В самый темный час, стр. 30

– Народ… подтверждение…

Он показал телефон Эми, Аттикусу и Джейку, а потом развернул к компьютеру, чтобы видела и Шинейд.

«Поставка прошла великолепно. Большое спасибо всем, кто сделал это возможным. В том числе и милой Ольге Сахаровой.

Что ж, пора праздновать! Веселый город Берлин – место самое подходящее! К тому же здесь нашел приют некий драгоценный камешек, который охраняют день и ночь. Думаю, вы о нем слышали. Ваше следующее задание – реквизировать камень и отдать мне.

Заранее спасибо, и радостный привет от дяди Алистера.

Веспер-Один».

– Германия? – переспросил Джейк. – С какой стати? И что там за камешек?

Дэн пожал плечами.

– Пусть Эми проводит изыскания – это ее конек.

– Напрасно Веспер-Один отпускает шуточки по поводу дяди Алистера, – заметила Шинейд.

Эми кивнула.

– Весь день о нем думаю. О том, чего он избежал.

– Благодаря вам всем! – пылко воскликнула Шинейд и скосила глаза куда-то влево. – Эээ… нам с Эваном тоже есть что вам сообщить.

Эван, в свою очередь, склонился к экрану.

– Мы с Шинейд помирились. Она добила эту ящерицу. Ну, то есть не в прямом смысле слова добила, не физически. Определила. Выяснила, что это за ящерица. И где она водится. Забавно, но ареал ее обитания явствует из названия…

– Ваша умнейшая опекунша держала аргентинского гигантского тегу, – перебила его Шинейд.

Эми так и подскочила.

– Аргентина! Потрясающее открытие! Вы их вычислили!

– Ура! – завопил Дэн.

Шинейд посмотрела на Эвана и снова повернулась к экрану.

– Кроме того, я отследила перемещения Иана. Мы получили подтверждение, что он встречался с матерью. Хорошие новости – его не похитили. Плохие – сразу после разговора с ней он поменял билет.

– Эми, он в Аргентине, – произнес Эван.

– Где расположена одна из баз Изабель Кабра, – прибавил Шинейд.

Эми покачнулась на скамейке. Изабель. Неужели за похищениями стоит именно она? Может ли она оказаться Веспером-Один?

– Наверное, Иан выяснил у матери, где держат заложников, – сказала она. – И отправился прямиком туда.

– Не связавшись с нами? – Шинейд демонстративно вздохнула. – Он пропал из оперативной сети Кэхиллов. Полное радиомолчание.

– Никогда ему не доверял, – заявил Эван. – В смысле, со всем моим почтением, но уж как есть.

Эми покачала головой. Нет, картинка не складывается. Иан не связан с Весперами. Он такой же истинный Кэхилл, как Шинейд и Эван.

– Дайте ему время, – попросила она.

– Наши люди занимаются этим делом, отслеживают каждую нить… – Эван не докончил фразы. – Эй, Эми? Ты что?

Глаза девочки затуманились.

– Все в порядке. Спасибо, Эван. Ты здорово потрудился. Ты лучший.

– Пора звать скрипачей, – ни к кому особо не обращаясь, проговорил Дэн.

– Хм, а по мне основные похвалы заслужила Шинейд, – заметил Джейк.

Эван изогнул бровь.

– Эми Кэхилл – глава семейства. Как-нибудь обойдется без советов, кого ей хвалить, а кого нет.

* * *

Очередной аэропорт. Очередной рейс. Очередная задержка.

По крайней мере в этом аэропорту был большой сувенирный магазин с богатым выбором алоэ в горшках.

Семнадцать ингредиентов.

Прогресс.

Дэн прислонился к стене по соседству с группой туристов из Германии. К одним и тем же воротам было приписано три рейса, и два из них уже отменили. Эми с Джейком пошли за едой. Аттикус сидел у стены напротив. Храпел.

Дэн осторожно открыл телефон и прочел очередное сообщение от А. Дж. Т.

«Привет, Дэн. Подумал, может у тебя как раз выдалось свободное время. Свяжись со мной, как только захочешь. Мое второе имя – Терпение, а вовсе не Дж. J».

Отвратительный тон. Дэн чуть не засмеялся.

Этот человек убил мистера Макентайера. Бросил избитого Джейка на кладбище.

«Как бы он поступил, не нажми я кнопку “Отправить” как раз вовремя, чтобы спасти дядю Алистера?»

Дэну хотелось забросить телефон под колеса авиалайнера. Нанять гипнотизера, чтобы стереть память о всех этих сообщениях.

И все же – снова знакомое чувство…

Вопреки всем соображениям разума и всем доводам здравого смысла послание пробуждало в Дэне странное, непривычное ощущение. Легкое щекотное покалывание где-то глубоко внутри. Почти надежду.

На грани безумия.

Мальчик захлопнул телефон и спрятал в карман. Закрыл глаза и досчитал до десяти. Сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Напомнил себе, что проголодался, и, вытащив из кармана раздавленный шоколадный батончик, начал его разворачивать.

Все это хоть сколько-то успокаивало.

– Алло? – обратилась к нему розовощекая немецкая девочка, с виду – примерно ровесница.

– Привет, – откликнулся Дэн.

– У тебя есть алло? – настаивала она, показывая на его рюкзак, откуда торчал краешек зеленого листа.

– Ах, алоэ? – наконец понял Дэн. – Ну да… ну, то есть чтобы мазать…

– Ожоги. – Оттянув воротник футболки, девочка продемонстрировала красное пятно загара чуть ниже ключицы.

– Только без подробностей… – пробормотал Дэн и, торопливо отломив край листа, вручил его девочке. – Идет? Auf Wiedersehen. Всего хорошего. Я тут читаю.

Запихнув батончик в рот целиком, он втиснулся на свободное сиденье у панорамного окна. По стеклам барабанил дождь.

Надо получше прятать ингредиенты. Один взгляд на алоэ – и Эми все поймет.

На огромном телеэкране над головой мелькал выпуск новостей. Сюжет о сыне с отцом, нашедших друг друга после торнадо. Они улыбались друг другу – и были до того друг на друга похожи…

Как близнецы, только из разных поколений.

Слова Эми эхом прозвучали у него в голове. «Когда ты был совсем маленьким, он тебя всем показывал и говорил “губастик-щекастик”. И оба вы улыбались совершенно одинаковыми улыбками, до ушей».

Дэн выпрямился.

Ну конечно! Вот способ решить вопрос насчет А. Дж. Т. раз и навсегда! И как только он раньше не догадался? Чужой человек такого точно знать не может.

Оглянувшись по сторонам, Дэн снова открыл телефон и, настучав короткий текст, быстро отправил его:

«Если ты и вправду мой папа, ответь, что ты говорил, чтобы меня рассмешить?»

Ответ пришел почти мгновенно:

«Губастик-щекастик».

×