После поцелуя, стр. 2

Рейлин ясно помнила, что она почувствовала себя в ловушке, когда они вышли от немца. Но сдаваться сразу она не собиралась. Она вырвалась и помчалась прочь, не зная даже, куда бежать. Девушка была так поглощена мыслью о том, чтобы не дать дяде осуществить его план, что не смотрела по сторонам. Она завернула за угол и налетела на мужчину. Это был Джеффри Бирмингем.

Времени для извинений не было. Рейлин оттолкнула незнакомца и бросилась дальше. Девушка не заметила даже, что на нее мчится экипаж, запряженный четверкой лошадей. Джефф помчался за Рейлин, схватил ее в объятия и вытащил чуть ли не из-под копыт коней. Рейлин и представить себе не могла, что вскоре после того, как он стал ее спасителем, он превратится в ее жениха… а потом и в мужа.

Размышляя над тем, как быстро она увлеклась Джеффом, Рейлин удивилась, что попросила время, чтобы лучше узнать его. По правде говоря, несмотря ни на что, девушка была убеждена, что заполучила мужа, подобного которому многие представительницы ее пола будут искать всю жизнь.

Красивая внешность и блестящее остроумие Джеффа пленили бы любую женщину. Но между ними возникло нечто большее. Их души тянулись друг к другу. После такого стремительного романа Рейлин могла лишь спрашивать себя, что ждет их впереди. Ее волновало, будет ли она жалеть, что вышла замуж. Или она будет счастлива всю жизнь?

– Вот, Джефф, мы теперь муж и жена, собираемся спать в одной постели, однако мы почти не знаем друг друга, – вслух размышляла Рейлин. – Вы действительно такой замечательный, каким кажетесь? Или вы опоили меня каким-то волшебным зельем?

– Кажется, мы оба выпили один напиток, потому что я тоже заворожен, – признался он.

Взяв жену за руку, Джефф улыбнулся и вывел ее на веранду. Они прогуливались под руку, любуясь красотой черного как бархат неба, усеянного мириадами мерцающих звезд. Луна в праздной безмятежности покоилась на кронах деревьев. За парком, раскинувшимся позади дома, стояли величественные дубы. А дальше – домики, где жили слуги. Сквозь раскачивающиеся ветви были видны освещенные окна. Где-то играли на скрипке. Красота, окружавшая их, музыка и воздух, напоенный благоуханием цветов, вызывали у Рейлин и Джеффа восторг. Эта ночь поистине была создана для влюбленных.

Прислонившись к перилам, Джефф обнял жену за тонкую талию и притянул ее к себе. Повернув голову, он посмотрел на вспаханные поля.

– Часть этой земли, которую вы видите, была пожалована моему отцу английскими властями вместе с несколькими тысячами акров в Хартхейвене. Там наша семейная плантация. После смерти моих родителей Хартхейвен перешел к моему старшему брату Брендону. А товарный склад и эти поля достались мне. Несколько лет назад я работал у брата управляющим. А он путешествовал. Он встретился с Хитер в Англии и привез ее в Хартхейвен как свою жену. Сплетники с восторгом обсуждали женитьбу Брендона на Хитер, ведь тот все еще был помолвлен с Луизой Уэллс. Когда-то эти поля принадлежали ей. Брендон был безумно влюблен в Хитер. Когда я увидел ее впервые, она уже ждала ребенка. Позже, когда Луизу нашли убитой в этом доме, пронесся слух, что это Брендон убил ее. Но конечно, это неправда.

– Луизу убили здесь, в этом доме? – спросила Рейлин.

Брови Джеффа приподнялись, а на губах появилась усмешка:

– Вы ведь не боитесь привидений, правда?

– Конечно, нет, – поспешила заверить его молодая жена. Но ее щеки залил румянец. – Это место такое чудесное, трудно вообразить, что на самом деле здесь кого-то убили. А виновного нашли?

– Это был маленький человечек, который восторгался красивыми женщинами. Позже он также пытался убить Хитер.

– Вы хотите сказать… в этом доме?

Зеленые глаза Джеффа светились, когда он внимательно смотрел на свою молодую жену. Нетрудно было догадаться, о чем он думает. Джефф уже предвидел, как он проведет много восхитительных ночей, убеждая Рейлин, что независимо от того, проклят дом или нет, она всегда будет в безопасности в его объятиях.

– Он пытался, любовь моя, но Брендон помешал ему. Позже, в грозу, этого человека убило упавшим деревом.

– Мне кажется, вы хотите напугать меня, Джефф Бирмингем.

Ее муж рассмеялся:

– Зачем же мне это делать, мадам?

– Я не знаю. Но если вы любите страшные истории и собираетесь мне еще их рассказывать, – предупредила Рейлин, глядя на него с дерзким огоньком в глазах, – я лучше пойду к Густаву Фридриху.

– Он бы никогда не дорожил вами, как я, – прошептал Джефф. Он приблизил свои губы к губам Рейлин. – Вы будете моей дорогой женой, самой прелестной любовью в моей жизни.

Джефф поцеловал Рейлин. Девушка прильнула к нему. Когда молодой человек поднял голову, она еще крепче прижалась к нему.

– Вы даже заставляете меня забыть, о чем мы говорили, – задыхаясь, прошептала она.

– О моей семье, – посмеиваясь, напомнил он.

– Расскажите что-нибудь еще, – попросила Рейлин.

– Мне показалось, что вы больше не хотите слушать мои истории, – поддразнил Джефф.

– Если они страшные, то не хочу.

– Тогда, безусловно, вы будете очень рады узнать, что в рассказах о моей семье больше не будет убийств и интриг. По крайней мере я не знаю ни одной.

– Рада это слышать, – с улыбкой произнесла Рейлин. – Теперь расскажите, как вы приехали сюда, в Окли.

– После убийства Луизы я уплатил долги за землю и прикупил еще несколько тысяч акров. Но требовалось много труда и денег, чтобы придать Окли теперешний вид. Я полюбил эти места. Мне бы хотелось, чтобы именно здесь родились и выросли наши дети. Дюжины будет достаточно.

Рейлин рассмеялась:

– Я догадываюсь, что вы собираетесь на много лет занять нас делом.

– Я долго ждал того момента, когда найду вас, моя дорогая, и будет лишь справедливо, если… если мы насладимся жизнью. Мне бы очень хотелось иметь дюжину дочерей, которые будут вашей точной копией.

– А я бы была в восторге от дюжины сыновей, таких же красивых, как вы, – весело ответила Рейлин.

Улыбка Джеффа стала еще шире.

– Нам придется добавить еще несколько спален, чтобы их всех разместить.

Рейлин пожала плечами.

– Если этот дом был свидетелем трагедии в прошлом, ему надлежит наполниться радостью и смехом в будущем. Это изумительное место, где мы могли бы растить наших детей.

– Я не дождусь, когда мы начнем.

Рейлин посмотрела в сторону полей.

– Что вы выращиваете?

Джефф с гордостью произнес:

– Там растет хлопок, в долине – рис. За океаном хлопок и рис продавать выгоднее всего. Мы с Брендоном владеем акциями лесопильного завода. Очень удобно сплавлять лес по реке. Эта местность достаточно быстро развивается, и наши люди по крайней мере еще лет десять будут заняты распилкой бревен.

– Если вы владеете товарным складом, Джефф, то наверняка сталкивались с Густавом Фридрихом.

Джефф сказал с презрением в голосе:

– Я много слышал об этом негодяе и поэтому старался не иметь с ним никаких дел. Знаю, он платит бандитам, чтобы те помогали ему. Я держусь от него подальше. Мягко выражаясь, мадам, я скорее предпочел бы иметь дело с вепрем, чем с Густавом Фридрихом.

– Я рада, что вы меня купили, Джефф. Нет, нет, молчите, я знаю, что вы меня купили. – Рейлин смотрела на парк. – У Фридриха дядя просил всего двести пятьдесят долларов. Вы могли бы купить меня дешевле. Семьсот пятьдесят долларов – это чересчур.

Джефф захохотал:

– Купер Фрай не знает, моя дорогая, что я с радостью уплатил бы в сто раз больше. И я бы считал, что каждый счастливый миг, который сейчас провожу с вами, стоит того. Вы – женщина, которую я искал всю жизнь. Разве можно сожалеть о деньгах?

Рейлин вздохнула.

– За то короткое время, что я жила с Купером Фраем, я поняла, что ему нельзя доверять. Он вор. И он ненасытный. Он будет вечно требовать у вас деньги.

– Вашему дядюшке лучше держаться подальше от меня, иначе он пожалеет, – ответил Джефф. – Он согласился оставить нас в покое. Если он этого не сделает, ему придется вернуть те деньги, которые я ему дал.

×