Перелом (ЛП), стр. 3

- Элли ...- Изабелла потянулась к ней, но передумала и опустила руку. - Я беспокоюсь о тебе. И я хочу помочь. Но не могу, пока ты не позволяешь мне.

Было время, когда Элли приходила к Изабелле за помощью и советом, когда они были близки. Когда она доверяла ей.

Те дни прошли.

Она бросила на директрису отрешенный взгляд.

- Дело в том, Изабелла, ваша помощь приводит людей к гибели. Так что ... спасибо, нет.

В яблочко. Лицо Изабеллы скривилось, и Элли выбежала из комнаты.

Борясь с желанием зарыдать, она, прихрамывая, направилась к парадной лестнице. Колено болело, а звук ее неровных шагов (бум-БУМ-бум-БУМ) разносился в тишине, как злорадный смех.

Опустив голову, она не обращала никакого внимания на полированные дубовые панели, покрывающие стены Киммерийской Академии. Или грандиозные картины маслом, некоторые из которых в два раза превышали ее рост и хранили образы давно умерших мужчин и женщин, одетых в блестящий шелк и драгоценности. Она не обращала внимания на люстры из сотен кусочков ограненных кристаллов, играющих цветами в слабом дневном свете, на тяжелые канделябры пять футов высотой и гобелены с бледными средневековыми дамами на лошадях, преследующих беспечных лисиц.

Она не видела ничего из этого, когда нырнула в Большой Зал, захлопывая за собой дверь. Бальная комната по большей части пустовала, только слабые лучи дневного солнца проникали сквозь огромные окна, расположенные по длинной стене. Шаги Элли глухо звучали по полу, пока она расхаживала по комнате. Ум кипел от гневных мыслей, которые разрывали ее, как демоны.

Тридцать три шага в одну сторону и разворот. Тридцать три шага назад. И снова.

«Почему я должна жалеть ее», - кипела она от злости. «Изабелла ответственна за все случившееся. Джу доверяла ей. И теперь Джу мертва».

Крутанувшись на каблуках, она пошла в другую сторону.

Как всегда в мозгу промелькнула картинка - заснеженный лес, взмах крыльев сороки, маленькая фигура, брошенная на снег...

Это походило на рану, которую она не могла оставить в покое, хотя прикасаться было больно. Она продолжала сдирать корку, не давая боли утихнуть.

Может быть, она и не хотела уменьшить боль.

«Джу не стало. Каждый подвел ее. А теперь Изабелла хочет вернуть меня к нормальной жизни? Плевать на нее». Элли развернулась и ускорила шаг.

Она никогда не будет доверять Изабелле снова. Все случилось из-за нее и ее непонятной для Элли вражды с братом. Они все были поглощены этим, а поплатилась Джу.

Раджу она не доверяла тоже. Он отвечал за безопасность школы, выказывал себя таким экспертом. Но он ушел и оставил их, даже после того, как Элли просила его не бросать школу. Умоляла его. Раджа не было поблизости, когда кто-то внутри школы - кто-то, кого Элли знала и доверяла - открыл ворота, и Гейб смог убить Джу.

Она снова повернула с напряженным, болезненным вращением, придавшим ей ярости.

За восемь недель, которые прошли с момента убийства, Радж и Изабелла так и не смогли выяснить, кто открыл ворота в ту ночь. Кто все время помогал Натаниэлю. Учитель, преподаватель Ночной школы, ученик - кто-то проходивший мимо нее в коридоре каждый день и желавший ей смерти.

«И они ничего не сделали. Все они подвели меня. Все они предали нас. И будь я проклята, если я собираюсь позволить этому случиться снова».

Вдруг она остановилась, поняв, что надо делать.

Дернув тяжелую дверь, Элли бегом направилась прямо в кабинет Изабеллы, чтобы попасть туда до того, как сдадут нервы. Она собиралась рассказать директрисе, что не хочет больше посещать школу. Не может ходить сюда. Ей хотелось отправиться в любую точку мира, лишь бы подальше отсюда. Оказавшись в реальном мире, она могла узнать, что происходит на самом деле. Она поговорила бы с бабушкой, и они вместе нашли убийц Джу. И наказали их.

Спрятанная под главной лестницей, взлетавшей вверх от центрального холла, украшенного полированным дубом, дверь в кабинет Изабелла была так ловко замаскирована замысловатой резьбой панелей, что, когда Элли впервые приехала в Киммерию, с трудом распознала ее среди стен. Сейчас такой проблемы не существовало.

Ее челюсти сжались, она толкнула дверь, открывая без стука:

- Изабелла, ты должна...

Кабинет был пуст.

Очевидно, директриса уходила в спешке: черный кашемировый кардиган, который она носила, был небрежно перекинут через спинку кресла. Пар все еще витал над чашкой чая Earl Grey, стоявшей на кожаной салфетке на столе рядом с очками ...

И ее мобильный телефон.

Слегка приоткрыв рот, Элли уставилась на него. Ее мозг не мог обработать увиденное.

Любые электронные устройства запрещены в Киммерии. Из всех правил - это было самым строгим. Нет компьютеров, нет телевизоров и абсолютно никаких телефонов.

Если ученики хотели позвонить кому-то, то им требовалось разрешение директрисы. Позволялось звонить только родителям, да и то тогда, когда на то имелись веские причины. Но сейчас телефон в ее досягаемости.

Разглядывая его, Элли в уме прокручивала перечень последствий. Изабелла никогда не простит ее. Ее исключат. Она потеряет своих друзей. Но это возможность выяснить, что реально происходит. И может заставить Изабеллу и Раджа наконец что-то сделать.

Она взяла трубку, сунула в карман и вышла.

Глава 3

За воротами Киммерии лес был диким, не пропускавшим слабые лучи заката. Здесь уже царила ночь и Элли, посмотрев тревожно через плечо, поспешила сквозь мрак.

С каждым шагом она убеждала себя, что поступила правильно. Натаниэль был где-то там, искал ее, но Элли это больше не заботило. Она была настолько измучена, так сердита, так разбита ... остаться – нет и нет. Ей требовалось уйти.

Но Элли никогда не чувствовала себя более уязвимой. Она находилась сейчас в полном одиночестве. И убийцы Джу могли быть где угодно.

Стояла невыносимая тишина, нарушаемая лишь хрустом сухих веток под ногами. Солнце садилось, и становилось все холоднее - ветер пронизывал сквозь ткань пальто, охлаждая пот на ее коже. Ее руки в карманах сжались в ледяные кулаки.

«По крайней мере, я знаю, куда иду», - подумала она.

Недавно ее так часто возили в больницу, что пришлось выучить местные дороги очень хорошо. Продвигаясь, она понемногу успокоилась и держала маршрут в голове, отчетливо представляя карту. По ее собственному расчету она находилась недалеко от главной дороги. Добравшись туда все, что надо - повернуть направо, а затем следовать указателям. Там меньше деревьев и больше света. И не так жутко.

Ей всего лишь нужно пройти через эти леса, и она окажется в безопасности. Все просто.

И все шло отлично. По сути, она почти достигла перекрестка, когда ее ушей достиг звук, слабый, как вдох, отчего волосы на затылке встали дыбом.

Подавив страх, она метнулась вправо, ныряя за толстый ствол высокой сосны. Низко присев, прижав руки к грубой коре, она всмотрелась в темноту.

Что бы это ни было, казалось это не за деревьями.

Из укрытия она не видела никого. Но лес был темным и наполненным тенями, дрожавшими и танцующими с ветерком. Каждая могла быть человеком. Каждая могла быть убийцей.

Стало трудно дышать.

«Кто-то может стоять прямо позади меня, и я никогда не увижу его. Гейб может стоять в нескольких футах и разглядывать меня прямо сейчас». Эта мысль заставила подкатить тошнотворный страх, и она постучала кулаком по лбу. «Зачем я это делаю? Я такая идиотка. Я направилась прямиком к ним в лапы ...»

Цепляясь за ствол дерева, девушка пыталась успокоиться. Если кто-то в самом деле скрывался там, ей нужно подумать.

Довольно надолго она замерла, прислушиваясь, готовая бежать при малейшем шорохе. Но здесь были только тишина, ветер и качающие над ней деревья.

Немного погодя Элли стала рассуждать: она ничего не видит и не слышит. Единственный намек на присутствие кого-то послали ее изнуренные инстинкты. Она попыталась заставить себя вспомнить тренировки. Что бы посоветовал Радж, если б был здесь?

×