Дороти и Волшебник в Стране Оз (др. перевод, с илл.), стр. 32

— Чистая правда, ваше высочество, — сказал Жук-кувыркун с поклоном. — Так вот, я говорю, мысленным взором я вижу, как она украдкой ползёт в покои Озмы и прячется там, оставшись никем не замеченной. Принцесса уходит и закрывает за собой дверь. А убийца остаётся один на один с беспомощной жертвой — пухленьким поросёночком. Я вижу, как она набрасывается на невинное создание и проглатывает его…

— И вы всё ещё видите эту картину мысленным взором? — спросил Страшила.

— Конечно. Как ещё я могу это видеть? Только мысленным взором! Так вот, никто из нас не сомневается, что я говорю сущую правду, потому что с тех пор поросёнка нигде не нашли.

— Я полагаю, если бы вместо поросёнка исчез кот, ваш мысленный взор увидел бы, как поросёнок съедает кота, — высказал предположение Страшила.

— Весьма вероятно, — признался Жук-кувыркун. — А сейчас, уважаемые присяжные, заявляю вам, что такое ужасное преступление заслуживает смертной казни. А в отношении свирепого преступника, того, что сидит перед вами и умывает лапкой мордочку, приговор должен быть приведён в исполнение девять раз.

Когда оратор сел, раздалось много аплодисментов. Затем принцесса строго спросила:

— Подсудимая, что вы можете сказать в свою защиту? Вы виновны или невиновны?

— Вот ещё! Это ваше дело — разобраться, виновна я или нет, — отвечала Эврика. — Если вы сможете доказать мою вину, я безропотно приму смерть девять раз. Но мысленный взор — не доказательство. Потому что у Жука-кувыркуна нет такой мысли, которая могла бы видеть на самом деле.

— Ничего, дорогая! — сказала Дороти.

Затем поднялся Железный Дровосек и произнёс речь защитника.

— Глубокоуважаемые присяжные и сердечно любимая принцесса Озма! Умоляю вас не судить Эврику так сурово. Не думаю, что вы признаете виновным невинного. Жестоко называть завтрак убийством. Эврика — любимица нашей прекрасной маленькой Дороти, которой мы все восхищаемся. Кротость и невинность Эврики — её главные добродетели. А теперь взгляните в её умные глазки! — (При этих словах кошка сонно сощурила глаза.) — Полюбуйтесь приветливым выражением лица! — (Эврика зарычала и показала зубы.) — Обратите внимание на мягкие подушечки её нежных лапок! — (Эврика показала острые когти и зацарапала ими по прутьям.) — Может ли такое нежное животное проглотить кого-нибудь? Нет! Тысячу раз — нет!

— Нельзя ли покороче? — прервала красноречие Дровосека Эврика. — Вы говорите слишком долго.

— Но я пытаюсь защитить вас! — возразил Железный Дровосек.

— Тогда говорите по существу, — гнула своё кошка. — Скажите им, что я не так глупа, чтобы съесть поросёнка. Я отлично представляю, какой шум поднимется. Но не пытайтесь представить дело так, что я вообще не могу есть пухленьких свинок. Я бы сделала это, если была бы уверена, что об этом никто не узнает. Представляю, какой он, должно быть, вкусный!

— Возможно, он и вкусный, но не для меня. Мой жестяной организм не рассчитан на приём пищи и у меня нет опыта в таких делах, — заметил Железный Дровосек. — Но я помню, как один наш великий поэт сказал однажды:

Если голод, жажда мучат,
Снятся пища и вода,
Я не знаю счастья лучше,
Чем прекрасная еда!

— Примите это, пожалуйста, в расчёт, мои дорогие присяжные, и тогда вы поймёте, что кошку обвиняют несправедливо, и надо её освободить.

Когда Дровосек сел, никто не похлопал ему. Видимо, его доводы показались неубедительными и мало кто поверил, что Эврика невиновна. Затем присяжные шёпотом посовещались и поручили объявить своё решение Голодному Тигру. Огромный зверь медленно поднялся и сказал:

— У кошек нет совести, поэтому они едят всё, что пожелают. Суд присяжных считает, что белая кошка, известная под именем Эврика, виновна в том, что она съела личного поросёнка принцессы Озмы, и должна быть приговорена к смертной казни.

Решение суда было встречено аплодисментами. Только Дороти опечалилась судьбой своей любимицы. Принцесса уже была готова распорядиться, чтобы Железный Дровосек привёл приговор в исполнение своим топором, как вдруг Ник Лесоруб обратился к ней:

— Ваше высочество! Видите, как легко совершить судебную ошибку! Кошка не могла съесть вашего поросёнка, потому что он — здесь!

Тут Дровосек снял шапку-маслёнку и достал из неё крошечную белую свинку. Он поднял её на ладони вверх, чтобы все могли хорошенько видеть поросёнка.

Счастливая Озма воскликнула:

— Дай мне его сюда, Ник Лесоруб!

Публика пришла в восторг и захлопала

в ладоши, приветствуя избавление кошки от смерти и радуясь, что она невиновна. Взяв свинку на руки и нежно погладив её мягкую шёрстку, принцесса велела:

— Выпустите Эврику из клетки. Она больше не пленница, а наш добрый друг. От имени всех я приношу ей извинения. Где вы нашли свинку, Железный Дровосек?

— В одной из комнат дворца, — ответил тот.

— Правосудие — опасная вещь, — вздохнул Страшила. — Случись так, что поросёнка не нашли, и Эврику наверняка бы казнили.

— Но правосудие в конце концов восторжествовало, — сказала Озма. — Мой любимец здесь, да и Эврика на свободе.

— Я отказываюсь выходить из клетки, — закричала вдруг Эврика пронзительным голоском, — пока Волшебник не покажет фокус с восемью поросятами. Если их окажется семь, тогда в руках принцессы не тот поросёнок, который исчез, а одна из свинок Волшебника.

— Молчи, Эврика! — попробовал остановить её Оз.

— Не делай глупостей, — посоветовал Железный Дровосек кошке, — или тебе придётся пожалеть об этом.

— Поросёнок принцессы носил изумрудный ошейник, — громко объявила Эврика, чтобы все услышали её.

— Действительно! — воскликнула Озма. — Это не тот поросёнок, которого подарил мне Волшебник!

— Конечно, не тот! — заявила Эврика. — Всего у него было девять поросят. Должна сказать, что Волшебник в своё время пожадничал и не позволил мне съесть хотя бы парочку свинок. Ну ладно, сейчас, когда этот глупый суд закончился, я расскажу вам, что на самом деле случилось с вашим ненаглядным поросёнком.

Все сразу притихли, и кошка продолжала спокойным насмешливым голосом:

— Признаюсь, что я собиралась съесть его на завтрак. Пока принцесса одевалась, я прокралась в её покои и спряталась под стулом. Когда Озма уходила, она закрыла дверь. Её любимчик остался на столике. Я выпрыгнула из убежища и, приблизившись к поросёнку, сказала ему, чтобы он не делал глупостей, ибо через полсекунды он окажется в моём желудке. Но кто может поручиться за эти создания! Вместо того чтобы вести себя тихо и позволить мне съесть его со всеми удобствами, он так задрожал от ужаса, что упал в большую вазу, стоявшую на полу. У вазы было очень узкое горлышко. Сначала свинка застряла там. Я уже было схватила её, но она всё-таки протиснулась внутрь и упала на глубокое дно. Думаю, что она там и сейчас.

Все были поражены признанием Эврики. Озма сразу послала офицера за вазой. Когда сосуд принесли, принцесса заглянула в неё и увидела пропавшего поросёнка. Ничего не оставалось, как разбить вазу. Что и проделал своим топором Железный Дровосек, освободив узника.

Народ расходился довольный. Дороти обняла кошку и сказала, что счастлива узнать о её невиновности.

— Но почему же ты всё не рассказала сразу? — спросила девочка.

— Это испортило бы всю забаву, — зевнула кошка.

Озма на радостях простила Волшебника и Железного Дровосека. Вручив Озу его поросёночка, принцесса отправилась со своим любимцем к себе. Суд завершился. Вернувшись в уютные домики, добрые жители Изумрудного города ещё долго обсуждали удивительные события прошедшего дня.

20. Зеб возвращается на ранчо

Эврика сильно удивилась, обнаружив, что впала в немилость. Ведь не съела же она поросёнка! Но жители Страны Оз знали, что она пыталась совершить преступление. Лишь случай помог избежать худшего. Даже Голодный Тигр перестал с ней дружить, а ведь он всё-таки большая кошка. Эврике запретили прогуливаться вокруг дворца, и она была вынуждена всё время проводить в одиночестве в комнате Дороти. Кошка принялась умолять хозяйку отправить её в любое другое место, где она будет чувствовать себя лучше.

×