Одетая в лунный свет, стр. 26

Лили замутило. Она поняла, что он навеселе, но не настолько пьян, чтобы не заметить, что в его стаде появилась еще одна самка. Он поднял глаза, встретился с ней взглядом и улыбнулся — в действительности скорее плотоядно, — а потом улыбка исчезла с его лица, а в его глазах, такой же формы и цвета, какие она видела в зеркале каждое утро, появилось циничное выражение.

— Дамы, пожалуйста, оставьте нас на минутку.

Женщины исчезли, смешавшись со сверкающей толпой.

Иен Ричмонд скрестил руки на груди. Он по-прежнему пристально глядел ей в глаза. Дерзкий. Надменный. Наглый.

Лили с трудом обрела дар речи.

— Я Лили У…

— Я знаю, кто ты, — перебил он. — Чего ты хочешь? Денег? Твоя мать получила деньги от Ричмондов, и больше ей не дадут.

Она уставилась на человека, которого столько лет представляла себе благородным героем.

Ее мечты сразу же умерли. Даже в этом великолепном наряде она оказалась не нужна своему отцу.

— Ты не такой, как я ожидала.

— Вот как, а чего же ты ожидала?

Боль Лили превратилась в гнев.

— Во всяком случае, не распущенного стареющего плейбоя со страстью к женщинам, которые по возрасту годятся ему в дочери. Знаешь, Иен, почти всю жизнь я стремилась быть той, кем ты мог бы гордиться, такой дочерью, какую тебе хотелось бы иметь, но теперь… — Она покачала головой, пытаясь сдержать слезы. — Теперь я не так уж уверена, что хотела бы назвать тебя отцом. Я даже могу пойти дальше и сказать: мне стыдно, что в моих венах течет твоя кровь. Ты соблазнил мою мать, а потом спрятался за своего папочку.

Ты трус и развратник.

Он негодующе выпрямился.

— И знаешь что? Ты проиграл. Лишился двух потрясающих детей и женщины, которая обращалась бы с тобой как с королем, которым ты, очевидно, себя считаешь.

— Ты, маленькая нищая болтунья…

Лили резко повернулась на каблуках и бросилась через открытые застекленные двери в сад.

Этот человек был подонком. Глупым, пьяным, трусливым подонком-бабником. Мысль, что Рик может узнать, кто ее отец, казалась ей теперь невыносимой. Но если Иен Ричмонд ее не признает, она не сможет быть женщиной, которая подойдет Рику.

И какая же она дура, что поверила в волшебную сказку о Золушке! Рика привлекала женщина, которую он создал, а не женщина, которой она была. Она не принадлежала к этой толпе аристократов Чэпл-Хилл и была недостойна принца.

Лили подобрала платье и побежала. Ее каблуки утопали во влажном, рыхлом дерне. Она скинула туфли, бросила их и помчалась по залитым лунным светом извилистым тропам, заросшим влажной от росы травой, прочь от этого дворца, огней и музыки. Воздух пронизывала сентябрьская прохлада, а влажная трава холодила ее босые ноги, но ей было все равно.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Рик вышел из библиотеки. Ему не терпелось найти Лили и рассказать ей о том, что он узнал.

— Мистер Фолкнер? — спросил молодой официант. — Одна дама попросила меня передать вам вот это. Она сказала: срочно.

Магнитофон!

— Спасибо.

Официант ушел. Рик вернулся в библиотеку, закрыл дверь и включил магнитофон.

В комнате прозвучал голос его двоюродного брата. «Я дам вам пятьдесят тысяч долларов, чтобы вы держали рот на замке, и гарантирую, что ваша компания получит все контракты „РСИ“ в обозримом будущем».

Рик выключил магнитофон и протянул его отцу.

— Именно женщина, которую ты не считаешь подходящей и богатой, привлекла мое внимание к растратам Алана. Именно она помогла мне получить это доказательство. Документы и так убедительны, но голос Алана на пленке не даст ему ни малейшей возможности свалить вину за свое воровство на кого-то другого.

Его отец не сводил глаз с магнитофона. Рик повернулся и пошел к двери.

Я собираюсь найти Лили.

Оказавшись в бальном зале, он обвел его взглядом, пытаясь увидеть Лили, и заметил ее в углу. Она уединилась с печально известным плейбоем Иеном Ричмондом!. Рик почувствовал жестокую боль в животе. Он ревновал! Он сделал два шага по направлению к паре, как вдруг Лили отшатнулась от Ричмонда и выбежала в застекленные створчатые двери.

Рик с решительным видом пересек комнату и оказался лицом к лицу с Ричмондом. Рик с трудом пытался справиться с желанием выбить его безупречные искусственные зубы.

— Что, черт возьми, ты ей сказал?

— Лили? Забудь ее. Она просто еще одна неудачница из низов, которой нужны деньги.

Рик пришел в ярость. Он сжал кулаки и едва не ударил Ричмонда. Этот ублюдок лгал.

— Ты должен знать, Ричмонд: если бы не твои деньги, тебя не стала бы терпеть ни одна женщина!

Рик развернулся и бросился вслед за Лили.

Что бы она ни хотела от Ричмонда, это были только не деньги!

Во внутреннем дворике гуляли несколько человек, но Лили среди них не было. Рик сбежал вниз по лестнице и обнаружил на покрытой росой траве отпечатки ног. Он пошел по следу и в десяти ярдах от ступенек увидел туфли Лили.

Сукин сын! Что сказал ей Ричмонд, что она так расстроилась?

Он поднял ее туфли. Куда она пошла? Может быть, в розарий? В дальнем конце сада сияла в лунном свете белая беседка. Рик бросился туда, поднялся по лестнице и обвел взглядом темный интерьер восьмиугольного сооружения. У него упало сердце. Лили здесь не было. А потом он услышал, как кто-то хлюпнул носом, и внимательно вгляделся в темный угол.

— Лили?

Она не ответила. Глаза Рика постепенно привыкли к темноте. Лили сидела в углу, обняв поднятые колени. Он встал перед ней на колени и погладил ее по руке. Она замерзла! Рик встал, сбросил смокинг и укутал им ее плечи.

— Что тебе сказал этот пьяный бабник? Если он хоть пальцем тебя тронул, я…

— Он этого не сделал. Ты должен дать своему отцу послушать пленку. На ней достаточно доказательств, чтобы убедить его, что Алан недостоин возглавлять «РСИ».

Рик протянул ей свой носовой платок.

— Спасибо за твое участие в этом. С пленкой и документами, которые сегодня днем отдала мне наша секретарша, в вине Алана не может быть сомнений. Понятия не имею, что мой отец решит делать с этой информацией.

Он сел рядом с ней и обнял ее одной рукой за плечи, но она сидела неподвижно, по-прежнему отворачивалась. Рик обхватил рукой ее подбородок и повернул ей голову.

— Поговори со мной, Лили. Что случилось?

— Иди обратно в дом, Рик, и найди подходящую женщину, пока твой отец не отдал компанию кому-нибудь другому. Пусть он выберет тебя.

Рик выругался про себя. Очевидно, она слышала, что сказал его отец в библиотеке.

— Лили…

— Я думала, что могу быть такой женщиной, которая тебе нужна. Но я не могу. Я здесь чужая. Она вздрогнула под его смокингом.

— Ты здесь вовсе не чужая. Сегодня вечером здесь нет женщины красивее тебя.

У нее перехватило дыхание, а на глазах снова выступили слезы.

— Рик, разве ты не понимаешь? Это не я. Сегодня я вернусь на свою ферму, к тяжелой и грязной работе. И неважно, кто мой родной отец… Она резко замолчала и опустила голову.

— Твой родной отец? Какое отношение он имеет к нам?

Она вздохнула и подняла глаза.

— Есть несколько причин, почему я согласилась прийти с тобой на бал. Во-первых, потому что «Джемини» отчаянно нужен заказ садоводческого клуба. Во-вторых, потому что я хотела, чтобы твой двоюродный брат получил по заслугам. Но главное, почему я пришла, — это из-за самой себя. Я хотела увидеть моего отца. Я подозревала, что сегодня вечером он будет здесь. Она горько вздохнула. — Когда я услышала ультиматум твоего отца, то поняла, что должна не только увидеть моего отца. Я должна была его убедить признать свое отцовство, чтобы я стала одной из твоего круга. — Она умолкла.

Рик ошарашенно уставился на Лили. Как же он сразу не догадался! Темные волосы. Темные глаза. Рост выше среднего. Отцом Лили был Иен Ричмонд, самый богатый человек в Чэпл-Хилл, и она пришла сюда сегодня вечером, чтобы с ним встретиться!

×