Соседка, стр. 35

– Ты хочешь сказать, что был не одет, когда она вошла? – с подозрением, но улыбаясь, спросила Слоун.

Схватив ее за волосы, Мэдисон легонько приподнял голову девушки.

– Нет, к тому мгновению, когда она вошла, я уже успел одеться.

– Я просто проверяю тебя, – прошептала Слоун, целуя его пупок. – Мне придется глаз не сводить с мужа, имеющего привычку вскрывать замки и уходить, когда ему заблагорассудится.

– Угу, – промычал Картер, – больше всего мне, однако, нравится не уходить, а…

– …входить, – договорила за него девушка. – Ах ты, бесстыдник! – шутливо воскликнула она. – Ну и что было дальше?

– Хорошо. Так вот. Алисия уселась на кровать и немедленно залилась слезами. Она призналась мне в ужасном, как она выразилась, проступке, и я почувствовал себя отвратительным лицемером.

– Ты себе не представляешь, как я себя чувствовала, когда Алисия рассказывала мне всю эту историю, добавив при этом, что такая строгая и порядочная женщина, как я, в жизни бы так не поступила. А я-то! Спала тут с ее собственным женихом! Ну почему все так переплелось?!

– Мы просто полюбили друг друга. Никто, ни один из нас, не предполагал, что такое может случиться. – Он погладил ее затылок. – А потом Алисия стала говорить мне, каким отличным отцом я мог бы стать для ее сыновей, какие надежды на меня возлагали ее родители, как меня любил и уважал Джим. Мочки твоих ушей напоминают бархатные лепестки.

Слоун рассмеялась – до того не вязалось его последнее предложение со всем, что он только что говорил. Картер судорожно вздохнул:

– Нам придется опять отложить мой рассказ, если ты еще хоть раз засмеешься.

– Почему?

– Потому что твои груди подрагивают от смеха как раз над тем местом, которому в общем-то больше ничего и не надо, чтобы…

– Извини, – сказала Слоун, ничуть, впрочем, не раскаиваясь. – Я тебя слушаю.

Мэдисон задышал чуть быстрее, но тем не менее продолжал повествование:

– Взяв ее за руки и глядя прямо в глаза, я спросил Алисию, любит ли она меня.

– И она ответила?..

– Она ответила: «Да».

Слоун приподнялась, чтобы посмотреть в лицо молодому человеку. Его глаза демонически засверкали, и Картер провел пальцем по верхней губе девушки.

– Она сказала: «Да, но не так, как следует». И когда я попросил Алисию объяснить мне, что она имеет в виду, то она сообщила, что любит меня не так, как жене следует любить мужа. «То есть недостаточно для того, чтобы спать с тобой, – сказала мне твоя подруга. – Недостаточно для того, чтобы не разговаривать с Маком по телефону, когда он звонит мне». И тут, к ее огромному удивлению, я схватил Алисию в объятия и поцеловал куда с большим желанием, чем делал это до того мгновения, исключая, пожалуй, лишь тот случай, когда ты нас застала… И тогда я сказал Алисии, что она замечательная женщина и что Джим был отличным парнем, которому она, как никто, подходила… Но она – не для меня.

Упершись подбородком в живот Картера, Слоун заглянула ему в глаза:

– А как ты объяснил все мальчикам? Они, наверное, были очень расстроены?

– Да. Оба горько плакали.

– Ох, Картер, нет, только не это! – вскричала Слоун, забыв про то, что он просил ее не двигаться.

– Да. Им была невыносима мысль о том, что они не будут жить возле пляжа.

Уронив голову, девушка облегченно вздохнула. Мэдисон погладил ее по спине.

– Но когда я им сказал, что они могут приходить на пляж в любое время, когда я не работаю, когда пообещал, что буду ходить с ними на каток и на футбол да еще не буду скупиться на мороженое, они успокоились. Съев предварительно по куску праздничного торта.

– Но им нужен отец! – воскликнула Слоун.

– Ну… – протянул Картер, – если ты настаиваешь, я, конечно, могу вернуться к Алисии, упасть перед ней на колени и…

Девушка вытянула руки вперед и схватила Мэдисона за широкие плечи.

– Да, им нужен отец, но я не говорила, что этим отцом обязательно должен стать ты.

– Стало быть, ты хочешь, чтобы я остался?

Девушка посмотрела на него прищуренными глазами и после долгой паузы произнесла:

– Я, пожалуй, об этом как следует подумаю.

Картер обнял ее, и они поменялись местами – теперь внизу оказалась Слоун.

– Да уж, подумай об этом на досуге, – прошептал он, прежде чем впиться в ее рот страстным поцелуем…

– Картер, – спросила Слоун, облизнув пересохшие губы, – а ты рассказал Алисии обо мне?

– М-м-м… – равнодушно проговорил он, обращая свое внимание на куда более интересный предмет – нежный розовый сосок Слоун.

Девушка содрогнулась от чувства вины и стыда.

– И что ты ей сказал?

– Правду, – серьезно отвечал он, взглянув ей прямо в глаза. – Я ей сказал, что не встречал красотки горячее тебя.

– Что-о-о?! – вскричала Слоун, отталкивая его и усаживаясь.

Мэдисон откатился в сторону, хватаясь за живот от душившего его смеха.

– Посмотрела бы ты сейчас на себя! – едва смог он выговорить.

– Это ужасно – то, что ты сказал, – раздраженно проговорила Слоун.

– Не будьте так строги, мисс Фэйрчайлд, – засмеялся Картер, снова усаживая ее к себе на живот. – Приберегите вашу холодность и сдержанность для постояльцев пансионата, но только не для меня. Это ведь я сумел разглядеть необыкновенную женщину под вашей суровой маской. Завтра же я сам проверю, чтобы эта маска была сожжена. – Мэдисон смачно поцеловал Слоун, поглаживая ее спину… – А в ответ тебе я скажу, – заявил Картер потом, после всего, когда они вытянулись рядом, отдыхая, – что признался Алисии в том, что мы стали с тобой весьма близкими друзьями и что в «Фэйрчайлд-Хаус» я возвращаюсь для того, чтобы узнать, только ли моя помолвка сдерживала нас.

– И что же ты решил?

– Я решил, что сказал правду и больше не собираюсь сдерживаться.

– А Алисия? – улыбнулась Слоун. – Ей что, было наплевать?

– Думаю, у нее отличная интуиция, – усмехнулся Мэдисон. – Во всяком случае, куда сильнее, чем мы могли предположить. Алисия склонила голову набок и внимательно посмотрела на меня. А потом она заявила: «В этом старом доме полно отличных спален, и им нужно найти более удачное применение». Я решил, что этими словами она меня ободрила. Во всяком случае, твоя подруга рассмеялась, когда, сорвав с себя галстук, я спросил, кто же отвезет меня в аэропорт.

Слоун теснее прижалась к Картеру.

– Я рада, – шепотом промолвила она. – Я бы не смогла быть абсолютно счастливой, если бы она сама не отпустила тебя.

– Я тоже, – признался молодой человек.

– Что мы будем делать?

– Ты спрашиваешь о ближайшем будущем? Если да, то это просто нелепый вопрос. – Он водил пальцем по ее соску.

– М-м-м… Да, – вздохнула девушка. – Точнее, нет. Я имела в виду твой дом, твою работу и мой «Фэйрчайлд-Хаус». Я не хочу бросать его, Картер.

– Тебе и не придется. Я бы в жизни не попросил тебя об этом, к тому же мне нравится этот старый дом. Но – обрати внимание, я говорю «но!» – здесь будут большие перемены. У меня есть кое-какие деньги, и некоторая сумма пойдет на то, чтобы ты наняла помощников. Кухарку, горничную, официантку…

– Но мне нравится готовить…

– Да ради бога! Готовь себе сколько влезет, только не все время. Может, мне захочется уложить тебя в постель посреди дня, а ты будешь в это время печь профитроли? – Он чмокнул ее в кончик носа. – Я мог бы работать прямо здесь, в этой комнате. Мы оба будем работать, если хочешь, но временами будем и отдыхать. Я хочу путешествовать с тобой, хочу показать тебе мир, хочу показать тебя…

– Ты правда гордишься мною?

Мэдисон почувствовал, как напряглась Слоун, задавая этот вопрос. Он понимал, сколько ей понадобилось решимости, чтобы задать его. А ведь еще несколько недель назад подобной решимости у нее и в помине не было. Наконец-то она смогла перешагнуть через себя, сумела разуверить себя в том, что никому не нужна и не интересна. Картер любящими глазами поглядел на девушку, и в его взгляде она увидела силу и поддержку, которые и помогали ей обрести уверенность.

×