Соседка, стр. 34

Постояльцы направились в гостиную, где четверо из них собирались поиграть в карты. Слоун принесла туда поднос с кофе, ароматным травяным чаем и ликерами. Время близилось к полуночи, когда последние гости отправились спать. Девушка устало направилась проверить замки в дверях и выключить везде свет.

У себя в комнате она в темноте нашарила выключатель настольной лампы, стоящей на секретере, и зажгла свет. Она автоматически провела рукой по крышке полированной шкатулки, которая всегда была у нее под рукой. Улыбка чуть тронула уголки ее губ, глаза наполнились горькими слезами.

Ей и в голову не приходило, что она не одна.

Слоун медленно вытащила шпильки из волос, и они тяжелой волной упали ей на плечи. Она слегка помассировала голову, пытаясь снять невероятное напряжение, весь день копившееся в ней, – ведь ей с утра приходилось улыбаться и приветливо выслушивать кого-то, хотя сердце ее разрывалось.

Расстегнув «молнию» юбки, она опустила ее на пол и грациозно перешагнула через складки ткани. Тонкая комбинация, как перчатка, облегала ее фигуру, изящно обрисовывая высокие бедра и плоский живот. Глядя равнодушно в зеркало, Слоун принялась расстегивать перламутровые пуговицы на блузке, как вдруг что-то необычное привлекло ее внимание в зеркальной поверхности. Она уже было начала снимать с себя блузку, но внезапно поняла, что видит его отражение, – он сидит на стуле в другом конце комнаты.

Сердце девушки подскочило, и, не успев овладеть собой, она закричала и резко обернулась. В висках у нее застучало, перед глазами все поплыло, и она вынуждена была ухватиться за секретер, чтобы не упасть.

Это был он, причем сидел Картер с таким видом, словно бывать в ее спальне вечерами и наблюдать за тем, как Слоун готовится ко сну, было обычным для него делом. Мэдисон развалился на стуле, закинув ногу на ногу. Перед собой он держал какую-то книгу, а очки опустил на нос, что делал всегда, когда читал что-нибудь.

– Не мешай мне, – делано серьезным голосом произнес он, внимательно оглядывая Слоун.

– Что ты здесь делаешь?

– Наблюдаю за стриптизом, и это, признаться, меня весьма возбуждает.

– Черт возьми, Картер, отвечай!

Все ее отчаяние, вся боль и горечь вырвались наружу, и девушка сердито набросилась на Мэдисона. Пытка не кончилась. Только-только она настроила себя на то, что постарается не думать о нем, как все началось сначала! Но был ли он здесь на самом деле? В самом ли деле Картер Мэдисон сидел сейчас в ее спальне в своей свободной куртке? Выглядел он в точности так же, как в ночь их знакомства.

– Как ты сумел войти? Двери же заперты!

– Глава пятая из «Поцелуя епископа». – Он указал на книгу, которую держал в руках. – Я только что перечитывал ее, чтобы еще раз удостовериться, что все сделал правильно. Значит, так. Мне удалось пробраться к задней двери и отпереть ее, и никто меня не заметил. – Его усмешка была по-мальчишески гордой. – Кажется, я сделал все не хуже Слейтера, героя этой…

– Что ты здесь делаешь? – закричала Слоун, сжимая руки в кулаки.

Бросив очки и книгу на пол, Картер одним прыжком оказался возле девушки, прижал ее к себе одной рукой, а другой закрыл ей рот.

– Вы же не хотите перебудить всех постояльцев, мисс Фэйрчайлд? – тихо спросил он, проводя языком по ее шее. – Не хочу показаться грубым, но именно так поступил Слейтер, когда пробрался в квартиру героини. Я уж не говорю о нашем друге Грегори. Мы-то с вами знаем, до чего он может дойти, чтобы добиться своего.

Слоун вырывалась, пытаясь заговорить.

– Не понимаю тебя, Слоун, – продолжал Мэдисон. – И тебе лучше поберечь свои силы и дыхание для кое-чего другого. Они тебе еще понадобятся, можешь не сомневаться. – Его губы были возле ее уха. – Видишь ли, я собираюсь этой ночью до беспамятства заниматься с тобой любовью.

Она закричала что-то прямо ему в ладонь.

– Ты пытаешься сказать мне, чтобы я уходил? Почему? Ах да, кажется, знаю! Считаешь, что я изменяю жене. Неправильно! Я не женат и останусь холостяком до тех пор, пока ты не освободишься на пару часов, чтобы сходить со мной в городскую мэрию.

Слоун перестала сопротивляться и просто повисла на его руках. Глаза девушки над его рукой, зажимавшей ей рот, удивленно моргали. Слоун ровным счетом ничего не понимала.

– Вот так-то лучше, – заметил Картер. – Ненавижу применять силу. Но я не был уверен, что смогу заставить тебя молчать каким-нибудь более приятным и утонченным способом.

Он медленно убрал руку с ее рта и тут же поцеловал в губы. Голова Слоун пошла кругом, а когда его язык проник в теплую сладость ее рта, она уже не могла думать ни о чем, кроме того, что находится в объятиях любимого.

У Слоун едва хватило сил, чтобы положить руки ему на плечи. Она гладила его волосы, спадавшие на воротник, его шею, плечи… Его поцелуй сводил ее с ума, тело конвульсивно содрогалось от каждого его прикосновения.

– Господи, как мне хорошо, – прошептал молодой человек, отпустив ее на мгновение. Его руки скользнули вниз, на бедра Слоун, и он принялся ласкать их.

– Что произошло? – со стоном спросила она. – Почему ты не женился? Картер, не причиняй мне больше страданий. Убей меня, если хочешь, но больше не оставляй меня.

– Никогда. Никогда! Клянусь! Можно это снять? – спросил он, стягивая ее блузку. – Наконец-то я вижу твою грудь, твои соски, – прошептал он. – Ты без лифчика, я вижу?

– Я больше не ношу его.

– Мне это нравится. – Он погладил ее груди, приподнял их слегка. – Но почему?

– Потому что, когда я без лифчика, это напоминает мне о тебе. Поцелуй меня сюда, – простонала она, указывая на отвердевший от возбуждения сосок.

Наклонив голову, Картер с восторгом выполнил ее просьбу.

– Посмотри только на себя в зеркало, – прошептал он, оглядывая Слоун. – Посмотри, и ты поймешь, что я не мог жениться на Алисии. Я не смог бы ни на ком жениться, кроме тебя, любимая!

Девушка лихорадочно расстегивала куртку и рубашку Мэдисона. Сорвав их, она начала жадно гладить его горевшую кожу, его грудь…

– Так скажи мне, что случилось, – попросила она, водя языком по его животу.

– Дорогая… О! – застонал Картер. – О! Господи! Слоун, я не могу… не могу говорить, когда ты… – Он рванул «молнию» на своих брюках. – Я расскажу тебе… позже… Знай только, что я принадлежу тебе одной и никому не стало плохо оттого, что мы вместе.

– Картер… – только и смогла с восторгом вымолвить Слоун.

Зацепив большими пальцами бретельки комбинации, он осторожно стянул ее со Слоун, обнажив прекрасную грудь.

А затем Мэдисон приложил руку девушки к своей пульсирующей от желания плоти.

– Извини, дорогая, – прошептал он, – но я не в силах больше терпеть.

– Я тоже, – тихо ответила Слоун.

Их волшебное слияние было быстрым и чувственным, и, кажется, всего через одно короткое мгновение они оказались на вершине блаженства….

– Ты чувствуешь, как я люблю тебя, Слоун? – проговорил Картер, когда они стали постепенно возвращаться в реальный мир. – Это случилось в то самое мгновение, как мы встретились. Теперь-то я понял, как мне всегда не хватало тебя. Слоун, милая, любимая Слоун, помоги мне обрести себя самого!

Слоун свернулась клубочком между ног Картера, положив голову ему на живот. Ее распущенные волосы накрывали его золотисто-русым шатром, и Мэдисон лениво перебирал их.

Они отдыхали после бурных любовных утех. Не раз и не два вихрь страсти уносил их в другое измерение.

– Картер, – продолжила Слоун недавно начатый разговор, – а ты точно ничего не преувеличил лишь для того, чтобы успокоить меня?

– Честное слово. Именно Алисия захотела поговорить со мной перед церемонией бракосочетания. Мы были в доме ее родителей. Уже собирались гости. Дэвид и Адам были до блеска отмыты, и к ним приставили няньку, чтобы они не успели перемазаться чем-нибудь к самому торжественному моменту. Когда я уже надевал парадный костюм, в мою комнату постучала Алисия.

×