Пути богов (СИ), стр. 3

  Я нахмурился. Он знает кто я, какие у меня силы и особенности.

  - Ты так легко понял кто я. Ты следил за мной, сотворил это место по образу города и не надо говорить, что сделал его давно. Ты читаешь мои мысли. И ты так спокойно говоришь о богах. Кто ты вообще такой?

  Он улыбнулся, поставил голову на место, а затем встал.

  - Я Зверобог, Невермор Царь Сновидений! Один из самых древних богов Скидбладнира! - заявил он. - А остальное отвечу, если заслужишь, - с этими словами в его руках появилась Ева. - Ты ведь за этим пришел? Так я верну это и отвечу на все твои вопросы, если дойдешь до собора.

  - Дойти?

  - Именно. Впереди тебя ждут три испытания, куда же без них. Хихикс! Твой страх, твоя мечта и твоя цель! А сейчас вперед!

  И тут пол под нами пропал.

  Мы начали стремительное падение вниз. Мы падали в звезды.

   А затем упали в океан, который поглощал нас. Я погружался в черные воды, пока не стал видеть город внизу. Это был ночной город, который горел огнями жизни.

   А затем все окутало темнота...

  - Просыпайся Витя, - услышал я чей-то странно знакомый голос.

   Я неуверенно открыл глаза.

  Надо мной был белый потолок с люминесцентными лампами, стены тоже были белыми. Я лежал на жесткой кровати, меня укрывала тонкая простыня, которая совсем не согревала от холода этих белых стен.

  - Просыпайся, - повторил он, нависнув надо мной.

  Моя кровь похолодела, зубы застучали, а руки начали трястись. Надо мной завис пожилой человек с зализанными редеющими волосами, в больших квадратных очках, он улыбнулся мне, показав золотой зуб. Это он! ОН! Тот, кто пытал меня!

  - НЕТ! - я подскочил и начал отступать от него. Человек в белом халате и золотым зубом. Он стоял передо мной. Но казался таким большим. Я посмотрел на свои руки, они стали такими худыми и маленькими. Я дотронулся до лица, оно тоже уменьшилось. Я стал ребенком.

  - Ну-ну Витя, ты, кажется, еще не проснулся, - улыбался он. Он всегда улыбался, показывал какой он хороший, добрый, но я всегда чувствовал жуткую гниль в нем. Мерзость, какую только сложно представить. Он никогда не называл своего имени, но просил называть его дядюшка Ваня. Он всегда улыбался и будто гордился своим золотым зубом, а я никогда ему не доверял и всегда боялся. - Тебя ждут новые игры, - так он называл тесты и эксперименты. Он проводил их весь день, не давая мне даже поесть нормально. Он одержимый псих и его взгляд из-за толстых линз. Он смотрел на меня как на подопытную мышь, которую не жалко сломать.

  - Ты мертв, - прорычал я. Страх подстегнул ненависть. Я видел фотографию, которую дал мне дядя, там был именно этот человек. Я никогда не забуду его. НИКОГДА!

  - Ну что ты, - продолжил он улыбаться и раскрыл руки для объятий. - Давай обнимемся и помиримся. А затем покушаем и поиграем.

  - НЕ ВРИ МНЕ! - ярость все нарастала. - Ты просто ублюдок! Я не верю тебе!

  - Опять, - он тяжело вздохнул, улыбка сошла с его лица, уступил место гримасе отвращения. - Как же с тобой сложно, - он раскрыл свой халат и потянулся во внутренний карман. - Похоже, по-хорошему ты не понимаешь, - и достал оттуда железную трубку, раскрыл ее до размера где-то сорока сантиметров и сдал в руке. - Придется по-плохому.

  И с этим словами он подскочил и ударил этой палкой мне по лицу. Меня отбросила, а тело пронзила сильная боль.

  Я попытался подняться, но он пнул меня ногой. Удар, еще удар. Я попытался ответить ему, что может маленький мальчик против взрослого. Ярость ушла, заменившись страхом.

  Он схватил меня за руку, и я укусил его.

  - ААА! - закричал он, когда мои зубки впились в его палец до крови. - МАЛЕНЬКИЙ УРОД!!! - его кулак влетел в мое лицо. - Ты грязное ничтожество! Ты никому не нужный урод! Ты принадлежишь мне! Ты всего лишь лабораторный эксперимент и будешь послушным! Сейчас я тебя проучу! - с этими словами он посильнее сжал дубинку и пошел на меня.

  Страшно, как же мне страшно. Я слабак! Я ничего не могу сделать. Мама! Папа! Спасите меня! Хочу домой! ДОМОЙ!

  - ААААААА! - прозвучал девичий крик, от которого стены этой комнаты задрожали.

  Он остановился и обернулся.

  - А новенькая, - усмехнулся он. - Радуйся, ты тут теперь не одинок. Скоро ты и твой братик, а потом и она станете моими. Она была очень буйная, и нам пришлось посадить ее в 'особую комнату'. Пусть подумает над своим поведением. Хахаха! - смеялся он. Этот голос мне был знаком. Я ощущал странный ручеёк эмоций рядом. Кто это? - А она симпатичная кстати. Может мне научить ее как быть женщиной, хоть она и твоя ровесница! - он взял меня за волосы и поднял перед собой. - Хочешь на это посмотреть? Мне так нравится смотреть на твою беспомощность урод! Что молчишь?! Не будешь больше перечить?! Но сначала я тебя проучу, как следует! Ты здесь навсегда!

  Я ничего не ответил...

  Что-то внутри сломалось. Будто щелкнуло. Где-то внутри все резко затихло, установилась странная тишина.

  Алиса... Это был ее голос... Как я мог забыть... Я должен пойти к ней...

  Страх ушел, сменившись чем-то другим.

  Я открыл глаза и посмотрел на своего мучителя по-другому. Это был не взгляд человека. Я смотрел на него не как на человека. А как на еду.

  - Твоя... пищевая ценность,...- сказал я спокойным голосом, - минимальна.

  - Что? - удивился он.

  Но я не ответил, схватил его руку, которая держала меня за волосы и приступил. Он не еда, он просто ПОМЕХА!

  Штормовая нога!

  Голубой серп сорвался с моей ноги и ударил в плечо подонка.

  - АААААААААААААААА!!! - я упал, в уши ударил крик боли. Своим ударом я отрезал его руку по самое плечо. Кровь лилась из него фонтаном. Он упал на пол, корчась от боли.

  Я поднялся на ноги, и посмотрел на себя. Кожа стала белой, на пальцах появились когти, а во рту я ощутил появление клыков. Я вернулся. Моя ненависть вернулась.

  - Ааааа! - он кричал, ныл и корчился в агонии. А я молча смотрел на него. Как ни странно, но сейчас он ничего не вызывал у меня. Страх, ярость, ненависть. Ничего. Он жалкое подобие человека.

  Сейчас, смотря на него, я осознавал свою проблему. То почему я никогда не мог его забыть, поверить в его смерть и смириться. Я всегда хотел убить его сам. Дядя не позволил бы мне взять такой грех, потому распорядился сам. Но я ощущал неудовлетворенность от всего этого. И вот смотря на мучения, которые я ему подарил, на губах расплывалась улыбка.

  Я понимаю, что он не настоящий, это лишь плод фантазии, которые оживил Невермор. Он сказал испытание Страха. Что же, это и есть мой страх, и я его одолел.

  Но, не смотря на все это, на ложь и виртуальность. На одно мгновение, я забуду об этом, чтобы насладиться моментом.

  Я сделал шаг, он увидел меня, и начал отползать в страхе.

  - Не-е-е-т, не надо... - стонал он. - Пощади!

  - Ну, дядюшка Ваня, куда вы? - улыбался я своими клыками, облизнул черные губы и шагал к нему. Его ужас приятен мне, его страх питает меня, а тот кто сидит глубоко в моей душе, смеется дьявольским смехом. Я тоже не удержался и начал смеяться. - Хахахахах! Давайте поиграем!

  - Аахааа... - он развернулся и начал ползти к двери. Я вообще удивлен, что он не сдох от болевого шока.

  - Стоять! - я наступил на его спину. Он дрожал. Я взял его за волосы, и приподнял. -

   Нет!

   Поднес когтистую руку к его шее.

  - Кровь Богу Крови, - шепнул я. - Черепа для Трона Черепов...

  Рука-копье!...

  Резкое движение... Его тело падает, а в моей руке остается отрубленная голова.

  - Хех, - усмехнулся я и бросил ее. Затем обошел тело и открыл дверь. Я не чувствовал радости от его убийства. Удовольствия нет, радости нет, я просто сделал то, что давно хотел. - Как это мерзко.

  Выйдя за дверь, я оказался в том городе, из которого попал туда. Я вышел из таверны Закланный теленок, и вот я тут вновь. Врата, где стоял бюст Паллады, был мне виден.

×