Фьюри (ЛП), стр. 2

"Господи, – мысленно молилась она, – позволь мне добраться до него вовремя!" Дрожащими пальцами Элли набрала код на цифровой панели.

Дверь издала характерный звуковой сигнал, говорящий, что код принят, затем механизмы замка отъехали в сторону, и Элли открыла дверь. Она быстро вошла в камеру.

Она изобразила на лице беззаботную улыбку.

– Я пришла взять образец крови.

Дверь за ее спиной автоматически закрылась. Механизмы замка встали на место, запирая ее в камере, а быстрый, резкий, жужжащий звук подчеркнул этот факт.

Она осмотрела обстановку и ахнула от представшего перед ней чистейшего ужаса.

Номер 416 больше не был прикован к стене. Он лежал лицом вниз, растянувшись на твердом, холодном бетонном полу.

Цепи, обвивающие его запястья, были прикованы к одному из штырей, зацементированных в пол, из-за чего мужчине приходилось держать руки высоко над головой, в то время как его ноги были прикованы к стене.

Джейкоб стащил с мужчины штаны – сейчас они лежали спутанной кучей на полу – и стоял на коленях между ног номера 416, разводя их в стороны и натягивая путы ещё сильнее.

Элли потребовалось всего лишь несколько секунд, чтобы осознать, какое ужасное действо она только что прервала. Джейкоб откатился на пятки, замер, находясь в ошеломлении из-за ее внезапного появления, но очень быстро пришел в себя.

Он бросил инструмент пыток, которым оказалась дубинка охранника, на пол, и попытался подняться на ноги. Джейкоб подхватил свои расстегнутые штаны, с проклятием пытаясь их застегнуть. Элли тут же отреагировала.

– Ты больной ублюдок!

Не раздумывая, она бросилась вперед, так сильно сжимая в руке пластиковый контейнер, что он больно врезался в ладонь, и со всей силы, на какую была способна, размахнулась. Она ударила вещицей прямо в лицо Джейкоба.

Он попятился, вскрикнул, но Элли не остановилась, когда Джейкоб упал на пол. Она запрыгнула на него, оседлала, пригвоздив его тело к полу своим весом, и схватила контейнер обеими руками.

Испытывая чистую ярость, она принялась дубасить Джейкоба. Он пытался прикрывать лицо руками, но после нескольких ударов, его руки опустились на пол.

– Чудовище, – произнесла Элли, тяжело дыша, снова ударила его, а затем осознала, в какое кровавое месиво превратилось его лицо. Она остановилась, все ее тело сотрясала дрожь. Элли в ужасе уставилась на техника.

Она подняла взгляд от его носа и рта на пластиковый контейнер, который со всех сторон был забрызган кровью. Находясь в состоянии шока, Элли бросила его на пол и слезла с мужчины. Его грудь не двигалась.

– О боже, – выдохнула она. Элли протянула руку к его горлу. Из ее губ рвался стон, когда она пыталась нащупать пульс. Она его не ощущала. – О боже, о боже, о боже, – снова и снова повторяла она, уверенная, что убила Джейкоба.

Элли повернулась и посмотрела на 416-го, чтобы проверить его. Он лежал к ней лицом, глаза открыты, щека прижата к бетонному полу, и он моргал. Мужчина видел, что она натворила.

Руки Элли дрожали, и она опустила на них взгляд.

"Я только что убила Джейкоба". Ее взгляд метнулся к монстру, на которого она напала в приступе слепой ярости. Он это заслужил. Элли попыталась успокоить паникующий разум. "Думай".

"Они придут сюда и найдут его. Они узнают, что я убила его. Они вытащат меня отсюда, будут пытать, чтобы узнать, почему я вмешалась, а затем убьют. Доказательства не в мою пользу. Элли, думай, черт возьми!"

Она посмотрела на камеру видеонаблюдения. Обычно на ней моргал красный огонек, но не сейчас. Камера не была включена. Охранник последовал указаниям Джейкоба. Никто, кроме номера 416 не знает того, что в действительности здесь произошло.

Элли понятия не имела, сколько камера будет находиться в отключенном состоянии, но рассчитывала, что до приказа Джейкоба возобновить наблюдение за заключенным.

Она тяжело сглотнула и встала на колени. Все ее внимание переключилось на мужчину, который пристально наблюдал за ней, лежа беспомощно на полу.

– Все будет хорошо, – сказала она ему.

Подопытные были опасны. Элли предупреждали тысячи раз, что иногда сдерживающие их цепи ломались.

"Мерсил Индастрис" занималось незаконным скрещиванием ДНК человека и животного, делая их сильнее обычных людей и даже меняя их внешний вид.

В период тестирования возможностей созданных людей, подопытными было убито несколько ассистентов и докторов. Элли молча, радовалась, слыша подобные новости, ведь она ненавидела всех, кто работал внутри секретного объекта и проводил незаконные эксперименты.

"Мерсил Индастрис" была компанией, занимающейся исследованием и разработкой фармакологических препаратов, которая делала все, что приносило ей деньги.

Элли осторожно наблюдала за заключенным номер 416, скользя взглядом по его обнаженному телу.

Его спина поднималась и опускалась при дыхании, но он больше никак не двигался, только моргал. Элли заметила красную отметину на его боку. Так как его руки были вытянуты вверх, она четко могла ее разглядеть. Элли колебалась. Он мог убить ее, если бы сломал цепи.

Он достоин спасения. Элли мысленно повторила это несколько раз, пока дюйм за дюймом придвигалась к подопытному.

Согласившись на работу под прикрытием, она уже и так поставила свою жизнь под угрозу, понимая реальную возможность того, что может не выжить. Жизнями часто жертвовали во имя науки.

Эту компанию заботили только деньги. Ее нужно было остановить.

– Я не причиню тебе вреда, – пообещала Элли подопытному. Она провела рукой рядом с отметиной, и ощутила гнев. Джейкоб довольно сильно ткнул мужчину иглой, чтобы оставить повреждение размером с монетку. Взгляд Элли переместился на лицо номера 416. – Он ввел наркотик?

Мужчина не ответил, да Элли этого и не ждала от него. Она знала, что они могли говорить, слышала, делая забор крови, как некоторые матерились и угрожали персоналу, но этот заключенный никогда с ней не разговаривал.

В те разы, когда она заходила в его клетку, он даже не рычал на нее. Он молчаливо наблюдал за тем, как она подходила, иногда обнюхивал ее, но взгляд темно-карих глаз всегда отмечал каждое ее движение.

Элли снова сглотнула, отмечая, что кожа номера 416 горячая и задумываясь, а не заболел ли он. Мужчину как будто лихорадило.

– Теперь все будет хорошо. Он мертв. И не сможет больше причинить тебе вред.

Она убрала руку и скользнула взглядом по его телу. Элли вздрогнула при виде того, что сделал с ним Джейкоб. Задница мужчины была красной от ударов дубинкой, которой Джейкоб бил его по ягодицам, внутренней стороне бедер и тыльной стороне ног.

Элли стиснула зубы. Она не смогла предотвратить еще одно свое опасение. Обнаруженная кровь возле анального отверстия говорила о том, что Джейкоб сделал то, что она и предположила.

Он использовал дубинку, чтобы изнасиловать подопытного 416.

Элли снова охватила ярость, и она бросила убийственный взгляд на мертвого Джейкоба. Его штаны все еще были расстегнуты, и она могла видеть его вялый член в презервативе. Элли не видела на нем крови. То небольшое облегчение, что она прибыла до того, как Джейкоб изнасиловал свою жертву, немного ей помогло. Подопытный 416 зарычал.

– Успокойся, – прошептала она. – У тебя кровь. Позволь мне взглянуть. Я медсестра.

Элли не потрудилась пойти к угловому шкафу, чтобы взять перчатки, потому что не знала, сколько времени у нее есть.

Мгновение поколебавшись, она перекинула ногу через мощное, мускулистое бедро мужчины, чтобы получить лучший обзор, и посмотрела на его округлую, крепкую задницу.

Она аккуратно прикоснулась к ней, развела ягодицы настолько, чтобы проверить нанесенный мужчине вред, который, на ее взгляд, оказался минимальным.

– Мне очень жаль, что он такое сотворил. Кажется, что он больше не сможет… – Элли замолкла. Сказать, что больше Джейкоб его не изнасилует или не воткнет глубоко иглу, звучало слишком ужасающе, чтобы принять это к сведению. Такое в принципе не должно было произойти. – С тобой все будет хорошо. – "По крайней мере, физически", – мысленно добавила она, и убрала руки с его задницы.

×