После поцелуя, стр. 1

Кэтлин Вудивисс

После поцелуя

Главa 1

Южная Каролина,

окрестности Чарльстона,

17 июня 1803 года

В этот вечер в середине лета легкий ветерок проникал в открытые двери и окна, приносил в дом запах роз. В спальне на втором этаже ветерок колыхал шелковые кружевные занавески. Шуршание ткани было подобно шепоту. Оно было таким же нежным, как робкий вздох юной новобрачной, когда ее новоиспеченный муж оторвался от ее губ. Под его теплым и восхищенным взглядом она медленно подняла свои темные ресницы, и Джефф Бирмингем понял, что тонет в омуте лучистых голубых глаз.

– Когда вы так смотрите на меня, моя дорогая Рейлин, – выдохнул он, очарованный ее красотой, – я готов поверить, что мы влюблены всю жизнь.

Рейлин провела тонким пальцем по бронзовой от загара щеке Джеффа, по крошечному шраму в виде полумесяца около рта, по подбородку. Джефф был так красив, что впечатлительная девушка влюбилась в него с первого взгляда. Могла ли она знать, что окажется такой влюбчивой? Однако всего за один день она успела не только встретиться с этим молодым человеком, но и выйти за него замуж.

С улыбкой глядя в зеленые глаза Джеффа, Рейлин ласково коснулась кончиками пальцев его губ.

– Возможно, мы всю жизнь были влюблены, Джефф, и только ждали момента, когда обретем друг друга.

– В таком случае я безмерно счастлив, – проговорил Джефф хриплым голосом. – Я часто видел вас во сне. И хотя лицо и фигура моей чаровницы мелькали лишь как неясные тени, меня не покидала надежда, что, если я буду долго и упорно искать, однажды найду. Когда я сегодня днем вас увидел, я почувствовал, что вы пришли из моего сна. Вы – та, о которой я тосковал, сладкий нектар, которого я страстно жаждал. С этой минуты я навечно связан с вами.

Обвив руками шею Джеффа, Рейлин мечтательно вздохнула.

– Когда я убежала от дяди, я подумать не могла, что через несколько шагов брошусь в объятия моего будущего мужа. – Зазвучал серебристый смех Рейлин, сливаясь с тихим позвякиванием хрустальных подвесок в люстре. – И только подумать, я чуть не разбила вам голову перед шляпным магазином миссис Брюстер.

Джефф радостно улыбнулся, когда вспомнил свой спор с дородной продавщицей шляп. Это произошло как раз перед тем, как он оказался на пути у обаятельной красавицы. Миссис Брюстер беспокоилась, сможет ли Джефф найти себе жену, которая не уступала бы его невестке. Однако не прошло и десяти минут, как он встретил такую девушку. Та пыталась не упасть под самым его носом.

– У вас особый способ обращать на себя внимание мужчин, дорогая.

Рейлин засмеялась.

– Полагаю, я должна извиниться за свою неприличную торопливость, сэр, но откуда мне было знать, что такой привлекательный джентльмен будет выходить из магазина дамских шляп, как раз когда я буду пробегать мимо? – Кокетливо наклонив голову, Рейлин хитро смотрела на Джеффа. – Вы не похожи на человека, который носит дамские шляпки, мистер Бирмингем. А может быть, вы ходили туда, чтобы поболтать с миссис Брюстер? Не слишком ли она стара для вас?

– Настолько стара, насколько вы молоды для меня, моя дорогая, – со смехом ответил Джефф. – Могу открыть секрет, что я делал в ее магазине, моя обаятельная маленькая задира, пожалуйста. Я ходил туда, чтобы купить моей невестке шляпку ко дню рождения. Если бы я мог предвидеть, что моя собственная свадьба так близко, я бы обязательно купил еще одну шляпку.

Рейлин надула губки.

– Наверняка, сэр, – сказала она, – десять или девять лет – для некоторых возраст старых дев. Поэтому вы должны согласиться, что я не так уж и молода.

Джефф опять рассмеялся:

– Это очень юный возраст, особенно если учесть, что вы только что вышли замуж за человека, который в этом году разменял тридцать три. Я уверен, что сплетники будут спрашивать друг друга, в каком приюте для сирот я нашел такое очаровательное дитя.

Рейлин не могла понять, как мужчина с такой великолепной внешностью умудрился до сих пор не жениться и не обзавестись кучей детишек. Молодые особы, должно быть, изливали целые потоки слез, упрашивая Джеффа жениться. И если он ни разу не уступил мольбам, то наверняка у него была любовница. Возможно, и сейчас существует какое-то прелестное создание, с которым он проводит время.

– Скажите мне честно, сэр, – попросила Рейлин с застенчиво-любопытной улыбкой. – У вас было много возлюбленных? Вы меня поддразниваете, я понимаю. Ведь я не единственная…

Джефф перебил ее:

– Я не могу отрицать, что в поисках женщины моих грез отдавал свое сердце другим. Но что-то терзало мне душу. Я не лгу вам, мадам, когда говорю, что ни к одной из девушек, за которыми ухаживал, я не обращался с просьбой стать моей женой. Какие бы соблазны ни побуждали меня искать их общества, они были эфемерными, такими же мимолетными, как дуновение ветерка. В самом деле, чем дольше я искал девушку моих грез, тем сильнее убеждался, что лучше быть холостяком. – Джефф усмехнулся. – Никогда не думал, что девушке моей мечты придется переплыть океан, чтобы встретить меня.

Утреннее приключение на время заслонило несчастья Рейлин: ужасное путешествие по океану, смерть матери… Последний год был самым несчастным в ее жизни. А последние несколько дней Рейлин думала, что больше никогда ничему не будет радоваться.

В Лондоне жить стало невозможно после того, как менее знатные пэры обвинили ее отца в измене. Им зачем-то понадобилось опорочить имя лорда Рандалла Барретта. И они добились его ареста. Хотя отец Рейлин отрицал их голословные утверждения, ему даже отказали в судебном разбирательстве. Он умер в тюрьме. После его кончины власти отобрали у его семьи все. Рейлин и ее матери не к кому было обратиться за помощью. Они нашли приют в полуразрушенном домике на окраине города. С небольшой суммой денег, которую отец Рейлин припрятал на случай, если у него отберут состояние, Рейлин с матерью могли кое-как существовать. Начались самые пасмурные дни в их жизни. Люди, жившие рядом, презирали их. Когда Рейлин шла по улице, на нее бросали сердитые, полные ненависти взгляды.

Через месяц после смерти Рандалла Барретта к ним явился дядя Рейлин, Купер Фрай. За двадцать лет до этого пришло известие о том, что он пропал без вести. Мать Рейлин, Эвелина, с серьезным видом слушала рассказ незнакомца о том, как его во время шторма выбросило за борт и как он оказался на острове. Через несколько месяцев торговое судно спасло его. Его взяли на борт юнгой. Но Эвелина не находила в чертах незнакомца ничего общего со своим братом. Однако он вспомнил много подробностей их детской жизни, и это наконец убедило Эвелину, что он в самом деле ее брат.

Рассказы дяди Рейлин о новой земле вселили в мать и дочь надежду. За океаном жить им станет легче. Опасаясь доверять деньги брату, Эвелина сама оплатила их путешествие на корабле. Но позднее ей все же пришлось отдать кошелек брату. Это было безопаснее. У нее кошелек могли украсть. Вскоре Рейлин и ее мать очень сильно пожалели, что доверились этому человеку. Купер Фрай начал беззаботно тратить их деньги, но почти ничего не давал сестре и ее дочери. Им едва хватало на еду.

Вскоре их корабль вошел в док в Чарльстоне, а две недели спустя Купер Фрай с мрачным лицом стоял на коленях перед гробом Эвелины. Он ловко отделался от торжественной клятвы позаботиться о своей племяннице. С кладбища дядя повел Рейлин к Густаву Фридриху, лысому немцу с ледяным взглядом, которого все знали как человека очень жестокого. Его боялись даже самые смелые. Рейлин видела однажды, как дружки Густава избивали пожилого лавочника. Дядя сказал, что лавочник не вернул долг. Слишком поздно девушка поняла, что ее обманули. Они шумно спорили о каком-то товаре. Дядя называл цену, Густав не соглашался. Мужчины торговались очень долго. И цена была очень высокой. Рейлин начала догадываться, о чем они говорят. Купер Фрай дал Густаву несколько часов, чтобы тот подумал о предложении. Если ему нужен товар, пусть выкладывает двести пятьдесят звонкой монетой. И девушка поняла: этот товар – она сама.

×