Дороти и Волшебник в Стране Оз (др. перевод, с илл.), стр. 2

Девочка забралась в повозку. За ней последовал подросток. Он схватил поводья, тряхнул ими и крикнул:

— Н-но!

Конь не сдвинулся с места. До этого момента Дороти казалось, что он глухой только на одно своё обвисшее ухо. А теперь выходило, что на оба.

— Н-но! — ещё раз скомандовал мальчик.

Конь стоял не шевелясь. Дороти вдруг улыбнулась.

— Возможно, он и поедет, если ты отвяжешь его от дерева, — сказала она.

Мальчик весело расхохотался и спрыгнул с повозки.

— Наверное, я ещё наполовину сплю, — произнёс он, отвязывая коня. — А Джим — молодчина, хорошо знает своё дело. Правда, Джим? — мальчик потрепал вытянутые ноздри коня.

Затем паренёк снова забрался в повозку и взялся за поводья. Конь сразу подался назад от деревьев. Он медленно развернулся и пошёл трусцой вниз по песчаной дороге. Та еле виднелась в тусклом свете.

— Я думал, что поезд никогда не придёт, — заметил мальчик. — Я прождал на этой станции пять часов.

— Было землетрясение, — сказала Дороти. — Разве ты не чувствовал, как трясётся земля?

— Конечно, чувствовал. Но, видишь ли, подземные толчки — привычное дело у нас в Калифорнии. Надоедает всё время бояться их, — ответил мальчик.

— Проводник сказал, что на его памяти это было самое сильное землетрясение.

— Правда? Тогда оно, наверное, случилось, когда я спал, — задумчиво произнёс мальчик.

Наступила пауза. Конь по-прежнему трусил длинным ровным шагом.

— Как там мой дядя Генри? — поинтересовалась девочка.

— Не беспокойся! С ним всё в порядке. Он и дядюшка Билл прекрасно провели время на ранчо, вспоминая молодость, прежние дела и общих знакомых.

— Мистер Билл Хагсон твой дядя? — спросила Дороти.

— Да, Билл Хагсон — мой дядя. Он женат на сестре жены твоего дяди Генри. Выходит, мы с тобой двоюродные брат и сестра, — разъяснил мальчик. — Я работаю у дяди Билла на его ранчо. Получаю шесть долларов в месяц и кормёжку впридачу.

— У тебя, наверное, много хлопот по хозяйству? — посочувствовала Дороти.

— Да что ты! Это у дядюшки Хагсона полно забот. Ещё бы! Заботиться обо всём ранчо! А у меня одна забота: знай делай, что велят! Об остальном у меня голова не болит. Хотя вообще-то я отличный работник! — сообщил мальчик без ложной скромности.

Но через секунду добавил со смехом:

— Работаю так же здорово, как и сплю!

— Как тебя зовут? — спросила девочка. Ей нравились открытые манеры и жизнерадостность мальчика.

— Знаешь, не слишком-то благозвучно, — ответил тот, немного смутившись. — Моё полное имя Зебедиах. Но все зовут меня просто Зеб.

Мальчик постарался сменить тему:

— Правда, что ты была в Австралии?

— Да, с дядей Генри, — ответила Дороти. — Мы хорошо отдохнули там у дальних родственников. А потом сели на пароход и неделю назад добрались до Сан-Франциско. Дядюшка прямиком направился к вам, на ранчо Хагсон. А я задержалась в городе погостить в семье, с которой мы познакомились во время плавания из Австралии.

— Сколько ты пробудешь у нас? — спросил Зеб.

— Только один день. Завтра нам с дядюшкой Генри надо отправляться домой, в Канзас. Видишь ли, мы очень долго не были дома. А там на ферме тётушка Эм одна со всем управляется. Тяжело ей. Да и мы соскучились по ней и по дому, по родной канзасской степи.

Мальчик разочарованно замолчал. Ему тоже нравилась сестричка, самостоятельная и не зазнайка. Зеб втайне надеялся, что Дороти погостит у них хотя бы несколько дней. Он вздохнул, слегка ударил хлыстом по бокам лошади и задумался.

Прежде чем мальчик смог произнести хоть одно слово, повозку стало опасно раскачивать из стороны в сторону. Казалось, что земля вздыбилась под ними. В следующее мгновение что-то затрещало внизу и послышался отдалённый рёв. Он нарастал, словно к повозке приближалось какое-то огромное чудовище. Дороти увидела, что с её стороны в земле разверзлась широкая щель: которая тут же исчезла.

— Боже праведный! — крикнула девочка, ухватившись за железный поручень сиденья. — Что это было?

— Ужасно сильный подземный толчок! — ответил побелевший Зеб. — Мы чуть не провалились в землю.

Конь внезапно встал как скала. Казалось, никакая сила не стронет его с места. Зеб тряс поводьями и понукал его, но Джим упорствовал. Тогда мальчик размахнулся и огрел бок коня хлыстом. Тот глухо заржал от возмущения, но всё же побрёл по дороге.

Какое-то время дети молчали. Опасность витала в воздухе. В любой миг можно было ожидать нового подземного толчка. Обычно безнадёжно повисшие уши Джима поднялись торчком. Каждый мускул большого лошадиного тела напрягся. Конь двигался не очень быстро, но волнение было так велико, что бока его скоро взмылились. Время от времени Джим дрожал как осиновый лист.

Постепенно небо снова потемнело. По долине носился ветер, издавая странные всхлипывающие звуки. Внезапно раздался душераздирающий рёв, и земля разошлась в разные стороны прямо под лошадью. Образовалась огромная щель. С диким ржанием, означавшим неописуемый ужас, бедное животное рухнуло в пропасть, потянув за собой повозку и седоков.

Дороти машинально ухватилась за крытый верх фургона. То же сделал и Зеб. Неожиданное падение в подземное пространство так напугало детей, что они не успели ни о чём подумать. Со всех сторон их окружал мрак. Затаив дыхание, наши герои ожидали страшного конца. Он должен был наступить при ударе об острые камни или оттого, что земля сомкнётся над их головами и навсегда похоронит в своих недрах.

Дороти и Волшебник в Стране Оз (др. перевод, с илл.) - _3.jpg

Ужасное ощущение падения в пропасть, непроницаемая темнота и адский шум — нет, Дороти была не в силах вынести всё это. На несколько мгновений она потеряла сознание. Зеб ещё держался, он не упал в обморок. Но был так сильно напуган, что ничего не соображал. Мёртвой хваткой вцепившись в сиденье, он с ужасом ожидал, что следующее мгновение окажется для него последним.

2. Стеклянный город

Когда Дороти пришла в себя, они продолжали падать в бездну, но уже не так быстро. Крытый верх повозки наполнился воздухом и надулся, как парашют или зонтик при хорошем ветре. Поэтому они летели вниз достаточно плавно, чтобы выдержать подобный спуск. Гораздо труднее было пережить ужас предстоящего падения на дно этой исполинской земной трещины. От одной мысли, что смерть может наступить в любую минуту, детей охватывал вполне естественный страх.

Высоко над их головами прокатывался грохот за грохотом, словно земля с усилием соединялась в том месте, где только что зияла гигантская расщелина. Вскоре со всех сторон посыпались камни и глиняные глыбы. Друзья по несчастью не увидели их, а скорее почувствовали. Падающие предметы забарабанили по крыше фургона. Один из увесистых камней настиг Джима и больно ударил по костлявому телу. Дороти послышалось, что конь вскрикнул человеческим голосом.

Однако новые скользящие удары не причинили большого вреда бедной лошади. Ведь осколки горных пород и другие предметы летели в одном направлении с Джимом. Разве что камни и прочий мусор падали быстрее, чем лошадь с повозкой. Дети спускались под куполом фургона, как на парашюте. Но Джима настигали догоняющие удары. Ошалевшее животное было гораздо больше испугано самим падением в бездну, чем страдало от боли.

Дороти не могла понять, как долго всё это продолжалось. Девочка потеряла чувство времени, так сильно была сбита с толку. Но глаза постепенно привыкли к темноте. Всмотревшись, Дороти различила очертания Джима. Его морда была вздёрнута вверх, уши стояли торчком. А длинные ноги болтались во все стороны по мере того, как несчастное животное кувыркалось в подземном пространстве самым нелепым образом.

Повернув голову, девочка заметила, что Зеб по-прежнему рядом с ней. Он притих и как будто успокоился. Дороти вздохнула с некоторым облегчением. Дыхание стало восстанавливаться. Она поняла, что смерть была совсем рядом, но в конце концов отступила. А впереди девочку ждут новые приключения, Дороти предчувствовала, что они обещают быть не менее захватывающими и удивительными, чем те, что ей уже довелось пережить.

×