#Сосед (СИ), стр. 2

Он просто не хочет, чтобы его одежда впитала запах табака. Могут быть лишние расспросы дома.

Он женат. И я знаю, что вы думаете, брезгливо морща нос.

***

I've been sitting here for ages

Ripping out the pages

How'd I get so faded

How'd I get so faded

 

Ed Sheeran «Bloodstream»

 

Хотите знать, как я докатилась до жизни такой? Не надо говорить: «Нет», уверена – вам любопытно.

Всё началось просто, я бы даже сказала прозаично. Вечер в компании подруг, сладкая пина колада и заливистый смех выпускниц бизнес академии. Мы отмечали счастливое окончание пятилетней каторги под названием «учёба». На самом деле, я её каторгой не считала – обучение было платным, а значит поблажек давали очень много. Мои родители вполне обеспечены и оплачивали университет полностью, а я делала вид, что грызу гранит науки. Диплом получила, степень магистра тоже – предки довольны, а я теперь могу делать вид серьёзной мадам с высшим.

В общем, мы пили, танцевали, снова пили, и тут я вижу его. Невысокий, но крепкий; в идеально подогнанном по фигуре костюме, с лёгкой проседью на висках, но привлекательный. Есть такой тип мужчин – им может быть тридцать, сорок, пятьдесят, но они всегда хорошо выглядят. Взгляд наглый, я бы даже сказала – борзый. Он тогда облапил меня глазами всю, словно облизал. Но я не могу сказать, что мне это не понравилось – я всегда предпочитала мужчин постарше. И любила внимание, что уж скрывать.

Подошёл, познакомились. Слово за слово, угостил выпивкой, правда посмеявшись над слишком девичьим выбором. Обменялись телефонами, поговорили в духе «какая замечательная погода за окном и томный вечер», распрощались.

Позвонил на следующий день, пригласил пообедать. Я согласилась, не стала долго ломаться – давно уже не девственница, что из себя неприступную строить. Он привёз меня в тихий ресторанчик на окраине города, вполне уютный. Не помню, о чём говорили, но собеседником оказался интересным. Много путешествовал по экзотическим странам, рассказывал забавные истории из студенческой молодости. В общем, с ним было комфортно. Я не чувствовала себя молодой дурочкой, если отвечала на его вопросы невпопад; он не хмурился над моими глупыми «современными» шуточками.

После обеда отвёз домой, поцеловал, прижав спиной к сидению, и забрался рукой под юбку. Мягко поглаживал ткань моих трусиков, но не наглел. Оставил меня румяную, со сверкающими глазами и возбуждённую до чёртиков. Просто отпустил саечку и сказал: «Мне пора».

Мы встречались таким образом долго. Почти два месяца. А потом он сказал, что женат.

Я девушка молодая, без лишних предрассудков. Ну, женат и женат. Замуж я не собираюсь, детей рожать тоже. Во всяком случае пока. В первый раз трахнул прямо в машине – я держалась за подголовники передних сидений, царапая чёрную кожу ногтями; а он насаживал меня на свой член, развалившись на заднем. Целовал спину, покусывал затылок – возбуждало неимоверно. Я тогда впервые в жизни испытала оргазм, вот так вот, грязно.

Опыт на заднем сидении повторили ещё несколько раз, а потом он снял квартиру. Не официально, за наличные, естественно.

Приходил днём в будни – во время обеда. Иногда, когда жена уезжала в СПА, оставался на выходные. Имел меня по–всякому – сам обучал, фактически «с нуля», подстраивая под себя и свои аппетиты. Я не жалуюсь, напротив, не подумайте. Наши аппетиты совпали на все 100%.

Вместе мы уже полтора года. Меня не напрягает наличие у него мифической жены, так получилось. Поздно встретились. Люблю? Скорее всего да. Любовь вообще штука странная – кто её там разберёт, есть она или нет.

***

I've been looking for a lover

Thought I'd find her in a bottle

God, make me another one

I'll be feeling this tomorrow

 

Ed Sheeran «Bloodstream»

 

К вечеру поменяла смятую постель, приняла душ и подсушила волосы полотенцем. Приготовила салат с руколой, вялеными томатами и фета–сыром; заварила себе зелёный крупнолистовой чай без добавок, и устроилась на лоджии, с ужином и ноутбуком.

Опустевшая тарелка стояла на круглом стеклянном столике, попа утопала в мягкой подушке на стуле. Глаза лениво пролистывали fashion–блоги, нужно быть в курсе трендов и новинок. Из открытого окна проникал свежий воздух – на дворе середина мая, вечера тёплые, со сладковатым запахом цветущих каштанов. Медленно потягивала остывающий чай, хмурилась, глядя на очередную новинку от дизайнеров – боди на чёрные колготки. И кто такое носить будет?

Боковым зрением увидела соседа – лоджии в панельных домах совмещённые, а у нас ещё и неудачно проёмы не заколочены. Бросила на него взгляд, поприветствовала сдержанным кивком и отвернулась, снова уставившись в монитор.

Чиркнул зажигалкой, до носа донёсся дым – сразу захотелось покурить. Это беда всех курильщиков: только почувствуешь запах, или увидишь сигарету в фильме, во рту сразу пересыхает. Облизнула губы, потянулась на стуле, бросила взгляд на стол – пачка в спальне.

– Блин, – пробубнила себе под нос, уронив голову назад.

– Угостить? – пророкотал басистый голос.

Посмотрела на него – стоял в мятой рубашке и джинсах, прислонившись спиной к окну. Кивнула, взял пачку с подоконника, бросил мне. Я её поймала, заработала одобрительный смешок. Вытащила сигарету и зажигалку, подкурила, и запустила голубой Парламент обратно.

Пришлось быстро опустошить кружку – чтобы использовать вместо пепельницы. Дымок тонкой струйкой поднимался от тлеющей сигареты и улетал в окно, пока я прокручивала колёсико компьютерной мыши. Краем глаза заметила, что сосед за мной наблюдает. Молча, куря и потягивая пахучий кофе из большой кружки с надписью «The boss».

От его взгляда по коже пробежали мурашки – глаза светло–зелёные, холодные в буквальном смысле. Поёжилась и пожалела, что не оделась во что–то более закрытое – топ на голое тело и короткие шорты – пижама, в которой обычно сплю. Поняла, что стало зябко и соски под тонкой тканью майки напряглись, прикрылась рукой.

Через минуту не выдержала:

– Что? – спросила резко и грубо.

– Да вот, смотрю на тебя и думаю.

Хамским образом перешёл на «Ты», хотя даже не знакомы толком. Мне это не понравилось.

– О чём?

Он сделал большой глоток, затянулся до самого фильтра и выбросил окурок в окно. Потом усмехнулся, и медленно, с расстановкой произнёс:

– Думаю о том, что же такого надо делать с девушкой, чтобы она так орала во время секса?

Краска резко отхлынула от моего лица. Всё тело покрылось мурашками – от такой непривычной дерзости. Я распахнула глаза и уставилась на него, не моргая. Ошарашенная его наглостью.

– Ну, это если откровенно. А так, погодка неплохая, – он пожал плечами, ехидно улыбнулся и отпил ещё своего кофе.

Чтоб он у него в поперёк горла встал.

– Да пошёл ты, – сквозь зубы процедила я, – Тебе не обломится.

– Да как–то и не хочется. Я не трахаю дешёвых шлюх, – бросил он, презрительно фыркнув.

Отвернулся и ушёл в свою квартиру.

Это что сейчас было?

Это меня сейчас какой–то мудила шлюхой назвал?

Во мне вскипело негодование, ярость, ненависть. Я открывала и закрывала рот, часто дыша.

Да кто он такой? Как он смеет?

Подскочила с места, опрокинув стул. Перепрыгнула через него и в два шага оказалась напротив его балконной двери. Стукнула кулаком, та распахнулась.

– Ты… Ты… – задыхаясь от возмущения, прошептала я, – Да как ты смеешь! – визгливо озвучила свою последнюю мысль вслух.

Он стоял напротив двери – в самом тёмном углу, медленно повернулся и шагнул ко мне навстречу. Ещё раз. И ещё один. Я тряслась от гнева, практически брызжа слюной, и не заметила, что он подошёл вплотную ко мне.

– В следующий раз, – медленно сказал, словно разжёвывая, – Вспомни о том, что за стеной есть люди, – практически прошипел, посмотрев куда–то за моё плечо.

×