны, с красной полосой на одном рукаве, которую ему подарили на Рождество. Эту куртку никогда не упоминали в прессе.

— Тогда почему этот информатор три месяца ждал со своим звонком?

— Я могу передать тебе только то, что он сказал. По его словам, он выходил от проститутки и столкнулся с Майклом на крыльце. Нам не стукнул, потому что у него жена и дети, побоялся привлечь внимание прессы. Но его мучила совесть. В конце концов она его, видимо, доела.

— Рашн-Хилл — прекрасный район для шлюх, — сказал Конклин.

Это точно. Смесь французского квартала с южным пляжем, и все в пределах пешего хода от Ньюкиркской школы. Я достала из сумки блокнот.

— Как зовут эту проститутку?

— Настоящее имя Миртл Бейс. — Джейкоби протянул мне ее дело. На снимке была молодая женщина, почти девочка, с короткими светлыми волосами и огромными глазами. Взглянув на дату рождения, я подсчитала, что ей двадцать два года. — Но несколько лет назад она официально сменила имя и фамилию, — продолжил Джейкоби. — Теперь она Джуни Мун.

— Стало быть, Майкл Кэмпион ходил к проститутке. — Я положила дело на стол. — Какая у тебя версия, Джейкоби?

— Что парень умер in flagrante delicto, или, по-английски, в седле. Если этот звонок не пустышка, мисс Миртл Бейс, она же Джуни Мун, ухайдакала Майкла в койке и куда-то дела тело.