Меч и Цепь, стр. 1

Джоэл Розенберг

Меч и Цепь

Я считаю, что самое главное в этом мире не то, где мы стоим, но то, куда мы движемся; чтобы достичь гавани, мы должны плыть, когда по ветру, а когда и против него – но плыть, а не дрейфовать и не становиться на якорь.

Оливер Вендел Холмс

Действующие лица

Карл Куллинан – воин.

Андреа Андропулос – начинающий маг.

Эллегон – молодой дракон.

Уолтер Словотский – вор-подмастерье.

Ахира Кривоног – гном-воин.

Луджи (Лу) Рикетти – экс-маг/инженер.

Рэден Монстробойца – охотник.

Теернус – кузнец.

Ч'акресаркандин ип Катардн – воин, солдат удачи.

Ормист – мастер-работорговец.

Кира – освобожденная рабыня.

Эйя Эриксен – освобожденная рабыня.

Тэннети – освобожденная рабыня, ученица воина.

Хтон – освобожденный раб, фермер.

Ихрик – освобожденный раб, фермер.

Фиалт – освобожденный раб, моряк, ученик воина.

Армин – работорговец.

Вентхол – мастер-маг.

Жерр, барон Фурнаэльский.

Саммис – мастер-маг.

Хивар – стражник.

Энна – крепостная.

Рафф Фурнаэль – наследник баронства Фурнаэль, ученик воина.

Томен Фурнаэль.

Бералин, леди Фурнаэль.

Брен Адахан – наследник баронства Адахан.

Аваир Ганнес – капитан и владелец «Бородавочника».

Тирен – маг-подмастерье.

Игераль, Хинрид, Райх, Ленсиус, Фика – подмастерья-работорговцы.

Сейгар Вотансен – маг и военный вождь клана Вотан.

Эсталли, Олила – жены Сейгара Вотансена.

Пейлл – воин-эльф.

Джейсон Куллинан.

Предыстория

Это начиналось как игра. Семеро студентов колледжа собрались вместе, чтобы приятно провести вечер.

Они расселись вокруг стола – Карл Куллинан, Джейсон Паркер, Джеймс Майкл Финнеган, Дория Перлштейн, Уолтер Словотский, Андреа Андропулос и Лу Рикетти, – собираясь на вечерок погрузиться в фантастический игровой мир. Игра обещала быть весьма занятной. Не более того.

Но их Мастер Игры, профессор Артур Дейтон, каким-то образом – и без предупреждения – перенес их на Ту Сторону. Студенты перенеслись в мир, который, как они думали, существует только в их воображении, и оказались в телах своих игровых персонажей. Худощавый, среднего роста Карл Куллинан стал огромным мускулистым воином; скрюченный калека Джеймс Майкл Финнеган превратился в могучего гнома Ахиру Кривонога. Все семеро стали другими внешне людьми с самыми разными способностями.

Внезапно это перестало быть игрой.

Джейсон Паркер погиб первым. Последние несколько мгновений своей жизни он провел наколотым на копье.

Остальные выжили, но и они не играли больше – они боролись за жизнь: против гнева и оружия магов и воинов, властителей и работорговцев.

Они должны были найти Дверь между Мирами и вернуться домой.

Должны были – и нашли, но слишком многое потеряли. Ахира погиб у Двери. Дория впала в кататонию. Дома это было непоправимо. Но там, на Той Стороне, Матриарх Сообщества Целящей Длани могла вернуть к жизни Ахиру, могла исцелить пошатнувшийся разум Дории.

А потому они возвратились на Ту Сторону. И Матриарх согласилась помочь им – хоть и только один раз.

Но ничего не делается просто так. Им пришлось заплатить, пришлось и дать некий обет. Обет, который должен быть исполнен.

Любой ценой.

ЧАСТЬ I

МЕТРЕЙЛЬ

Глава 1

ПРОФЕССИЯ

– Куда двинемся? – Карл Куллинан присел рядом с Андреа Анропулос на самый большой из плоских камней, окружавших угли обеденного костра. Он медленно отхлебывал кофе и щурился на закатное солнце.

Энди-Энди улыбнулась. Карл всегда любил ее улыбку: она делала еще ярче и без того яркий день.

– Ты это в переносном смысле? – Она тряхнула головой, отбрасывая с лица непослушные прядки. Ее тонкий загорелый пальчик коснулся его виска. – Или интересуешься, куда бы нам удрать, чтобы побыть наедине? – Склонив голову к плечу, Андреа снизу вверх взглянула на воина. – А я-то думала, прошлой ночи нам хватит – хотя бы на время! Давай подождем до темноты, ладно?

Карл рассмеялся.

– Я не о том – а про то, сколько еще мы будем тут прохлаждаться. Сообщество Целящей Длани не станет терпеть нас здесь вечно. – И еще мне бы ну очень хотелось знать, каким образом мы сможем сдержать данный Матриарху обет. Он взял Андреа за руку. – Кстати… Коли уж ты сама заговорила, я бы не прочь…

«Это смешно!»– произнес жесткий пронзительный голос в голове Карла.

Ярдах в двадцати от пары, в траве, открыл глаза Эллегон. Подняв голову со скрещенных передних лап, дракон глянул на людей.

«Неужто вы не в состоянии думать ни о чем, кроме плотских утех? Я знаю, вы только люди, – но неужели у вас всегда гон?»

Он поднялся на четыре лапы, свернул и развернул крылья – с соседнего вяза поднялась туча мелких птах – и неторопливо взлетел. По драконьим меркам он был совсем мал: всего-то с автобус от острого кончика серовато-зеленого хвоста до подобных блюдцам ноздрей носа ящера.

Распахнулась и захлопнулась пасть, извергнув клубы дыма и пара.

«Мне казалось, что люди, еще недавно учившиеся вместе, должны думать и о другом. Хотя бы иногда».

«Эллегон, – подумал Карл, – ты несносен».

«Ладно, не бери в голову. Со мной можно и не считаться – я, в конце концов, всего лишь дракон».

Он развернулся и, покачиваясь, полетел прочь.

– Эллегон! – окликнул Карл. – Вернись!

Дракон сделал вид, что не слышит.

Карл повел плечами.

– И что это он стал таким…

– Занозистым? – договорил, подходя, Уолтер Словотский. – Но ты же сам во всем виноват.

Уолтер был крупным мужчиной – но все же не настолько высоким, широкоплечим и мускулистым, как Карл. По крайней мере здесь. Прежде, дома, Уолтер был сантиметров на пятнадцать выше Карла и куда сильнее. Но при переходе из мира в мир Карл изменился – ему прибавилось росту и силы, к тому же он приобрел умения, которыми не обладал дома.

Он изменился – но не во всем. Уолтер по-прежнему схватывал все быстрее, чем Карл. И это по-прежнему уязвляло.

– То есть? – раздраженно осведомился Карл.

– Сейчас скажу – дай только кофе налить. – Взяв тряпку, Словотский обернул ею ручку котелка и плеснул обжигающий напиток себе в чашку. Казалось, леденящий ветер, что дует с луга, вовсе не холодит его – хоть он и был, как обычно, в куртке без рукавов, белых полотняных штанах и сандалиях, а бедра его, как и прежде, обвивал увешанный метательными ножами пояс.

Свободной рукой Словотский потер глаза. Их чуть раскосая форма придавала его лицу восточный вид, хотя черты были славянскими, а черные волосы слегка вились.

– Ты сам напросился на сложности, Карл. Никакой особой причины его вредности нет. Он просто ревнует, вот и все.

– Ревнует? – Брови Энди-Энди изумленно выгнулись. – Ко мне? Почему?.. Никогда не думала…

«Вот это правда».

– …что драконы могут ревновать, – докончила она, словно ее не перебивали. А может, и правда не перебивали. Эллегон запросто мог заставить ее замолчать.

Карл обернулся – как раз вовремя, чтобы заметить кончик драконьего хвоста, исчезающий среди деревьев в рощице на другом краю луга.

«Не подслушивай. Хочешь поговорить? Возвращайся – и поговорим. А нет – так и не встревай».

В ответ – ничего.

Уолтер пожал плечами, уголки его губ приподнялись в насмешливой ухмылке.

×