Шах королю, стр. 92

Тот, к кому обращался этот вопрос, улыбнулся и поднялся на ноги.

– Помнишь материк Ма-Цу-Ири? Меня там кое-что заинтересовало. Пока поведаю вкратце.

Слушая рассказ, Тир ловил себя на том, что абсолютно счастлив. Его друг, как обычно, не разочаровал. И да, по-прежнему в этом мире есть интриги, которые им никогда не наскучат.

Тирэн улетел за три дня до конца недели – проверить отдаленную часть материка, оценить подготовку гриянов, поговорить с Киттоном. Амон кивнул на прощанье, и квардинг Ада взмыл в небо. Ссыльный демон проводил его взглядом и подошел к обрыву. Море бесилось, предчувствуя непогоду и скорую бурю. Серые волны бились о камни, шумели, пенились…

Завершение одной игры – это всегда начало новой. Предвкушение… Забавно, но сейчас почти вся власть над ангелами и демонами была сосредоточена в руках изгнанника, томящегося так далеко от столицы.

Адом и Антаром управляют те, кто ему верен. Мактиан и Рорк больше не путаются под ногами. Аарон… этот рохля никогда и не представлял угрозы. Даже сейчас левхойт пернатых не принимал человеческого облика и все больше истончался, отдав почти всю власть квардингу. А ведь когда-то именно Аарон почти разгадал план демона. Почти. Вот только не учел, что возможности стать всего лишь левхойтом Ада авантюристу было мало. Власть. Теперь почти вся она в его руках. Остался лишь оракул…

По небу неслись тяжелые черные тучи. Амон смотрел в грозовую вышину. Воздух уже пах дождем. Очередной порыв ветра донес едва уловимый нежный аромат, примешанный к тяжелому запаху горячего металла. Демон спрятал улыбку и обернулся. Молодой дракон фыркнул, выдыхая ему в лицо облачко дыма. Мужчина улыбнулся, уже не таясь. С крутого драконьего бока на каменистую землю соскользнула наездница.

Кэсс остановилась в нескольких шагах, прищурилась и внимательно осмотрела ожидающего с ног до головы.

– Соскучился?

– Опоздала, – прорычал он и, звериным прыжком преодолев разделяющее их расстояние, дернул нииду к себе и впился в губы жестким нетерпеливым поцелуем.

Тонкие руки обвили шею, рабыня еще теснее прильнула к своему хозяину. По коже тут же заплясало пламя, и дракон довольно заурчал, греясь.

Счастливица прикрыла глаза, вбирая ласки любимого мужчины. Как много она отдала, чтобы находиться сейчас в его объятиях! В памяти всплыла та самая поляна, куда принес спящую девушку Тирэн. Он хотел тогда получить от своей жертвы только одно. Нет, не тело. Ему нужно было ее согласие. Согласие на то, что произойдет. И сейчас еще помнилось Кассандре выражение глаз Натэли, когда подруги прощались, обе зная, что это навсегда…

… – Я тут, – не выпуская руки спутника, суккуб шагнула к своему бывшему хранителю и с вызовом вздернула подбородок. – И я все ему рассказала.

Тир лишь усмехнулся – в чем-чем, а в этом он не сомневался. Лишь ничего не понимающая ниида переводила взгляд с мрачного, сурового Фрэйно на ухмыляющегося сотника.

– Зачем она тут?

– Чтобы занять твое место, Кэсс. – Ухмылка слетела с лица демона, делая его устрашающе серьезным. – Она, как это говорят в твоем мире, козырь. Главный козырь в этой игре.

– Я не понимаю… – растерянно проговорила повелительница огненной стихии. – В какой игре?

Только после подробного рассказа Тирэна она в полной мере осознала коварство Амона и весь размах затеянной им интриги. Несчастную трясло, она плакала, понимая, как ее использовали, ее чувства, страхи, стихию, и как все еще продолжают использовать.

– Не хочу! – почти прокричала девушка и сжала кулаки. – НЕТ! Это подло! Вилора…

– Она все равно погибнет. Так или иначе. Но ее смерть может принести пользу. Не только Амону. Всем. Однако без поддержки он проиграет. – Эти жестокие слова сказал не Тирэн. Их произнес Фрэйно.

Взгляд темных глаз прожигал нииду. Было видно, телохранитель не испытывает ни малейшей радости от того, что две дорогих ему женщины подвергнутся такому риску, но голос его был тверд.

– Ниида, так нужно… – закончил демон. – Судьба слишком многих обитателей этого мира зависит от вашего решения. Полторы тысячи лет назад одна женщина уже совершила необдуманный поступок. Не идите ее дорогой.

Судорога сжала горло девушки. Не было сил даже на слезы. И она приняла решение. Единственно верное.

… – Не вспоминай это, – прервал так некстати всколыхнувшиеся воспоминания Амон. – Они счастливы. И Фрэйно, и Нат, и сын Вилоры. Не жалей. Ты все сделала правильно.

Кэсс отстранилась и посмотрела на демона долгим взглядом, словно хотела запомнить каждую черточку этого жестокого, но такого любимого лица, а потом опять прильнула, лихорадочно и часто целуя, плавясь в горячих руках. Вот опальный квардинг безо всякого почтения потянул оракула за растрепавшуюся косу, вынуждая запрокинуть голову, и спросил то же, что спрашивал каждый год в течение этих пятнадцати лет:

– Теперь-то хоть признаешь, что это была плохая идея? Отвратительная. Тайные свидания раз в год – это пошлость. Да и я не маленький мальчик, чтобы…

Она лишь счастливо засмеялась, закрывая его рот ладонью, но потом посерьезнела. Девушка до сих пор содрогалась при одном воспоминании о том, как увидела смерть Амона. Ничто на свете не испугало бы ее сильнее, ничто другое не заставило бы отказаться от него и занять сторону коварного колдуна. Ненависть, которую она испытывала к старому прорицателю, играла теперь только на руку, давая Динасу фальшивое ощущение власти над ситуацией.

– Я уже сильнее его, – тихо сказала она то, что Амон и так знал. – И через пять дней будет Совет…

– Интриганка, – усмехнулся собеседник.

Такой он сделал ее сам. И убедился в этом еще пятнадцать лет назад, в Мертвой долине, за миг до начала схватки с оракулом. Тогда, вторгшись в мысли хозяина, она просто поставила его перед фактом – или он доверяется ей, или теряет. Наглая человечка! А это ее решение, что она – его henba! – остается в столице рядом с жадным провидцем, просто вывело демона из себя. И лишь понимание правоты сообщницы удержало его от ошибки… Это был конец спокойной жизни. Но начало новой игры.

Амон усмехнулся, вспомнив, как отреагировала Кэсс, когда вдруг узнала от него, что незаметно для себя стала замужней женщиной. Его женщиной. Нет, вздорная супруга не устроила истерики, не сыпала проклятиями, не сомлела от радости. Она лишь недобро улыбнулась… а потом со всей силы двинула благоверному кулаком под дых, усиливая удар магией. Чтобы прочувствовал всю глубину ее счастья. И он прочувствовал. Тьма раздери, даже извинился потом… как умел. Демон улыбался.

Все пятнадцать лет вынужденной разлуки мысленно он был рядом со своей любимой, постоянно направляя, оберегая, приказывая не дурить, когда на притворство уже не хватало сил. Их связь была столь крепка, что оба почти осязали ее, но все же… все же, лишь прикасаясь к квардингу, Кассандра чувствовала себя живой.

– Значит, я возвращаюсь… – задумчиво проговорил интриган, и в его голосе звучало предвкушение.

Девушка молчала, понимая каждую мысль, каждое намерение.

Новая интрига. Риск. Забава.

Она улыбнулась, когда мысли мужчины вновь переключились на нее.

– Моя? – прошептал Амон, глядя в карие глаза.

Единственная, кто понимает. Верная. Равная. Его жена. Его любимая. По коже человечки побежало пламя, как и всегда, когда она слышала его мысли. А ведь даже в самых смелых мечтах ниида не надеялась, что будет знать все его намерения и чувства, что ни одной тайны не останется между ними. Что он сам захочет этого. Думала она когда-либо, что такое возможно? Нет. Но это случилось.

– Твоя, – согласилась Кэсс, проводя кончиками пальцев по льняным волосам.

Каждый раз, видя его, она возносила молчаливую благодарность богине, которая дала ей лучший совет в жизни: «Верь ему…»

Июнь – октябрь 2012
×