Моя королева, стр. 52

– Увы, вы убили вашего принца…

Солдаты, которым не хотелось тащить мертвое тело до штаб-квартиры герцога Камберлендского, просто отрезали голову покойнику в качестве доказательства, которое должно было принести им обещанную награду.

Сообразительность Родерика спасла жизнь принца.

Прошло несколько недель, прежде чем английский генерал узнал правду: во-первых, о том, что из него сделали полного дурака, а во-вторых, что он позволил настоящему принцу укрыться во Франции.

Дуглас был сокрушен. Но к нему пришла Эйтни и сказала, взяв его за руку:

– Я знала, что это случится. – И она напомнила ему о видении, которое явилось ей как-то раз у ручья. – Я была к этому готова. Мой сын умер, как человек честный и храбрый. Он пожертвовал собой ради принца, что изменило ход истории, Дуглас. Не забывай об этом. Рассказывай о нем своим детям и детям своих детей и оплакивай его.

А через неделю после гибели Родерика англичане схватили и самого Йена Даба. Его посадили на борт «Горделивого», которым командовал жестокосердный капитан Фергюссон, доставили в Лондон и заключили в Тауэр.

Больше года понадобилось герцогу Сьюдли, чтобы добиться его помилования. Наконец суд его обязал вернуться на родной остров.

– Благодарю вас за хлопоты по освобождению моего дяди, – сказал герцогу Дуглас. – Если бы не вы, его наверняка повесили бы.

Две ночи спустя парадный зал в замке Дьюнакен сиял от множества свечей. Звучали волынки – хозяева замка устроили большое празднество, каких здесь не видывали с прошлого века.

Во главе стола сидели Элизабет, Дуглас и их маленький Родерик, родившийся месяц назад. Здесь же была и Эйтни, которая недавно согласилась поселиться в замке, чтобы нянчить малыша Элизабет. Смеясь и подбадривая танцующих, они смотрели, как Йен Даб с женой отплясывают зажигательную джигу, а Маклеод с Рааси прихлопывают в ладоши в такт музыке. Отец Элизабет и ее сестры пробовали хаггис и виски; малышка Кэролайн скорчила смешную гримаску и заявила, что на вкус это очень противно.

Но среди гостей не хватало одного. Вскоре он появился из полутьмы, ведя за собой еще кого-то.

– Йен! – сказал Дуглас. – А мы удивлялись, куда ты подевался.

– Прошу прощения, что опоздал. Надеюсь, ты не будешь возражать, что я привел еще одного гостя.

Рядом с ним стояла темноволосая девушка, робко поглядывая на Дугласа из-за плеча Йена.

– Мойра?

Тут в разговор вмешалась Элизабет, отвечая на невысказанный вопрос мужа:

– Мы с Йеном предложили Мойре пожить в домике на ферме, Дуглас.

Дуглас смотрел на жену, не веря своим глазам. Его жена и его бывшая невеста стояли рядом.

Йен кивнул.

– Малл так далеко, что трудно к свадьбе приготовиться.

– К свадьбе? – Дуглас перевел взгляд с жены на брата. – Твоей?

Йен ничего не ответил. Он просто с любовью посмотрел на Мойру.

– Я просил, и Мойра согласилась стать моей женой.

Элизабет склонила голову на плечо мужа.

– Йен не был уверен в том, как вы к этому отнесетесь, поэтому сначала пришел ко мне узнать, что я думаю насчет его женитьбы на Мойре. Я сказала, что, по-моему, это просто замечательно.

Дуглас заключил жену в объятия и закружил в воздухе, пока она не начала громко смеяться.

Он был согласен с ней целиком и полностью.

×