Наемник, стр. 106

– Кто же мать Маркизы убил? – спросил Юрист.

– Марго, – вьдохнул Сергей.

– Зачем?

– А чтобы Маркиза всех гонцов московских на кусочки порезала. – Но нас Профессор спас, – засмеялся Сергей. – Он в Магадане Рудина увидел. Не знаю, что у них там за дела, но он Маркизе передал, что Рудин знает, кто ее мать убил. Гончарова хотела Рудина живым достать, но не получилось. Убили его. А Фаина в это дело не просто так полезла. Она с Шакалом в связи была. А Нурия – любовница Директора. Она же до этого несколько раз в Магадан ездила. Вот и грела его в постели. А за пропавший товар Маркиза на главу боевиков грешила. На Барона. Собственно, благодаря этому и захватила всех в больнице. Директор с Шакалом в одну игру играли, а товар выцепить хотел каждый сам. Так я одного из охраны Фаины уделал. А у него конверт с адресом. Там Шакала с Директором тоже взяли. Их заместитель начальника отдела, видимо, предупредить хотел о том, что Пепеляев «добро» на операцию против Гончаровой получил.

– Слушай, – обратился к Сергею Юрист, – газеты что-то писали о записях профессора Руднева, осужденного при Хрущеве, которые нашли у Маркизы на золотом заводе. Ты его видел?

Вспомнив худого седого старика, Мастера, как называла его Гончарова, он отрицательно покачал головой. Но теперь он понял, кто оборудовал те цеха.

– А где золото, из-за которого весь сыр-бор разгорелся? – спросил Корсар.

– Спецназ взял, – засмеялся Сергей.

– Это на кой же ты отдал-то? – сплюнул Абрек.

– Я там кое-что гораздо дороже для себя нашел, – серьезно ответил Сергей.

– А кто такой Пепеляев? – спросил Тигр. – И откуда ты его знаешь?

– Его духи в плен около Гутури взяли. А я с группой там склады рвал, – вспоминая, улыбнулся Ковбой. – В общем, спас я его.

– А Ника кто убил? – спросил Юрист.

– Николай Темин, уголовник со стажем. Работал на Марго по документам Ника, – вздохнул Серов.

«Ненавижу!» – прошептала Надя.

– Мама, – посмотрел на нее Алешка. – Что с тобой?

– Все хорошо, сынок, – прошептала женщина. – Мы с тобой поедем домой. И больше никогда не расстанемся, женщина прижала мальчика к себе.

– Что?! – взревел Серов. – Где она?

– Поезд через сорок минут отходит, – посмотрел на часы Дмитрий.

– Поехали! – бросаясь к двери, заорал Сергей. Парень рванулся следом. Абрек и Корсар вскочили и, взглянув на жен, замерли. Две молодые женщины в один голос выкрикнули:

– Догоните его!

Тигр с Юристом, переглянувшись, тоже бросились к двери. С альбомом в руках, переворачивая листы, Нина внимательно разглядывала фотографии.

– Девчонки! – выкрикнула она. Три женщины и Зоя бросились к ней. Нина молча ткнула пальцем в фотографию, на которой стоял маленький мальчик. Ее подруги и девушка удивленно ахнули. Со старой, немного пожелтевшей фотографии на них смотрел Алешка.

– "Сережа. Пять лет", – прочитала на обороте Зоя.

Глава 161

Держа сына за руку, Надя медленно шла по перрону. Затем внезапно остановилась. Вспомнила песню, глаза Сергея и его уверенные слова: «С сыном все хорошо». Не с твоим, а с сыном! На глазах у нее снова появились слезы. «Не придумывай, Надька, не надо», – прошептала женщина. Присев, она заглянула в Алешкины глаза и внезапно увидела в них недетскую печаль.

– Что с то…

– Надя! – заставив вздрогнуть стоявших у вагонов пассажиров, прокатился по перрону хор мужских голосов.

Соколова резко встала. Бесцеремонно расталкивая людей, а некоторых просто откидывая, к ней бежал Серов. Почти вплотную за ним следовали Абрек с Корсаром. Помогая упавшим встать, позади троицы торопливо шагал Дмитрий. От вокзала донеслась трель милицейского свистка.

– Надя, – остановился перед женщиной Сергей. От сильной пощечины его голова дернулась вправо. Зло сузив большие серые глаза, Соколова наотмашь хлестала мужчину по лицу.

– Вот это объяснение, – покосился на Корсара Абрек.

– Прекратить! – раздался позади них повелительный окрик.

– Твой слева, – увидев двух подбегающих милиционеров, шепнул Абрек.

– Вовремя мы, – выскакивая на перрон и увидев замерших в руках Корсара и Абрека милиционеров, сказал Федор.

– Я этих задержу, – остановился Юрист. От вокзала бежали пять милиционеров с дубинками.

Когда суров был приговор врачей,
и от себя она меня спасла
в одну из самых долгих для меня ночей.

– Это конец той песни, – проговорил Серов и обнял уткнувшуюся ему в грудь женщину. – Я сам понял, кто ты, после слов Марго, – прошептал он. – Но ведь начни я тогда что-то говорить, ты бы не поверила.

– Сволочь ты, Серов, – подняла голову Надя. Увидела на его губах кровь, охнула и достала платок.

– Если бы ты уехала, я бы застрелился, – прижимая ее к себе, проговорил Ковбой.

– Ты тысячу раз пожалеешь, что я не уехала, – обхватив его шею руками, негромко засмеялась женщина.

– Товарищ майор, – увидев прильнувших друг к другу мужчину и женщину, удивленно спросил один из милиционеров, – они тронутые? Сначала по морде его лупит. Теперь оторваться не может.

У вокзала с удостоверением в руке что-то объяснял окружившим его милиционерам Юрист. Абрек и Корсар с виноватым видом отряхивали рубашку молодого сержанта.

– Мама, мама! – дергая подол джинсовой юбки, звал Леша.

– Не мешай, – присел рядом с ним Дмитрий.

– Сумасшедший, – переводя дыхание, блестя счастливыми глазами, прошептала Надя.

– Я слишком долго искал вас, – услышала она. – Николай по моей просьбе искал ту женщину врача, которая спасла меня. Спасла от самого себя. Я люблю вас.

– Нас? – внимательно посмотрела женщина в темно-карие и, она это увидела, растерянно-счастливые глаза.

– Дядя, – услышали они детский голос. – Дима сказал что ты…

– Точно! – подхватив Алешку на руки, сказал Серов – Ведь мама тебе говорила, что я скоро приеду.

– Папа! – обхватив шею Сергея руками, закричал Алеша. – Папа! Я знаешь как долго тебя ждал? Папа!

×