#Сосед (СИ), стр. 3

Большой, падла. Тоже не заметила этого раньше.

– Не нравится, купи беруши, – прорычала я, – Или звукоизоляцию получше сделай.

Ткнула в грудь пальцем, удивившись её твёрдости – как железный. Он перехватил моё запястье и отвёл в сторону, наклонил голову близко–близко к моему лицу и чётко, по слогам сказал:

– Пошла вон.

– Урод, – крякнула я, подпрыгнув.

Пулей вылетела с его балкона, влетела в свою квартиру и хлопнула дверью. Опустила ручку вниз, задёрнула штору из плотной парчи. Выдохнула.

Ты ещё пожалеешь, сосед.

***

Lord forgive me for the things I've done

I was never meant to hurt no one

I saw scars upon a brokenhearted lover

 

Ed Sheeran «Bloodstream»

 

Наутро проснулась разбитая. Полночи крутилась в кровати, пытаясь уснуть – тщетно. Внутри кипела злость, затем её сменяла обида, потом – недоумение.

И почему меня задели слова какого–то сосунка? Подумаешь, считает меня шлюхой, не велика потеря. Да он вообще мне никто и звать никак.

Решила объявить ему холодную войну – тотальный игнор. Если раньше здоровалась, то теперь буду проходить с высоко поднятой головой и пренебрежением в глазах. И орать, когда Андрус меня трахает, буду пуще прежнего – пусть удавится, вошь поганая.

В общем, в этих размышлениях провела полночи, с горем пополам уснув под утро. Пока жарила яичницу–глазунью на завтрак, услышала звонок мобильного. Звонил мой мужчина.

– Да, – проворковала мягким, чуть приглушённым голосом в трубку.

– Я сегодня не приеду. Уезжаю на выходные. Семейные дела, – коротко отчеканил и замолчал.

– Понятно, – протянула я, выключая плиту, – Буду скучать.

– Я тоже. Как настроение?

– Теперь хуже, – я улыбнулась, потянувшись к тарелкам, – Придётся чем–то занять себя до понедельника. Может быть, ты подаришь мне дилдо? – бросила игриво, и зажмурилась, представив, как он заёрзал в кресле.

– Нет уж. Только если пользоваться им будем вдвоём, – со смешком сказал он, – Мне пора. Пока.

– Пока.

Я швырнула мобильник на стол и вздохнула.

Опять придётся что–то выдумывать. Вечеринку? В принципе можно. Устрою девичник, а ещё лучше пижама–party.

Пока завтракала, разослала двум лучшим подругам сообщения – те согласились. Договорились, что закуска с меня, а они принесут выпивку. Убрав грязную тарелку в посудомойку, накидала список продуктов в записную книжку, натянула лёгкое платье и обула балетки – пошла в магазин.

В банкомате проверила остаток на счету – новый платёж на четыреста евро – ещё один приятный бонус отношений с женатиком. Могу не работать – обеспечивает все радости, шалости и слабости.

Прогуливалась по торговому центру, снова накупила косметики и шипучих соляных бомбочек в ванную. Питаю страсть к продуктам The Body Shop, дома целая коллекция масел, кремов, спреев. Только пользоваться не для кого – Андрус не любит, когда от меня чем–то пахнет. Домой возвращалась с кучей пакетов, и новой парой солнечных очков авиаторов в золотистой оправе – с синей зеркальной плёнкой. Тоже своего рода фетиш – ношу, даже тогда, когда на улице сумерки. Не люблю, если смотрят в глаза.

Пол дня провела за приготовлением салатиков, канапе и мини–бутербродов – всё, как девочки любят. Накрыла небольшой журнальный столик в гостиной, перебрала DVD–диски на всякий случай, вдруг захотим что–нибудь посмотреть на ночь глядя. К семи вечера уже чувствовала лёгкую усталость, и выползла на балкон.

Дверь соседа была открыта, тонкая тюль торчала их оконного проёма. Я поморщилась, отвернула стул и уселась, закинув ноги на подоконник. Задымила, как паровоз, задумавшись о том, что, пожалуй, пора всё–таки начать искать работу. Сидеть дома скучно, да и трудовой стаж пора начать нарабатывать. Уже двадцать пять, а я так нигде после окончания университета и не потрудилась.

Вы не подумайте, что я ленивая клуша, или содержанка по призванию. Нет, всё не так. Просто удачно сложилось: пока училась, жила с родителями и те обеспечивали. Из–за учёбы работу найти было трудно, практику проходила у отца в фирме – формально, на деле я там ни разу не появилась. А потом встретила Андруса – о какой работе может идти речь? Он сказал: «Сиди дома, пока не надоест, я обеспечу». Обеспечивает. Мне вроде пока не надоело. Я думаю, вы бы тоже не отказались от такого расклада.

Услышала шаркающие шаги за спиной, напряглась. Сделала вид, что усиленно докуриваю сигарету, и спохватилась – затушить опять негде. Что за голова дырявая, нет – пепельницу купить.

Подумала, подумала, распотрошила пачку и затушила прямо в неё. Сигареты рассыпались по столу – да и Бог с ними. Давно пора бросать, вот докурю эти двенадцать штук – и брошу.

За спиной сипло прокашлялись:

– Простите? – тон вопросительный, – Мы можем поговорить?

Я не ответила. Молча встала, бросила окурок и направилась в квартиру. Хлопнула балконной дверью, занавесила окно. В руке осталась смятая пачка, пошла на кухню и выбросила. Помыла руки, выдохнула, глядя на своё отражение в зеркале на стене ванной. Раздался звонок в дверь.

На всякий случай посмотрела в глазок, мало ли. На площадке стояли подружки – держа в руках огромную кучу надутых шаров и бутылки с шампанским.

Впустила их в квартиру, с ходу стали расспрашивать о новостях – давно не виделись. Новостей у меня и нет толком – поэтому плавно перевела тему на них.

Нинка работала в турагентстве – в универе брала дополнительный курс по международным отношениям. Собирается машину покупать – отец обещал добавить и сделать подарок ко дню рождения. Появился ухажёр, в возрасте, как и у меня, кажется, влюбилась.

Таисию повысили – теперь она главный администратор в ресторане. Ни с кем не встречается, и не собирается пока. Все мужики «сво» – её девиз по жизни.

Вечер постепенно разбавлялся сладким Martini Asti и громким, визгливым девичьим смехом. Нинка включила музыку, Тася принялась танцевать на диване. Я снимала шарики с лент и развязывала их, а потом передавала разомлевшим от алкоголя девчонкам.

– Что поём? – громко возопила Таська, перекрикивая музыку.

– Пусть Агата придумает.

Это было нашим милым хобби, развлечением – вдыхать гелий и петь какую–нибудь песню, желательно пошлую и грубую. Я начинаю, они подхватывают, а к концу первого куплета (реже – припева) мы валяемся на полу, испуская тихие стоны вместо смеха.

Нина сделала музыку потише, я поднесла шарик к губам, обхватила покрепче и вдохнула. Задержала дыхание, поглядела на девочек с ехидной улыбкой и начала читать:

Все крутые тёлки сбежали в Москву

What the fuck, Smash, я не пойму

Как будто на кастинг новые лица

Опять принимает столица

 

– Ооо! – Таисия хлопнула в ладоши, и быстро набрала гелия в лёгкие.

Студентка, актриса, проститутка,

Жена олигарха – это не шутка,

Певица или просто модель,

Как карта России моя постель

 

Нина быстро подхватила, пока я дико хохотала – голос у Таи был настолько писклявым сам по себе, что ей можно было проворачивать этот трюк и без шара, наполненного газом.

Моя Москва, здесь решают вопросы

В моей Москве, здесь горы кокоса

Моя Москва – это зона спроса

 

Вдохнув ещё раз, я пропищала вместе с ней:

И любая тёлка лишь цена вопроса

 

Снова расхохотавшись до слёз, я выпустила шарик с остатками газа из рук, и он пулей выстрелил в потолок и упал тряпочкой на пол. Девчонки тоже смеялись, сначала детскими голосами, но постепенно действие гелия прошло, и их хохот стал привычным, но не менее заливистым.

– Всё, – вздохнула Таська, растянувшись звездой на полу, – Я не знаю, как вы, а я курить.

Вставать она не стала, просто подползла на четвереньках в спальню – на балкон. Я осталась на диване, покачивая перекинутыми через подлокотник ногами в воздухе, а Нинка последовала за ней.

×