Даже не думай! (СИ), стр. 106

Я улыбнулся, заметив румянец на ее щеках.

— Что такое?

Яна опять задумалась, вновь прикусила губы, не решаясь задать мучающий ее вопрос. Я терпеливо ждал, не желая торопиться. В нашем запасе было до черта времени. Теперь и навсегда. Я хотел верить только в это.

— Пока еще можно остановиться, ответь, ты… ты уверен? — она вскинула на меня глаза, улыбнулась растеряно. — Я должна знать, чего ожидать. Понимаешь?

Я кивнул, стараясь вычеркнуть из памяти, как еще утром, будто в другой жизни, я просил не-ее… ту, другую… просил верить мне. Но сейчас все это было неважно. Ни для меня, ни для Яны.

— Я уверен. Уверен как никогда. Я говорил, что мне нужна только ты.

Слова дались легко. Куда легче, чем я думал, будет их произнести.

Девушка напротив меня не имела ничего общего с Ксенией. Яна была в сотни, в тысячи раз лучше. И, может, именно потому никаких сомнений не было. И быть не могло.

— Я сделаю все, чтобы ты была счастлива. Обещаю тебе.

Мы смотрели друг на друга еще несколько минут, я слышал стук ее сердца. Она так ничего и не ответила, только приподнялась и наши губы вновь сомкнулись.

Потом был долгий разговор о ее муже, переезде, о предстоящем скандале с моим отцом. О многих мелочах, которые нужно было решить именно сегодня. И все же я чувствовал себя, наконец, на своем месте. Словно калейдоскоп событий вокруг меня сложился в правильную картинку.

Все изменилось. И я был как никогда этому рад.

* * *

— Тим, может быть, ты уже ответишь? — Яна передернула плечами и потянулась на кресле, чтобы передать мне сотовый.

После разговора с Мишкой я опрометчиво забыл его на столе совсем недалеко от Яны. И пусть звук был отключен, но едва слышное шуршание вибрации, повторившейся третий раз за этот час, похоже, напрягло Ли-ли.

— Опять друзья? — она проницательно улыбнулась краешками губ и легко коснулась пальчиками моей ладони.

— Да. Наверное, зовут куда-нибудь, — соврал, нажимая первую попавшуюся кнопку, чтобы скинуть вызов.

Яна заметила мой нервный жест, принимая его на свой счет.

— Тим, что с тобой? Ты из-за меня не хочешь ни с кем общаться? Может, тебе все же стоит развеяться? Столько всего навалилось за эти дни…

Я хмыкнул. Если бы все было так… просто. За последние дни еще ничего не успело случиться. Самый главный для меня разговор был еще впереди. Отец только в субботу возвращается из Торонто.

Мое волнение сейчас не имеет никакого отношения к происходящему дома. И даже скандала с матерью мне удалось избежать. Но объяснять Яне реальную причину моего волнения мне совсем не хотелось. И, кажется, она это поняла.

Девушка легко выбралась из кресла, и через секунду ее ладони уже коснулись моих плеч.

— Я чувствую себя виноватой, — призналась она с тяжелым вздохом. — У тебя были свои планы, ты собирался куда-то поехать, наверное. А я… я все испортила, да? Ты очень сейчас злишься?

Я притянул девушку ближе к себе.

— Не говори глупостей. Мой самый главный план это ты. Просто у меня нет настроения ни с кем общаться.

Телефон в моих руках коротко вздрогнул, предупреждая о новом смс. Я стиснул зубы, чтобы не показать Яне своей злости. Мне не нужно было смотреть на экран, чтобы догадаться об имени отправителя. Ветрова. Кто же еще?

Решение пришло мгновенно.

— Я лучше пойду, помогу Лешке, — неожиданно предложил, почувствовав нестерпимое желание покончить с этим раз и навсегда. Страх перед истерикой, слезами и претензиями, которые Ветрова без сомнения мне предъявит (стоит лишь вспомнить ее наезд на Флейма), наконец, отступил. Десять минут, разве я не смогу этого пережить. Это ведь лишь телефонный разговор, верно?

— Он просил меня проверить с ним пару задач. У него экзамены скоро.

Яна согласно кивнула, ни о чем не догадавшись.

— Конечно, иди. Я пока поболтаю с подружкой.

Я улыбнулся, стараясь выглядеть спокойным, и снова поцеловал девушку.

— Скоро вернусь.

* * *

Дверь в спальню брата была закрыта. С тех пор, как я привез домой Яну, Леха игнорировал мое общество. Он ни о чем не просил и на все мои вопросы отвечал односложно.

Он-то какого*** злится?

— К тебе можно? — спросил у Мелкого, распахивая дверь и бесцеремонно проходя внутрь.

— Да, — Лешка невнятно пробормотал сквозь зубы, но даже не обернулся в мою сторону.

Как все запущено.

— В чем дело?!

Поведение брата постепенно начинало меня злить. Будто мне других проблем не хватает.

— Ни в чем, — тихо откликнулся Леха и снова уставился в свой монитор. На полутемном экране светлым пятном выделялись открытые окошки аськи.

Я пару секунд внимательно разглядывал затылок брата. Может, он захочет что-нибудь мне объяснить? Но Мелкий не сдвинулся с места.

Хрен с ним.

Я передернул плечами, чувствуя ледяной ветер, проникающий в спальню сквозь распахнутую настежь балконную дверь. И как Лешка не боится простыть на таком сквозняке? Второй день за окном шел дождь. На улице ощутимо похолодало.

Я вышел наружу, в тайне радуясь тому, что комната брата так удачно оказалась расположена в противоположном от моей спальне конце квартиры. Яна даже случайно ничего не сможет услышать. Я постоял несколько минут у окна, вглядываясь в размытые пятна фонарей за стеклом. Одинокие прохожие прятались под зонтами.

Надеюсь, у Ветровой хватит ума, чтобы не вылезти на улицу в такую погоду.

После мыслей о Ветровой моя рука тут же потянулась к телефону, и я заглянул в журнал, собираясь обнаружить кучу сопливых смс и непринятых звонков от Ветровой. Но в списке не было ее имени.

Стас.

Мари.

Роман мтс.

Мари.

Мари.

Юля.

Что за…?

— Тим, — в голосе брата, вдруг появившегося на балконе, слышалось волнение.

— Что тебе?

— Это… Ксения.

Лешка растерянно смотрел на свой телефон. Экран мигал, мелодия Mylen Farmer била по нервам.

Dis moi oui mais non ne dis plus jamais non L'amour le loup est risque Прежде, чем Леха успел сказать еще хоть слово, я вытащил трубку из его ладоней.

Значит, решила действовать через Лешку?

— Ну, и что тебе нужно от моего брата? — спросил со злостью.

Ветрова еще пожалеет, что посмела вмешать в наши отношения мою семью!

Я споткнулся на этой мысли, но в ответ на мой вопрос на том конце трубки уже несколько мгновений была мертвая тишина. Ни слез, ни рыданий, которых я ожидал услышать. Только тишина, неожиданно прерванная облегченным вздохом. И спокойный голос, произносящий:

— Хорошо, что с тобой все в порядке.

Простое признание. Всего несколько слов, которые за секунду вывернули меня наизнанку. Заставили чувствовать себя неуютно. Так, словно я, не подозревая об этом, обидел… ее.

Но ведь Ветрова… она же…

Я был не готов к этому разговору. Представлял, как Ксения начнет что-то требовать от меня, упрекать и злиться… Что еще она могла бы сделать?

Но Ксения лишь тихо молчала в трубку.

— Почему ты звонишь Лешке? — поинтересовался, хватаясь за вопрос, как за спасательный круг.

Я не знал, что еще ей говорить. Я больше не знал, чего от нее ждать.

— Ты не отвечал на звонки несколько дней, — ответила просто. — Я подумала, что-то случилось. Ну, знаешь… авария, может быть… — Ксения запнулась прежде, чем продолжить. — Но я рада, что с тобой все хорошо.

— Да, все отлично, — я сглотнул, чувствуя себя глупо.

Ветрова вздохнула. Обреченно, печально, одним вздохом обвиняя меня больше, чем десятком фраз. Я вдруг впервые пожалел о том, что между нами было. Я не должен был этого допустить…

Черт.

Я стиснул кулаки.

Ну же, скажи ей. Давай. Ты же решил все два дня назад. Ты же знаешь, что надо сделать.

Но ни звука не сорвалось с моих губ. Ксения ждала от меня объяснений. А я молчал. Приготовленные заранее «давай останемся друзьями» казались лицемерными и пустыми.

Но ничего другого больше не приходило в голову. Я мог только смотреть на свое отражение в темном стекле, представляя, что она так же стоит у окна, наблюдая за непогодой.

×