Лейф (ЛП), стр. 2

Отец покачал головой и махнул рукой, держа сигареты, в сторону дома Пэган.

- Ты хотеть, чтобы Смерть забрать ее? Просто бери девчонка и заканчивать с этим. Весь веселье в сексе, а не любви.

Мне захотелось зареветь в отчаянии. Это были не те полезные слова, которые я ожидал услышать. Не тогда, когда мой отец считал, что секс, вечеринки и ром были самыми важными вещами в мире.

- Мне нужна ее любовь. Я очень сильно старался заслужить ее доверия на протяжении многих лет. Я защищал ее. Ознакомился с ее нуждами. Я СФОРМИРОВАЛ ее. Мне нужна ее любовь. Можешь ли ты это понять?

Отец вздохнул и поместил сигареты обратно в рот, а затем покачал головой.

- Ты говорить глупости, сынок. Я сделать все, что в моих силах. Но если ты нуждаться в своей любви. Тогда получать ее, скорее.

- Я пытаюсь. Сегодня я подошел к ней. Я постараюсь сделать все, что будет в моих силах. Мне просто нужно немного больше времени. - На завтра мне нужен новый план. Я должен заставить ее увидеть, что я был гораздо больше, чем просто популярный футболист. По глупости я думал, что если заставлю ее сверстников хотеть меня, таким способом я завоюю и ее сердце. Мне стоило узнать ее получше. Пэган не была пустышкой.

Отец ушел, в очередной раз оставив меня одного в темноте. От него не было никакой пользы. Моя потребность в ее любви была выше его понимания. Отношения моих родителей не имели абсолютно ничего общего с любовью. Почему я настолько отличался от них?

Подняв глаза обратно к дому Пэган я ожидал пока он уйдет. Я не позволю Смерти уйти с ее душой. Мне нужно что-нибудь сделать, дабы защитить ее без того, чтобы потревожить его. Но что?

*

Она ждала меня возле двери, ведущей на единственный наш общий урок, химию. Я мог ощутить ее беспокойство пока она стояла там. Что было хорошим знаком. По крайней мере она пришла ко мне, когда как я не был уверен в том, как подойти к ней вновь.

Зайдя в коридор моя радость от того, что она ожидала меня, чтобы поговорить, сошла на нет перед тем фактом, что где-то поблизости слонялся Смерть. Я не мог видеть его, но я мог почувствовать его холодное ледяное присутствие.

- Эм, Лейф, могу ли я поговорить с тобой минутку? - спросила она. Как бы мне не хотелось облегчить это для нее, я знал, что не смогу. Смерть знал, что я не был человеком. Мне не хотелось уведомлять его о своих истинных намерениях. Я прислонился к стене и скрестил руки. Нервничая, она прикусила свою нижнюю губу. Смерть подошел к нам ближе и я поборол страх, который сполз по мне от его близости.

- По поводу вчера, извини, что я так грубо отказала тебе в помощи. Я записалась в репетиторы и не должна была так поступать с тобой, - она остановилась и уставилась на меня с беспокойным выражением на лице. Мне захотелось облегчить ее мысли, но я не мог. Не здесь. Не с ним, наблюдающим и прислушивающимся. - Если ты все еще хочешь, чтобы я тебе помогла, я с радостью сделаю это. - Закончила она и я не знал, как правильно стоит на это ответить. Я бы сделал что-угодно, лишь быть ближе к ней. Но Данкмар был поблизости. Я оставил скучающее выражение на лице и притворился, будто задумался над ее предложением. Когда уже начало казаться, что она сорвется, я ответил:

- Ты предлагаешь мне помощь из-за мистера Йоркли? Он тебя об этом попросил? - ее нахмуренные брови выглядели чертовски мило. Однажды я смогу дотянуться до них и сгладить их своими пальцами… или губами.

- Я тебе так сказала, потому, что ты мне не нравишься. Я была не права, и честно говоря, даже не знаю тебя достаточно хорошо, чтобы составить о тебе мнение. Я предлагаю тебе помощь потому, что она тебе нужна. Потому, что я записалась в репетиторы, потому я здесь, - она подтвердила, что я ей не нравлюсь. Эта мысль должна была заставить меня волноваться, но этого не произошло. Простое допущение заставило меня улыбнуться.

- Хах, я тебе не нравлюсь? - Пэган выпрямилась, пытаясь казаться выше и немного покачала головой. Я не смог сдержать улыбку. - Ну, нам, возможно, придется поработать над тем, чтобы ты изменила свое мнение. Увидимся позже, - ответил я, а затем развернулся и пошел прочь. Я волновался, что оставляю ее одну с Данкмаром. Но ему вовсе не обязательно знать, что я почувствовал его, равно, как и то, что я собирался забрать душу Пэган до того, как он сможет это сделать. В конце концов, ее душа была моей.

2. Смерть говорит с ней

- Хорошо, сынок. Та девушка прямо здесь в пределах твоей досягаемости. Не переживать по поводу Смерти. Душа девочки ничего не значить для него. - Вышел передо мной отец когда я поднимался по тротуару у дома Пэган. Его цилиндр был склонен на затылке, а это означало, что он был в запое и у него было хорошее настроение.

- Спасибо, но я итак уже опаздываю. Сегодня мне бы не хотелось попасть ей под руку. Она все еще не в восторге от меня. - Но вскоре будет. И я собирался добиться этого.

- Просто достать девчонку. У тебя нет времени на что-то другое. Данкмар ходит ей по пятам. - С последним кольцом дыма из его рта он исчез. Конечно же он был прав. Мне необходимо найти путь к сердцу Пэган и побыстрее.

Она открыла дверь почти сразу же. Выражение на ее лице не было обещающим. Дерьмо. Я опять ее разозлил. Сверкнув своей самой искренней улыбкой, я начал извиняться.

- Я правда, очень сожалею об этом. Мне не по себе, что ты трудишься над моим графиком. Я знаю, сейчас уже семь и уже поздно, и ..ну, извини.

Ее злость исчезла и легкая улыбка, которую я так ожидал увидеть, появилась на ее лице. Она была прекрасна.

- Да, все нормально. Садись за стол, а я принесу нам чего-нибудь выпить. Как насчет рутбира? - спросила она разворачиваясь и уходя от меня. Я последовал за ней внутрь. Я не был уверен в том, что когда-либо пробовал рутбир, но такое признание прозвучало бы странно.

- Было бы здорово, спасибо, - ответил я.

Ее гостиная не была для меня в новинку. Прежде я бывал здесь много раз. Присматривал за ней. Утешал ее. А теперь она помогала мне. На этот раз она запомнит, что я был здесь. Простое понимание, что наконец то, чем мы собирались заняться, будет реальным для нее, было захватывающим.

Когда она вернулась в комнату, я решил уменьшить ту напряженность, что была между нами. Что не составило бы особого труда.

- Я захватил с собой расписание занятий, какие ожидаются в этом году. У меня есть неделя до вступительной речи, и мне нужно определиться с темой, о чем я хочу написать.

Она присела на диван напротив.

- Итак, мы должны решить, что тебя больше всего увлекает.

Я не смог сдержать улыбки на лице. Увлечение. Это было таким весомым словом. О нем я много чего знал.

- Что? - спросила она хмурясь.

- Что меня больше увлекает? - спросил я, все еще улыбаясь. Она закатила глаза.

- Ну знаешь, то, к чему ты испытываешь сильные чувства. Типа цели или помешанности.

Она была единственным моим увлечением и еще не пришло время, чтобы в этом признаться.

- Увлечен, мне это нравится. Давай думать, чем я увлечен.

Чопорный взгляд на ее лице, когда она сжала губы и схватила свой блокнот, был таким милым.

- Ну что, есть какие-нибудь идеи? - спросила она таким тоном, как будто уже знала, что я собирался сказать что-то поверхностное и собиралась записывать. Я решил бросить ей на усмотрение немного общеизвестных идей.

- Необходимость усыновления, - она начала записывать и остановилась. Я держался изо всех сил, чтобы не засмеяться. Я чертовски удивил ее.

- Хорошо, - ответила она, пристально изучая меня. Она хотела услышать объяснение. Здорово, что у меня как раз оно было.

- Я был усыновлен, после того, как прожил в детдоме около пяти лет. Я уже не надеялся на то, что попаду в семью, к тому времени мне исполнилось 9 лет. Мне дали такой шанс, о котором девятилетний только мог мечтать.

В шоке ее глаза расширились.

- Ох, ничего себе, я понятия не имела, э-э, теперь я понимаю, почему эта тема важна для тебя, - выражение на лице сменилось от удивления к смущению, а затем на то, что выглядело, как печаль. Я вовсе не хотел расстроить ее. Мне просто хотелось каким-нибудь способом искупить свою вину. У нее уже немного сложилось обо мне мнение.

×