Фьюри (ЛП), стр. 3

От его разведенных бедер она поползла вверх вдоль его тела и наклонилась, чтобы заглянуть мужчине в лицо. Он наблюдал за ней, и Элли не упустила гнев в его взгляде. Мужчина приподнял губы и обнажил острые клыки.

Он зарычал на нее, чуть громче, чем тот мягкий рык ранее, но так и не шевельнулся.

Святый боже, да у него клыки. Она смогла рассмотреть острые зубы с более близкого расстояния. Они был как у собаки или, возможно, вампира.

Элли подумала, что, вероятно, клыки намекали на скрещивание с какой-то собачьей породой. Это могло объяснить ужасающее рычание, зарождающее в его горле, напоминающее рычание злой собаки.

Элли колебалась, боясь, что он укусит ее своими острыми зубами, если она подползет ближе.

– Успокойся, – повторила она. – Я не причиню тебе вреда.

Вглядывание в его глаза рассказало Элли несколько вещей. Зрачки мужчины были необычно большими, и он казался немного ошеломленным. Очевидно Джейкоб все же чем-то успел его накачать, но Элли понятия не имела чем.

Огромный подопытный, растянувшийся на полу, вероятно, не мог двигаться. В противном случае он бы боролся, когда Джейкоб на него напал. Он лежал и не двигался, лишь глаза были открыты, а из приоткрытых губ доносилось рычание.

Элли пыталась не вздрогнуть от вида его острых зубов.

– Он что-нибудь еще с тобой сделал? Может, упоминал, какой наркотик ввел?

Мужчина перестал рычать, но ничего не произнес. Элли задумалась, а он вообще говорить может? Препарат мог мешать производить ему какие-нибудь звуки, кроме горловых шумов.

Элли знала, что должна полностью проверить его, сделать это быстро и придумать выход из той ситуации, которую она создала, ворвавшись в камеру заключенного 416. Камеры видеонаблюдения записали, как она туда входит.

Она вытащила закрепленный в полу металлический штырь, чтобы освободить руки мужчины, лежащего распластанным на полу, и с кряхтением перекатила огромного подопытного на спину.

Он был очень высоким и весил, по меньшей мере, фунтов двести шестьдесят или около того. Она старалась не глазеть на его широкую грудь или обращать внимание на тот факт, что на нем не было никакой одежды.

Элли отметила его загар и решила, что это естественный оттенок его кожи, так как мужчину постоянно держали под землей. Цвет его кожи никогда не менялся.

Из-за темно-каштановых волос и насыщенно-шоколадного цвета глаз Элли посчитала его коренным американцем. Конечно же, она не упустила того, что он гораздо крупнее любого индейца. Она предположила, что у него были немецкие корни или что-то похожее, а также высокая родословная.

Мужчина не был красив в общепринятом смысле. У него были резко выделяющиеся скулы, придающие ему слишком суровый вид. Некоторые могли посчитать его непривлекательным, но этот мужчина, определенно, был довольно-таки экзотически красив.

Элли предположила, что причиной такой структуры костей послужили генетические изменения. Он выглядел человеком, но не целиком и полностью.

Наполненный ненавистью взгляд и напряженная челюсть придавали ему жестокий внешний вид, и он зарычал в тот момент, когда Элли приблизилась к нему. От низкого рычания она застыла, сердце бешено заколотилось, и Элли окутал страх.

Подопытный выглядел очень мужественным и грубым, демонстрируя, насколько опасным мог быть. Элли беспокоило то, что она находила его привлекательным.

Элли не могла отрицать, что ее влекли его мускулистое тело и чисто мужской магнетизм.

Если бы к нему вернулась способность двигаться, она была бы мертва.

Элли это понимала, а мужчина, вероятно, жалел, что не мог дотянуться до нее.

Она перевела взгляд на противоположный конец комнаты, на покрывшуюся трещинами и отшелушившуюся белую краску на всем протяжении пола до двери. Персонал называл это дорога смерти. У всех подопытных были закованы в кандалы все конечности.

Несмотря на то, что все они были достаточно сильны, чтобы сломить цепи, никто и никогда не мог разорвать сразу четыре. Для того, чтобы убить, им и одной свободной конечности было достаточно.

Элли села в зоне риска рядом с разъяренным, огромным мужчиной, у которого были скованы обе руки, которые больше ни к чему не были прикованы.

От осознания этого факта ей хотелось отползти подальше, но Элли подавила порыв. Этот подопытный достоин спасения. Она кивнула. Ему нужна помощь. "Осмотри его, сделай для него все, что можешь, и молись, чтобы сюда никто не зашел".

Да. Она могла только надеяться, что в это время действие наркотика не прекратится. Подопытный, скорее всего, тогда сломает ей шею, прежде чем Элли успеет попросить сохранить ей жизнь. Должно быть, он ненавидел всех, кто работал на "Мерсил", и на это у него была чертовски хорошая причина.

Ее взгляд упал на тело Джейкоба, зубы сжались. Элли усилием воли перевела взгляд обратно на номер 416. "Смотри как ему больно". Красные отметины виднелись на его животе. Она провела пальцами по доказательствам того, что Джейкоб бил сюда подопытного.

Элли ощупала его грудную клетку, на которой виднелось еще больше отметин. Она не нащупала ни одной сломанной кости. Живот мужчины был твердым, мышцы напряженными, даже, несмотря на то, что он ослабленный лежал на полу. Элли не почувствовала ничего, что свидетельствовало бы о внутреннем кровотечении.

Элли старалась оставаться профессионалом, но ее пальцы задержались на идеальном образце развитых мышечных групп.

Она не могла отрицать эффект, который оказывал на нее этот запретный, опасный и сексуальный мужчина.

Не способная не осмотреть полностью мужчину, которого Элли находила очень привлекательным, её взгляд скользнул к его паху, и она изумилась увиденному. Прежде чем Элли успела осознать свои действия, она обхватила рукой его слегка поднявшуюся плоть и осмотрела болезненно выглядящие полосы вдоль члена.

Она пыталась быть нежной, но Джейкоб слишком туго обмотал член мужчины несколько раз изолентой, что ей пришлось потрудиться, и как только она развязала отвратительную вещицу, то тут же отбросила её куда подальше.

Нежно массируя пальцами покрасневшую кожу, Элли поняла, насколько неуместным было действие. Она задержала взгляд на том, что держала рукой, осознав, что даже будучи мягким, его член был впечатляющим. Кровоток был пережат, вызывая болезненные ощущения, и не достигал головки.

– Сукин сын, – пробормотала Элли, проклиная Джейкоба за столь ужасные издевательства. Ее щеки зарделись, когда она осознала, что натворила.

Ее захлестнуло еще большее смущение, когда она осознала, как ее тело отозвалось на прикосновение к мужчине, даже в момент удаления отвратительного орудия пыток. Элли принялась обрабатывать его член. Подопытный зарычал.

Она перевела взгляд на его лицо. Он наблюдал за ней темными, разъяренными глазами. Элли осознала, что сжимает его член и быстро отпустила его.

– Прости! Я должна была это снять! – Элли снова взглянула на его пах и увидела что полоска в том месте, где была намотана изолента, была все еще покрасневшей и воспаленной. – Уверена, что здесь все будет в порядке. – По крайней мере, она на это надеялась. Очевидно, Джейкоб сделал это, чтобы причинить боль подопытному.

Если бы изолента оставалась там слишком долго, это нанесло бы вред его члену. Конечно же, ублюдок планировал убить подопытного. Было ужасным преступлением изуродовать такого сексуального парня. От этой мысли Элли захотелось застонать и признать, что ее тело отреагировало на обнаженного мужчину, лежащего перед ней. Она отогнала подобные мысли. Ей нужно было перестать пялиться на его обнажённое тело.

Она закусила губу, задумавшись о том, как вытащить их из неприятности, в которую они попали.

Элли должна свободно покинуть работу после смены и передать информацию, которую украла, своему связному. Ее взгляд снова метнулся к мертвому парню.

Он лежал на бетонном полу, весь в крови. Очевидно, причиной смерти был удар контейнером в нос.

×