Одетая в лунный свет, стр. 2

Он снова взял ручку и во второй раз протянул ее Лили.

— Горькое чувство для такой молодой женщины, как вы. Пожалуйста, завизируйте изменения и поставьте даты.

— Мне двадцать пять лет, и я быстро учусь. Она подписала контракт, откинулась на спинку кресла и пристально посмотрела на него. Что-то слишком быстро он исправил контракт. Из своего опыта она знала, что богачи никогда не берут на себя ответственность за свои ошибки. Наверняка не обошлось без ловушки. — Вы уверены, что имеете на это право?

Он сжал губы.

— Я отнесу контракт прямо к моему отцу.

Она опустила голову, чтобы он не увидел насмешку в ее глазах. Конечно, власть здесь принадлежит папочке.

— Я что-то упустил?

Она вздернула подбородок.

— Что вы имеете в виду?

Он соединил кончики пальцев и откинулся на спинку кресла.

— У вас слишком выразительное лицо.

Она выдержала его пристальный взгляд и правдиво ответила:

— Я действительно думала, что, может быть, лучше сразу обратиться к вашему папе.

Рик внезапно подался вперед, и его лицо приняло жесткое выражение.

— Мой отец вернется в город не раньше четверга. Сейчас праздничный уик-энд. Или вы будете иметь дело со мной, или мы разорвем контракт, и вы снова начнете переговоры с моим двоюродным братом, который у нас занимается контрактами, но он, как я уже говорил, вернется через две недели.

Неплохой выбор!

— Я буду иметь дело с вами.

Он встал и протянул ей руку.

— Я должен сделать копию этих изменений.

Ее щеки загорелись. Она протянула ему бумаги.

— Конечно.

У него на столе зазвонил телефон. Он взял трубку.

— Рик Фолкнер. — Его лицо исказилось, и он тихо произнес:

— Извините меня.

Лили отвернулась к окну, чтобы не мешать ему.

— Нет, я не забыл о вечере. — Лили оглянулась через плечо и увидела, как он морщится. — Да, я приведу девушку. Нет, я тебе не скажу, кто она…

Нет, ты с ней не знакома… — Он потер переносицу, покачал головой. — Я не могу говорить сейчас. Я не один. Мне придется тебе перезвонить… мама, я перезвоню тебе позже. — Он повесил трубку и провел рукой по волосам. — Извините, нам помешали. Через минуту я сделаю копии.

— Мама мечтает вас женить?

У него вырвался смешок, но не веселый, а, скорее, отчаянный.

— Да, и она ни перед чем не остановится, чтобы понянчить внуков.

Лили сочувственно наморщила нос.

— Моя мама точно такая же. Сейчас я словно в отпуске, потому что мама уехала на пару месяцев к другу в Аризону. Не поймите меня не правильно. Я люблю мою маму, но это так здорово прийти вечером домой и знать, что тебе не сделают «сюрприз» и не усадят напротив за обеденный стол племянника какого-нибудь кузена, который будет на тебя глазеть. Свидания с незнакомыми людьми — это западня.

Он оценивающе посмотрел на нее.

— Что вы собираетесь делать через две недели?

Она вздрогнула от удивления.

— Я? А что?

— Мой отец устраивает прощальный бал по случаю ухода от дел. Мне нужна девушка, которая умеет отбиваться от матерей, которые хотят женить сыновей. Кажется, вы подойдете.

У Лили екнуло в животе.

— О, ну конечно. Как будто я гожусь для вашей компании.

Он окинул ее взглядом: от растрепанных ветром волос до рабочих ботинок и снова посмотрел ей в глаза.

— Почему же не годитесь?

Раньше, чем Лили успела взять себя в руки, у нее вырвался недоверчивый смешок.

— Я ношу простую одежду. Ваши подруги наверняка наряжаются в дорогие платья.

Он изогнул темно-золотистую бровь.

— И все-таки, Лили, что скажете: вы будете моей девушкой на вечере?

— Разумеется, нет, мистер Фолкнер. Кроме того, у меня даже нет выходного платья.

— Меня зовут Рик, и я куплю вам платье.

От удивления она сделала шаг назад.

— Нет, не купите.

В его глазах появился озорной блеск.

— Боитесь показать ноги?

Она вздернула подбородок.

— У меня отличные ноги, спасибо. Мне это говорит мой кот каждый раз, когда к ним прижимается и мурлычет.

От его смеха у нее потеплело на сердце.

— Пообедайте со мной сегодня вечером и дайте мне шанс изменить ваше мнение.

Внезапно Лили пришла в голову одна мысль.

— Мой контракт зависит от моего согласия?

— Разумеется, нет. — Он бросил ей в лицо ее же слова. — Идите за мной.

Она встала и пошла за ним по балкону в другую комнату. Он снял две копии, а потом протянул ей оригинал.

— У вас в руках контракт, он вручен вам с подписью и печатью. А теперь вы пообедаете со мной, Лили?

— Вряд ли мой костюм подходит для «Лучшего в городе». — Она назвала самый престижный ресторан городка. С какой стати отпрыск одной из старейших семей Чэпл-Хилл хочет появиться с ней на людях? И какая женщина в здравом уме отвергнет Рика Фолкнера?

Уголок его губ дрогнул.

— Неподалеку от шоссе есть ресторанчик с барбекю. В нем не смотрят на то, как одеты посетители.

При упоминании ее любимого ресторанчика у Лили потекли слюнки, но она колебалась по ряду причин. Во-первых, этот ресторан любил и ее отчим, Уолт, и после его смерти она не была там ни разу. И во-вторых, как внебрачная дочь миллиардера, она на собственном горьком опыте узнала, что в этом маленьком университетском городке богатые и бедные не общаются друг с другом Да успокойся же, он предлагает всего лишь обед.

— Я никогда не вступаю в личные отношения с деловыми партнерами.

— Это касается дела. За обедом я все объясню.

Лили, ждет ли вас кто-нибудь дома, не считая кота?

— Нет, но я вас предупреждаю: вам не удастся меня переубедить и я не пойду с вами на прощальный бал.

Его глаза загорелись, в них появился вызов.

— Вы же не заставите меня обедать в одиночестве, верно?

Она недоверчиво хмыкнула.

— О, пожалуйста. Могу поспорить: стоит вам поднять телефонную трубку, и через несколько минут на вашем пороге появится толпа женщин.

— Единственная особа женского пола, в обществе которой я регулярно питаюсь, — это моя собака. А Мэгги проводит этот вечер в ветеринарной клинике — днем ей удалили яичники.

О, черт возьми! Лили нравились парни, которые любят животных.

— Только обед, — наконец согласилась она.

Его мальчишеская улыбка сделала заметнее морщинки, расходившиеся веером от уголков глаз, и складки возле губ.

— Идет. Позвольте, я уберу бумаги. — Он положил контракт в папку и запер ее в ящике стола. Мой грузовик припаркован у входа.

— Мой тоже.

Она повернулась и пошла впереди Рика. Спустилась по лестнице и вышла из парадного входа, дождавшись, пока он запрет дверь. Наверное, она была не в своем уме, раз согласилась появиться с Риком Фолкнером на людях. С другой стороны, что плохого в одном обеде? Ей надо было поесть, но не хотелось возвращаться в пустой дом к очередному бутерброду с арахисовым маслом. Когда мать позвонит сегодня вечером, Лили скажет ей, что пообедала с мужчиной. Тогда в течение по крайней мере месяца друзья ее матери не станут заглядывать в гости и приводить с собой племянников.

Рик откинулся на спинку стула, глотнул чаю со льдом и внимательно посмотрел на Лили, сидевшую напротив него за столом. Как она отличается от тех женщин, с которыми он обычно имел дело! Довольно хорошенькая. Естественным выглядел оттенок ее коротких блестящих темно-каштановых волос. Он задержал взгляд на пухлых красных губах, на персиковой коже. Тень длинных темных ресниц, не тронутых тушью, падала ей на щеки. Единственным украшением на ней были крошечные золотые сережки-гвоздики. На узком запястье — недорогие мужские часы. Насколько он мог судить, она обошлась без духов. От нее пахло только женщиной.

Лили не потребовала, чтобы ее обед жарили на открытом огне или подали специальную приправу. Если уж на то пошло, она заказала то же блюдо, что и он, и луковые кольца на гарнир, после чего умяла все без тени смущения. Лили Уэст была женщиной с аппетитом. Земная, естественная женщина с аппетитом. Почему это сочетание вызвало у него видение ее обнаженной фигуры, смятых простынь и страстного секса?

×