Next, стр. 3

И только тогда он узнал, насколько рискованным делом считают венчурные бизнесмены инвестиции в исследования, связанные с цитокинами. Понадобились годы, чтобы вывести на рынок препараты на основе некоторых представителей этой группы белков — например, белков семейства интерлейкинов, а ряд других цитокинов считался крайне (а порой даже смертельно) опасным для пациентов.

А потом Фрэнк Барнет подал судебный иск, поставив под сомнение право собственности «Биогена» на клеточную линию. Поскольку Дилу было сложно не только выбить деньги из потенциальных инвесторов, но даже получить у них согласие на встречу, ему пришлось принять предложение вечно улыбающегося, загорелого Джека Ватсона.

Однако при этом он ни на секунду не забывал: больше всего на свете Джек Ватсон хочет прибрать к рукам «Биоген» и вышвырнуть его, Рика Дила, пинком под зад.

* * *

— Потрясающая речь, Джек! Просто изумительная! — заговорил, протянув руку для поздравления, Дил, когда Ватсон наконец пришел за кулисы.

— Да? Рад, что она тебе понравилась, — ответил тот, но руки не подал. Вместо этого он снял с лацкана петельный микрофон и бросил его на ладонь Дила. — Позаботься об этом, Рик.

— Конечно, Джек!

— Твоя жена здесь?

— Нет, Карен не смогла приехать, — развел руками Дил. — Проблемы с детьми, знаешь ли.

— Жаль, что она меня не слышала, — проговорил Ватсон.

— Она непременно посмотрит запись твоего выступления на DVD, — пообещал Дил.

— Что ж, я сделал важное дело. Наши дела обстоят теперь следующим образом: с сегодняшнего дня все знают про судебный процесс, о том, что его затеял плохой человек по имени Барнет, но мы полностью держим ситуацию под контролем. Это очень важно. Компания теперь прекрасно позиционирована.

— Ты именно ради этого согласился на это выступление? — спросил Дил.

Ватсон посмотрел на него, как на недоумка.

— А ты что думал, я прикатил в Вегас по собственной прихоти? Боже Святый! — Он снял с пояса беспроводной передатчик от микрофона и сунул его Дилу. — Об этом тоже позаботься.

— Разумеется, Джек!

После этого Джек Ватсон, не произнеся больше ни слова, развернулся к Дилу спиной и пошел прочь. «Слава богу, что у Карен есть деньги! — подумал тот, глядя ему вслед. — Без них я был бы обречен!»

* * *

Пройдя под арками Дворца Дожей, Васко Борден вышел во внутренний двор отеля. Он медленно двигался следом за перебежчиком Эдди Толманом сквозь водоворот людей, для которых жизнь в этот поздний вечерний час только начиналась.

Миниатюрный микрофон в ухе Васко зашипел. Это подавала сигнал его помощница Долли, находившаяся сейчас в другой части отеля. Он прикоснулся к уху и буркнул:

— Говори.

— Лысый мальчик Толман собрался поразвлечься.

— Это точно?

— Абсолютно. Он…

— Погоди секунду, — проговорил Васко, — я сейчас. Впереди себя он увидел нечто невероятное. Справа возник Джек Б. Ватсон в сопровождении стройной темноволосой красавицы. Ватсон был знаменит тем, что его всегда сопровождали сногсшибательные красотки. Все они работали на него, все были умны и потрясающе хороши собой. Поэтому удивила Васко не женщина, а то, что Ватсон направлялся прямиком к перебежчику, Эдди Толману. Это была сущая бессмыслица! Даже если бы они и впрямь заключили меж собой сделку, знаменитый венчурный бизнесмен ни за что не стал бы встречаться с ним лично, и уж тем более на публике!

И все же — вот они, двое, приближаются друг к другу на запруженном нарядной публикой дворе отеля «Венецианец».

Какого черта? Васко не верил собственным глазам.

А затем изящная спутница Ватсона слегка споткнулась и остановилась. На ней было короткое обтягивающее платье и туфли на высоких каблуках. Она оперлась о плечо Ватсона, опустилась на одно колено и, продемонстрировав публике ногу невероятной длины, поправила ремешок туфельки. Затем красавица встала и улыбнулась Ватсону. Васко отвлекся от созерцания сладкой парочки, посмотрел туда, где только что находился Толман, и не нашел его. Парень исчез.

Ватсон и женщина прошли так близко от Васко, что на него повеяло ароматом ее парфюма. Ватсон что-то бормотал ей. Она стиснула его руку, положила голову ему на плечо, и вот — их уже нет. Голубки, да и только!

Произошло ли все это случайно или было спланировано? Неужели они обвели его вокруг пальца?

Ватсон прижал ладонь к уху.

— Долли, я потерял его!

— Не страшно, я его веду.

Васко поднял глаза. Она находилась на втором этаже и следила за всем, что происходит внизу.

— Это случайно не Ватсон там прошел?

— Он самый. Потому я и подумал: а вдруг…

— Нет, нет, — торопливо проговорила Долли. — Не могу поверить в то, что Ватсон имеет к этому отношение. Это не его стиль. А вот и наш лысенький, направляется в свой номер, поскольку у него там назначено свидание. Об этом я тебе и толковала, говоря, что он собирается поразвлечься.

— Случайно не знаешь, с кем?

— С какой-то русской девицей. Видимо, ему нравятся русские, причем высокие.

— Мы знаем, кто она такая?

— Нет, но кое-какая информация о ней у меня имеется. Кроме того, я смогла установить в его номере камеры скрытого наблюдения.

Васко улыбнулся.

— Как тебе это удалось?

— Скажем так: служба безопасности в «Венецианце» оказалась не на высоте. И довольно дешевой.

* * *

Двадцатидвухлетняя Ирина Катаева позвонила в номер. В левой руке она держала бутылку вина в бархатном подарочном чехле с витыми тесемками. Дверь открыл молодой человек лет тридцати. На вид он был весьма непривлекателен.

— Вы Эдди?

— Совершенно верно. Входите, прошу вас. — Вот, — она протянула ему вино, — я принесла это вам из гостиничного сейфа.

Наблюдая эту сцену на экране портативного монитора, Васко заметил:

— Она передала ему это на лестничной клетке, под объективами камер наблюдения. Почему она не подождала, пока войдет внутрь?

— Может, ей велели так сделать? — предположила Долли.

— В ней около шести футов роста. Итак, что нам о ней известно?

— Прекрасно владеет английским языком. Живет в стране уже четыре года. Учится в университете.

— Работает в отеле? — Нет.

— Значит, она не профессионалка?

— Это же Невада! — с укоризной в голосе проговорила Долли.

Девушка на мониторе вошла в номер и закрыла за собой дверь. Васко покрутил ручки настройки, выбрав изображение с одной из установленных внутри камер слежения. У малыша был большой номер! Почти в две тысячи квадратных футов, он был декорирован в венецианском стиле. Словно услышав мысли Васко, девушка одобрительно покивала и заметила:

— Красивый номер! Просто великолепный!

— Да, — согласился Толман. — Хотите выпить? Она отрицательно мотнула головой.

— Нет, у меня, честно говоря, совсем мало времени. Девушка завела руку за спину и расстегнула платье,

тут же соскользнувшее с ее плеч, а затем отвернулась, изображая смущение, и позволила Толману полюбоваться своей обнаженной до самых ягодиц спиной.

— Где здесь спальня? — спросила она.

— Сюда, крошка.

Когда эти двое вошли в спальню, Васко вывел на монитор картинку с другой камеры. Он увидел спальню как раз в тот момент, когда девушка говорила:

— Я ничего не знаю про твой бизнес. Не знаю и не хочу знать. Бизнес — это так скучно!

Девушка позволила платью упасть на пол, переступила через него и легла на кровать. Теперь она была совершенно голой, если не считать туфелек на шпильках, но в следующий момент она сбросила и их.

— Не думаю, что тебе надо пить, — сказала она. — А мне уж точно ни к чему.

Толман бросился на нее всем своим весом — так, что кровать прогнулась, а подушки подпрыгнула. Девушка охнула, но попыталась улыбнуться.

— Потише, дружок.

Задыхаясь от возбуждения, он потянулся к ее волосам и стал ласкать их.

×