Дороти и Волшебник в Стране Оз (др. перевод, с илл.), стр. 4

— Забавно или нет, но неправильно! — серьёзно заявил Зеб. — Животные не должны разговаривать. А с тех пор, как с нами приключилось это несчастье, даже старина Джим заговорил!

— Не вижу ничего неправильного! По крайней мере, в мире случаются вещи куда более неправильные, — резко заметил Джим.

Затем конь счёл предмет спора исчерпанным и спросил о том, что волновало всех:

— И что же мы будем делать?

— Не знаю, — ответил мальчик, с любопытством озираясь по сторонам.

Все дома вокруг были из стекла. Такого чистого и прозрачного стекла, что сквозь стены было видно не хуже, чем через окна. Под крышей, на которую они опустились, Дороти разглядела несколько комнат. Скорее всего это были гостиные и спальни. Девочке даже почудилось, что в этих комнатах видны какие-то странные фигуры.

В соседней крыше зияла солидная дыра, вокруг которой были разбросаны стеклянные осколки. Ближайшая башня со шпилем была снесена до основания. Рядом валялись её обломки. Да и другие постройки выглядели повреждёнными. В одних виднелись проломы, у других были скошены углы. Казалось, на стеклянный город что-то обрушилось сверху. Но что именно, понять было невозможно.

Однако даже разрушенный вид не мог скрыть совершенства линий и изящества стеклянных построек. Наши герои пришли к выводу, что эти здания были очень красивы, пока какой-то несчастный случай не испортил их. Радужные лучи от разноцветных солнц мягко ложились на стеклянный город. От этого все дома и здания переливались нежными, постоянно меняющимися оттенками: ведь светящиеся шары всё время вращались.

Насладившись первым впечатлением от стеклянного города, дети только сейчас заметили, что вокруг них царит полная тишь. Только наши герои и нарушали её. Может быть, этот чудесный подземный город покинут жителями и здесь никто не живёт?

Но не успели они подумать об этом, как через отверстие на соседнюю крышу выбрался какой-то человечек. Он был хорошо виден в ярких разноцветных лучах. Человечек был невысок, но хорошо сложён. Его лицо было красивым — спокойным и ясным, как на полотнах известных живописцев. Одежда на нём сидела великолепно. Она была зелёного цвета и чудно переливалась бриллиантовыми тонами, когда на неё попадали лучи разноцветных солнц.

Человечек сделал шага два по стеклянной крыше, прежде чем заметил присутствие чужестранцев. Тогда он резко остановился. На спокойном лице не отразились ни ужас, ни удивление. Хотя человечек наверняка был и удивлён, и испуган. Только после того как его глаза остановились на нескладной фигуре Джима, он быстро отбежал в дальний угол крыши. При этом он безотрывно смотрел на Джима, который, судя по всему, произвёл на подземного жителя сильное впечатление.

— Эй, что вы делаете?! — закричала Дороти. Она заметила, что человечек, продолжая разглядывать лошадь, достиг края крыши и занёс ногу в пустоту.

— Осторожней, вы упадёте! — снова вскричала Дороти.

Но подземный житель спокойно зашагал по воздуху, словно по твёрдой поверхности. Сильно удивлённая, девочка подбежала к краю и глянула вниз. Незнакомец быстро прошагал по воздуху до самой земли. Вскоре он достиг стеклянного тротуара. Дороти увидела, как он исчез за стеклянной дверью большого стеклянного здания.

— Как странно! — выдохнула изумлённая девочка.

— Не только странно, но и забавно, — раздался тоненький голосок кошки. Повернувшись, Дороти обнаружила, что её любимица разгуливает по воздуху на расстоянии фута от крыши.

— Назад, Эврика! — ужаснулась девочка. — Ты сейчас точно разобьёшься!

— Пора бы тебе знать, дорогая хозяйка, что в кошке проживают девять жизней. Но в этих странных краях я не рискую свалиться вниз и потерять хотя бы одну из них. По той простой причине, что не смогу упасть, даже если очень захочу.

— Воздух выдерживает твой вес? — спросила девочка.

— Конечно, разве ты не видишь? — и кошечка снова взмыла в воздух и вернулась обратно.

— Вот здорово! — воскликнула Дороти.

— Слушай, пусть-ка твоя Эврика сходит вниз и позовёт кого-нибудь к нам на выручку, — предложил Зеб.

Он был изумлён происходящим ещё больше Дороти.

— Зачем? Лучше попробуем сами пройтись по воздуху, — ответила девочка.

Зеб подался назад от края крыши.

— Я бы не решился, — произнёс он.

— Может быть, Джим пойдёт? — сказала Дороти, поглядев на коня.

— А может, и не пойдёт! — взорвался Джим. — Я и так долго падал в бездну и кувыркался в воздухе, чтобы заставлять себя проделывать это ещё раз.

— Да, но мы ведь не грохнулись на крышу изо всей силы, — возразила девочка. — В конце спуска мы летели очень медленно. Я почти уверена, что точно таким же образом, без малейшего ущерба для себя, мы сможем спуститься на улицу. Посмотрите, вон Эврика прекрасно ходит по воздуху.

— Да она весит-то полфунта, не больше, — возразил Джим. — А я на полтонны потяну.

С сомнением оглядев животное, девочка покачала головой.

— Вряд ли, Джим. Ты ужасно худой.

— Да, я старая ломовая лошадь, — понуро уронил голову Джим. — Мне многое довелось пережить. Сколько лет я возил городской экипаж в Чикаго! А это что-нибудь да значит.

— Он ест прилично. Хватит, чтоб потолстеть. Уж я-то знаю, — веско заявил Зеб.

— Кто, я? Может быть, сегодня я хоть что-нибудь съел на завтрак? — проворчал конь, обиженный словами мальчика.

— Никто из нас не завтракал, — не сдавался Зеб. — И вообще, в минуту опасности глупо болтать о еде.

— Нет большей опасности, чем остаться без пищи, — фыркнул конь. — А мы даже не знаем, есть ли в этой диковинной стране овёс или нет! Если даже и есть, то вполне возможно, что он стеклянный!

— Ты ошибаешься! — воскликнула Дороти. Она как раз взглянула на другую сторону крыши. — На окраине города я вижу много ухоженных садов и полей.

Затем девочка добавила:

— Всё это хорошо. Но мы всё-таки должны найти возможность спуститься на землю.

— Почему бы вам не проделать это прямо сейчас? — обратилась Эврика к детям. — Я голодна как лошадь и ужасно хочу молока.

— Ты попробуешь, Зеб? — девочка повернулась к брату.

Зеб заколебался. Ужасное падение в подземную бездну так подействовало на него, что на время он стал боязливей и осторожней, чем обычно. Бледное лицо всё ещё выглядело испуганным. Но Зеб был мальчишкой и совсем не хотел, чтобы хоть одна девчонка на свете посчитала его трусом. Вздохнув, он медленно подошёл к краю крыши.

Дороти ухватила его за руку. Зеб занёс ногу и как бы пощупал воздух. Он показался мальчику достаточно плотным. Наконец Зеб решился. Он сделал шаг, за ним второй. Держась с ним за руку, Дороти последовала за мальчиком. И вот уже дети спокойно прогуливались по воздуху. Рядом резвилась кошечка.

— Давай, Джим! — позвал Зеб. — Всё в порядке!

Джим подобрался к самому краю и огляделся. Конь был ещё осторожней, чем мальчик. Но долгий опыт подсказал ему, что он, пожалуй, сможет проделать то же, что остальные. Взмахнув коротким хвостом и захрапев, Джим рысью пустился с крыши. Повозка потащилась за ним. По пути на землю конь обогнал детей. Ведь вес его был гораздо большим, и он спускался значительно быстрее. Но даже при всём своём весе Джим так плавно приземлился на стеклянный тротуар, что фургон даже не дрогнул.

— Ну и ну! — выдохнула Дороти, опустившись на мостовую. — Что за необычная страна!

Из стеклянных дверей соседних домов стали высыпать человечки. Они молча рассматривали пришельцев. Скоро собралась целая толпа. Среди собравшихся совсем не видать было детей. Все человечки чем-то напоминали первого, которого наши герои встретили на крыше. У каждого было приятное лицо, хорошая фигура. Все были привлекательно одеты. Среди них не было ни одной невзрачной персоны.

И всё же Дороти не особенно обрадовалась появлению человечков. Может быть, потому, что безжизненные выражения их лиц больше подходили куклам или манекенам, чем живым людям. Человечки не смеялись, не хмурились. Они не выражали ни страха, ни удивления, ни дружелюбия. Подземные жители просто уставились на пришельцев и не сводили с них немигающих глаз. Больше внимания человечки уделили Джиму и Эврике. Дети имели хотя бы внешнее сходство с подземными жителями. А зверей, напоминающих лошадь или кошку, как видно, в подземном мире не было.

×