Феноменальный Икс (ЛП), стр. 2

Стюардесса подходит к нашему ряду и наклоняется, взглянув на меня сверху вниз.

— О, Боже, похоже, у нас здесь случился томатный потоп.

Я смотрю на неё и удивляюсь, как она может быть такой спокойной в этой ситуации, но, по-моему, эта стюардесса как раз тот тип женщин, которые не заводятся так легко. В её прическе нет ни одного неаккуратно лежащего волоса, а её голубые глаза искрятся добротой.

Я смотрю на свою грязную одежду.

— Не могли бы вы дать мне полотенце или что-то ещё? Я искала, во что переодеться, но у меня ничего нет.

— Идемте со мной, посмотрим, что мы можем вам предложить, — отвечает она.

Я киваю, благодаря её за помощь.

— Спасибо.

Во всяком случае, хоть что-то, не пахнущее гнилыми помидорами, чтобы прожить остальные три часа полета. Я смотрю на пожилого человека рядом со мной.

— Вы не возражаете?

Он начинает подвигаться.

— Конечно, нет, юная леди.

Я следую за стюардессой через секцию первого класса в передней части самолета. Она достигает склада с газированными напитками и протягивает мне содовую вместе с горсткой простых белых тряпок для мытья посуды.

Девушка хмурится.

— К сожалению, это не так много, но попробуйте промокать их как можно лучше. Устранение запаха сделает ваш полет более комфортным. Я бы разместила вас в первом классе, так как я уверена — ваше место в полном беспорядке, но, к сожалению, здесь все занято.

— Она может сесть здесь, — произнес глубокий, низкий голос.

Когда я поворачиваю голову, мой взгляд встречается с парой самых сияющих голубых глаз, которые я когда-либо видела. Они практически прозрачные. Если я думала, что мужчина был привлекателен, рассматривая его на расстоянии, то сейчас это не шло ни в какое сравнение с тем, что предстало моему взору на данный момент, когда он находится вблизи. Казалось, что мой живот перевернулся, а колени стали ватными. Я сглотнула. Учитывая то, что на его ряду все места заполнены, я запутываюсь — где именно это «здесь». Может быть, он пригласит меня сидеть на его коленях следующие несколько часов, но я не могу. Его кажется слишком много для меня. Я не думаю, что смогу справиться с кем-то таким... горячим.

— Вы хотите отдать свое место ей, мистер Колд? — спрашивает стюардесса.

Он качает головой.

— Нет, мой менеджер сделает это.

Голова Маллет-мэна дергается к нему.

— Я?

Мистер Колд наклоняет шею и смотрит на него сверху вниз настолько ужасающим взглядом, что это почти страшно.

— Какие-то проблемы?

— Н-нет, конечно нет, Икс, — заикается Маллет-мэн, словно испуганный человеком зверь, — она может занять мое место.

Мистер Колд дернул подбородком, указывая назад.

— Так свали отсюда.

Маллет-мэн быстро собирает свои вещи и направляется к моему залитому соком месту, не говоря ни слова. Я смотрю на стюардессу, но она просто пожимает плечами и идет обратно, чтобы продолжить раздавать напитки.

Я смотрю на пустое сиденье рядом с возможно самым привлекательным, но пугающим мужчиной, которого я когда-либо видела, и мое сердце делает двойной удар. Я могу только представить, что сделают следующие несколько часов с моей сердечнососудистой системой. Мое сердце не выдержит такого. Взорвется от дополнительных ударов.

Я вылила немного содовой на тряпку и промокнула ей джинсы, вытирая практически каждый дюйм штанов и рубашки. Не самое достойное первое впечатление, которое можно произвести на знаменитость, но это единственное, что остаётся, учитывая, что я на высоте тридцати пяти тысяч футов.

Я вздыхаю, а затем бросаю оранжевое полотенце в корзину и сажусь прямо.

Сидя в сером кожаном сиденье, я удивлена тем, какое здесь большое расстояние между рядами. Мне всегда было любопытно, на что будет похож полёт в первом классе.

Взгляд мистера Колда давит на меня, как тонна кирпичей, Я знаю, что не смогу просидеть весь полёт и не вымолвить ни слова, так что мне нужно закругляться и просто поблагодарить.

— Спасибо за место. Это было очень любезно с вашей стороны.

Его глаза спустились вниз по моему телу, а затем вернулись обратно к моему лицу.

— Не стоит. Ты выглядела так, будто немного нуждалась в помощи, так что я помог.

Я перекатывала нижнюю губу между зубами, пока он продолжал прожигать меня взглядом. Именно таким глазам люди посвящают стихи и песни. Они нежно-голубые и кристально чистые, я никогда не видела кого-то с такими опьяняющими глазами. Они почти крадут мое дыхание каждый раз, когда я смотрю в них.

Прежде чем любой из нас сказал хоть слово, кто-то передал чистый лист бумаги через мое плечо.

— Отдай это Иксу. Это для мальчика сзади.

Я беру бумагу и кладу её на столик мистера Колда.

Он кивает и начинает царапать свое имя на нескольких листах.

— Как насчет тебя?

Я выгнула бровь.

— Как насчет меня — что?

Он смотрит на меня и ухмыляется.

— Хочешь, чтобы я подписал что-то для тебя? Предмет одежды... голую кожу, возможно?

Я поморщилась, потому что точно не знаю, чем он так знаменит. Если подумать, опираясь на детские реакции, то я предположу, что он профессиональный спортсмен или типа того. Тем не менее, это не означает что мне нужно — или я даже хочу — его автограф, особенно на моей голой коже.

— Нет, но спасибо.

Он поднимает брови в удивлении.

— Такое впервые.

Внезапно, я почувствовала себя не очень хорошо. Возможно, я оскорбляла его таким поведением. Он был достаточно хорошим — если вы называете изгнание работника с его законного места в самолете нормальным — когда дал мне место в первом классе. Я должна быть благодарной.

— Мне очень жаль, это было грубо с моей стороны. Если вы хотели бы подписать что-то для меня... это было бы здорово.

Мистер Колд посмеивается, когда протягивает мне бумагу, чтобы я передала её назад.

— Не спрашивай из-за чувства долга. Я ненавижу это дерьмо. Делай, что хочешь — а не то, что люди хотят, чтобы ты делала.

Его слова ободрили меня и напомнили, что это и есть тот аргумент, который движет мной. Как хорошая маленькая девочка, я всегда делала то, что от меня ожидали. Я пошла в Христианский колледж чтобы угодить отцу, и встречалась с парнями из церкви — все это заставлял меня делать отец. Это не сделало меня счастливой. Каждый раз, когда я хотела исследовать мир, или попробовать некоторые из различных плодов жизни, я всегда напоминала себе, что некоторые плоды мне было запрещено пробовать. Честно говоря, я всегда делала то, что мне говорили. Я делаю глубокий вдох. Пора начать жить своей жизнью на своих собственных условиях.

— Знаете, что? Вы правы. Я не хочу ваш автограф. Я даже не знаю, кто вы.

Его взгляд прилипает ко мне и моя только что приобретённая уверенность улетучивается под его тяжелым взглядом. В панике, я чувствую необходимость притормозить.

— Не поймите меня неправильно, я благодарна за место, но я не хочу автограф.

Он улыбается, и бабочки появляются в моем животе, разлетаясь по всему телу. Его прекрасная улыбка в паре с этими великолепными глазами — самая смертельная комбинация сексуальности. Я полагаю, многие женщины теряли сознание из-за этой улыбки.

— Как тебя зовут, красавица?

Мое сердце подпрыгнуло два раза, когда я с трудом сглотнула и попробовала вспомнить свое собственное имя. Эта улыбка определенно сносит мне крышу. Не то, чтобы любой мог обвинить меня. В конце концов, этот потрясающий мужчина просто назвал меня красавицей.

— Анна Кортес.

Его глаза засветились.

— Кортес, — повторяет он.

Мое имя звучит из его уст так чувственно и сладко.

— Это испанский?

— Да, — отвечаю я кратко, — это означает «вежливый».

— Ах, нахальная и умная, я вижу, — подразнил меня мистер Колд. Или, по крайней мере... Я думаю, что он шутит. Не казалось, что он пьяный или ещё что-нибудь, потому что он всё ещё ухмылялся.

— Приятно с тобой познакомиться, Анна Кортес.

×