Пророчица, стр. 77

Эпилог

Спустя пять месяцев Ломакс неожиданно для самого себя оказался на планете Родниковая Вода. Робот смешал напитки и подал ему стакан.

— Больше ничего не надо, Сидней, — сказал Роберт Гибс, и робот, поклонившись, покинул комнату.

— Хорошо, мистер Гибс, — сказал Ломакс. — Я прибыл сюда по вашему приглашению. Надеюсь, теперь-то вы мне расскажете, в чем дело.

— Дело в одном помешанном фанатике, который называет себя Помазанный, — сказал Гибс. — В человеке, с которым, насколько мне известно, вы уже встречались.

— А что с ним?

— Мы хотим схватить его.

— Мы? — переспросил Ломакс.

— Республика, — объяснил Гибс. — Я вынужден был вернуться к работе и теперь возглавляю департамент, в котором раньше работал, хотя пока они позволяют мне делать это из своего дома.

— Ну если он нужен Республике, то пусть она его и ловит, — ответил Ломакс. — Он считает, что я мертв, и, если говорить обо мне, такое положение дел вполне меня устраивает.

— Думаю, вы не понимаете всей серьезности ситуации, мистер Ломакс, — настаивал Гибс. — Этот человек представляет серьезную угрозу безопасности нашего общества.

— Он всего лишь человек, — спокойно ответил Ломакс. — Мы уже пережили наиболее опасную угрозу из всех когда-либо существовавших.

— Не понимаю?

— Пенелопу Бейли.

Гибс покачал головой.

— Она уже четыре года как мертва. Она погибла, когда в Альфу Крепелло III попал гигантский астероид.

— Она умерла пять месяцев назад, когда старик с одной ногой выследил и убил ее.

— Вы имеете в виду Мендосу? — спросил Гибс, вздрогнув. — Он мертв?

Ломакс кивнул и отпил из своего стакана.

— Он мертв. И она тоже.

— Но жизнь продолжается, мистер Ломакс, и в настоящий момент человек, известный как Моисей Мухаммед Христос, представляет опасность для гораздо большего количества людей, чем вы можете себе вообразить.

— Вы пережили ее, — сказал Ломакс. — Вы переживете и его.

— Я готов предложить вам за услуги пять миллионов кредиток, — сказал Гибс. — Треть сейчас, а остальное после выполнения задания.

— Меня это не интересует.

— В таком случае зачем вы прилетели сюда? — спросил Гибс. — Вы должны были догадаться, какое предложение я собираюсь сделать.

— Просто мне хотелось посмотреть на человека, заварившего всю эту кашу.

— Вы о чем, мистер Ломакс?

— Вы похитили Пенелопу Бейли, когда ей было шесть лет. В то время вы еще не были Робертом Гибсом, но это были вы. — Ломакс помолчал. — Вы знали, если вам удастся завоевать ее доверие, то вы больше не будете зависеть от людей, подобных мне и Айсбергу, выполняющих за вас всю грязную работу. Она могла бы предсказать вам результаты выборов, а также исход любой битвы, и если вас не устраивал оборот, который принимали события, то она могла поискать способ изменить их. Вы могли бы осуществить это, но, поскольку никогда не владели искусством кнута и пряника, ваш план не удался.

— Если она была такая всеведущая, — усмехнулся Гибс, — то как Айсбергу удалось убить ее?

— Не думаю, что он это сделал, — глубокомысленно заметил Ломакс. — Полагаю, она просто устала бороться, так же как и я.

— Вы не бросите свое ремесло, — сказал Гибс. — Люди, подобные вам и Карлосу, не способны на это.

— Да, не брошу, — согласился Ломакс. — Но я не собираюсь участвовать в вашем сражении, мистер Гибс. Если лично у вас когда-нибудь появится недоброжелатель, вы знаете, где меня найти. Но не надейтесь, что я брошусь сражаться с каждым врагом, которого благодаря своему высокомерию или тупости создает себе Республика.

— Черт побери, мы не создавали ни Помазанного, ни этой девчонки Бейли! — воскликнул Гибс.

Ломакс вздохнул.

— Может, и так, мистер Гибс, и все же вы сами создали всех своих врагов.

— Вы общались с Помазанным, видели его в действии! — гнул свое Гибс. — Уверен, вы понимаете, что он должен быть устранен!

— Помазанный — религиозный фанатик, возможно, он и вправду одержим манией величия, — согласился Ломакс и, улыбнувшись, добавил: — Знаете, кого он мне напоминает?

— Пенелопу Бейли? — предположил Гибс, несколько удивленный вопросом.

— Нет, мистер Гибс. Он напоминает мне вас, и я скажу: чума возьми семейства ваши оба. — Он поставил стакан на столик. — А теперь, с вашего позволения, позвольте откланяться, меня ждут неотложные дела.

— Вы не можете взять и так просто уйти!

— Еще как могу. На одной отдаленной планете, о которой вы скорее всего никогда не слышали, есть могила, помеченная лишь тряпичной куклой. Вам, конечно, нет до нее никакого дела, да и всем остальным тоже, но я собираюсь установить на ней надгробие.

— Семь миллионов! — сказал Гибс.

Ломакс усмехнулся и направился к двери.

— Вы вернетесь, — уверенно заявил Гибс. — Карлос всегда возвращался, и вы тоже вернетесь.

— У вас наверняка есть враги, мистер Гибс, — заметил Ломакс. — Поэтому в ваших интересах, чтобы я никогда не вернулся.

С этими словами он вышел.

×