Наемник, стр. 105

– Но когда Ника убили, она как раз в Москве была. Хрен ее знает зачем, но в Магадан часто каталась, – сказал Юрист. – Было предположение, что не без ее участия Николая убили. Но это версия.

* * *

Поправив одеяло на уснувшем сыне, Надя, ласково улыбаясь, вглядывалась в его лицо. Даже уснув, он не выпустил из своих ладошек ее руку. Вспомнив свой страх, мгновенно перешедший в ярость при виде четырех мужчин, и облегчение и радость, когда увидела Дмитрия, женщина вздохнула. Друзья Сергея – Федор, Юрий, Павел и Алексей – по словам сына, хорошие дяди:

– Мне телевизор разрешают смотреть долго-долго. «Марс» покупают, «Сникерс». А вот тетя Зоя, – тут он огорченно вздохнул, – спать рано укладывает. Совсем как ты.

Ни мужчины, ни Дмитрий ни о чем ее не спрашивали. Надежда была благодарна им за это. Потому что хотела как можно быстрей забыть страшные дни Колымы.

Если Афганистан надломил ее, и она топила свое отчаяние и страх в вине, то Колыма… Наклонившись, Надя поцеловала сладко спящего Алешку в щеку. Он с ней! И никогда, и никому она больше не отдаст его. Вспомнив о Зубкове, Соколова нахмурилась. И тут же радостно улыбнулась. Значит, Сергей ничего общего с Андреем не имеет! А как Алешка оказался здесь? Как только мужчины, пообещав прийти завтра с женами, ушли, Соколова принялась за Варанкина. На все вопросы тот смущенно отшучивался, чем здорово ее разозлил.

Девушка, которую Алеша звал тетя Зоя, пообещав рассказать ей то, что знает, позвала Дмитрия ужинать, Тот быстро и с удовольствием ушел на кухню. Надя смущенно улыбнулась. Из аэропорта они ехали на двух машинах. По дороге сын часто упоминал тетю Зою. Узнав у Дмитрия, что они едут домой к Сергею, Надя почувствовала неожиданный укол ревности и довольно сухо спросила:

– Тетя Зоя – это жена Сергея?

Заметив смущение парня и веселый смех сидевших впереди Юрия и Алексея, рассердилась. И смутилась сама, когда ей объяснили, что Зоя – это два «почти». То есть почти сестра Сергея и почти невеста Дмитрия. Их встретила у подъезда она, стройная, красивая. Надя с ней на удивление быстро подружилась. А узнав ее историю, зауважала Серова вдвойне.

– Надя, – услышала она тихий голос девушки, – идите чай пить.

Осторожно освободив свою руку из теплых пальчиков сына, тихонько поцеловав его, она вышла и тихо закрыла дверь.

Глава 159

Серов поднялся по трапу, и, повернувшись, махнул рукой стоявшему у перекрытия Пепеляеву.

– Проходите, – нетерпеливо поторопила его стюардесса.

– Поверьте старому Дон Жуану, – негромко сказал ей Серов, – когда вы улыбаетесь, вы прекрасны!

По лицу девушки было заметно, что она собиралась сказать мужчине что-то резкое. Но, взглянув на загорелое лицо стройного мужчины с перевязанной головой, весело улыбнулась.

– Не надо, – поспешно вошел в самолет Ковбой. – А то я прямо сейчас начну объясняться в любви.

– У вас для этого целых семь часов, – засмеялась стюардесса.

– Значит, ничего не выйдет, – огорченно заключил Сергей. – Мне не хватит как раз часа.

– Сергей и его друзья – бывшие офицеры специальных войск. Как я поняла из разговора Федора с остальными, они часто бывали за границей, – Зоя отпила чай.

«В Бейруте ушел», – вспомнила Надя слова Сергея.

– С восьмидесятого года они воевали в Афганистане. Потом все, кроме Федора, они его Тигром зовут, были ранены…

– Подожди! – взволнованно перебила Надя девушку. – В каком году был ранен Сергей?

– Я не знаю, – с сожалением покачала головой Зоя. – Просто слышала, что Ковбой, Абрек и Корсар – это их войсковые прозвища – воевали где-то на Кавказе. Потом Алексей и Юрий женились, а Сергей, это его Ковбоем зовут, все время куда-то вербовался.

«Наемник я», – снова вспомнила женщина хищный прищур темно-карих глаз. Теперь ей была понятна подготовленность Сергея. Офицер группы специального назначения. Надя слышала, как о людях из этих групп в Афгане рассказывали легенды.

– А что ты слышала о друге Сергея Николае? – спросила она.

– Он был ранен в Афганистане вместе с Серовым. Потом Сергей уехал в Карабах, а Николай искал какую-то женщину, – подумав, ответила Зоя. – Год назад его убили в Москве.

Соколова задумчиво вертела пальцами стакан. Собственно, чего она хочет? Алешка с ней! Правда, немного волновал Зубков, но женщина была уверена, что сейчас с ним справится. Надя грустно улыбнулась. За эти полные опасности дни она, несмотря на свою недоверчивость привыкла к Сергею. Но жизнь есть жизнь! И если ей придется выбирать…

– Дура! – зло прошептала женщина. – Какой к черту выбор!

Заметив перемену в настроении женщины, Зоя достала старый альбом с фотографиями.

– Вот, посмотрите, – девушка положила альбом на стол. – Здесь Сергей еще курсантом фотографировался.

Чтобы не обидеть девушку, Надя перебирала чуть пожелтевшие от времени фотографии. И вдруг! Громыхнув стулом, резко вскочила.

Глава 160

Серов вышел из аэропорта и ничуть не удивился, увидев стоявших у машины приятелей. Не зря же Пепеляев у него адрес брал.

– Общий привет, – небрежно поздоровался он и вопросительно взглянул на Федора.

– Все сделали, – понял его взгляд Тигр. – Но запомни: последний раз по твоей просьбе на преступление иду. В этот раз Таня уговорила.

– А то бы не пошел? – улыбнулся Серов. Абрек, Корсар и Юрист дружно засмеялись.

– Ну тебя к черту, – отмахнулся Федор.

– А где… – замялся Ковбой.

– У тебя дома. Наши жены поехали знакомиться, – подмигнул ему Юрист. Мужчины сели в машину.

– Где она? – непонимающе посмотрела Таня на девушку.

– Ушла. Еще утром, – быстро ответила та. – Алешка проснулся, она его даже не покормила. Вещи взяла и ушла, – повторила Зоя.

– И ничего не сказала? – спросила Таня.

– Плакала и все повторяла: «Дура я! Дура! Ведь он все знал!» В комнату вошел хмурый Дмитрий.

– Где она? – спросила одна из женщин.

– На Ленинградском билет взяла. Злая до чертиков! Я подойти хотел, но не решился, – честно признался парень. – Алешка ее все время о чем-то спрашивает. Она обнимает его и плачет, – Варанкин сердито взглянул на стоящую с опущенной головой Зою: – Что ты ей наговорила?

– Маргарита подсунула мне тетрадь, а я с Архивариусом договорился. Он на меня «липу» состряпал и Любимову рекомендовал. Марго рассчитывала, что Петрович меня за обрывок из дневника казнит. А я его перед этим, как только опасность почувствую, пришибу. Но одного не учла, – усмехнулся Ковбой. – Что Любимову наемник со стороны позарез был нужен. И что я в эту игру поиграть соглашусь. Когда она поняла, что просчиталась. Стрелка наняла, чтобы он Лапу угрохал. Видел он ее у Профессора. Поэтому и к Любимову приехал, чтобы сказать об этом. А Стрелка в кочегарке лыжной базы купленные ею люди Боярина убить должны были. Тем самым она и следы заметала, и Боярина подставляла. Она же и Фаину с Нурией якобы по звонку от Пана к нему на квартиру вызвала.

– А их-то на кой? – не понял Юрист.

– Во-первых, – начал Сергей, – Нурия – доверенный человек Петровича и с Маркизой была в хороших отношениях. Фаина тоже с Марией приятельствовала. И к тому же Касымова в дело с золотом влезла. Даже на покупателя вышла. Американцы какие-то. За ними хвост большой. Марго их через Тель-Авив и сдала Интерполу. И что самое главное: Нурия с Фаиной – сестры. Любимов их родной папочка.

– Не понял?! – удивился Тигр.

– Мне Пепеляев эту кашу разжевал. Мамаши у Алферовой и Касымовой разные, а папуля один. Об этом Марго от какого-то врача узнала. Вот поэтому и сводили сестричек в драке постоянно. Маргарита боялась, что они до правды докопаются. Вот и хотела, чтобы они друг друга угрохали. Ведь у Петровича сын был. Марго хотела сынишку на место папани усадить. Она бы к себе в Израиль пол Москвы перевезла. Но что-то не сработало. Сынка Любимова кто-то в Хабаровске уделал. Когда Марго поняла, что я в игру вступил, она, сука, меня чуть в тюрьму не засадила. Я с Надей к матери Марии зашел, а там Валентина Николаевна мертвая и боевики.

×