В самый темный час, стр. 2

Но попробовать-то стоит!

Остаться бы на минутку совсем одному. С брелоком для ключей.

Аттикус лихорадочно зашарил свободной рукой в кармане, но брелока там не обнаружилось. Мальчик замедлил шаг, глухо застонал и согнулся в три погибели.

Шайенн свирепо повернулась к нему.

– Это еще что?

– Ничего. Все в порядке. Правда-правда. – Для вящей убедительности Аттикус снова скорчился. – Просто эти пирожные в грузовике… и укачало еще. Наложилось одно на другое. Но со мной все в п-п-порядке.

– Только этого не хватало! – Шайенн остановилась.

– То есть это как – самолет не готов? – прогремел из ангара голос Каспера. – Эй ты, старикан! Что за шутки? Мы уже заплатили!

Шайенн возвела глаза к небу.

– Никогда так не разговаривай со старшими, когда вырастешь… то есть, если вырастешь. – Она покосилась на обшарпанную дверь мужского туалета. – Ты ведь не придуриваешься?

Аттикус судорожно хватал ртом воздух.

– Да ничего… – Глубокий вдох. – Я как-нибудь… – Вдох. – Постараюсь сдержаться… в самолете то есть… Буду держать вас за руку.

– Еще чего! – Девица подтолкнула Аттикуса к двери туалета, пинком распахнула ее, но тут же отпрянула. – Фу! В жизни такой грязищи не видела!

– Ничего, пустяки.

Аттикус потянул Шайенн за собой, но та отступила еще на шаг.

Порывшись в кармане, она вытащила ключи от наручников и освободила пленника.

– У тебя две минуты. И не пытайся даже что-нибудь вытворить, не то пожалеешь.

Аттикус заглянул в дверь и поморщился.

– Мне нужен брелок с ключами и всякой всячиной. Там дезинфицирующее средство для рук.

– Что-что? – переспросила Шайенн.

– Пенка, от всяких паразитов, – пояснил Аттикус.

– Да какой одиннадцатилетний мальчишка ходит в туалет с дезинфицирующими средствами? – фыркнула Шайенн.

– Эээ… чистоплотный, – пожал плечами Аттикус. – Просто… ну, вы же видели эту раковину и этот туалет… я хочу сказать, мы ж будем скованы за руки и все такое…

Шайенн позеленела и торопливо вытащила из кармана огромное Аттикусово кольцо для ключей, на котором помимо семи ключей висели пять магазинных карточек, отвертка, компьютерная флешка и крохотная, но яркая баночка антибактериального средства. Шайенн медленно, одно за другим, перебрала все содержимое.

Аттикус затаил дыхание.

По лицу его тюремщицы расползлась медленная улыбка.

– Умный мальчик. Передатчик!

Отцепив с брелока флешку, Шайенн швырнула ее на асфальт и демонстративно раздавила каблуком. А все остальное с торжествующей, злобной усмешкой протянула Аттикусу.

– Добро пожаловать в высшую лигу, где пятерки в дневнике пасуют перед уличной смекалкой. У тебя две минуты на все про все.

Лицо у Аттикуса вытянулось. Убито посмотрев на кучку раскрошенного пластика на асфальте, он повернулся к двери туалета, с трудом сдерживая всхлипывания.

Захлопнув за собой дверь, он зажег свет.

Осталась минута и пятьдесят пять секунд!

Аттикус повернул кран. В грязную раковину с шумом хлынула бурая вода. Он громко застонал. За дверью слышно было, как Шайенн окликает брата.

Аттикус отцепил от брелока баночку с антибактериальным средством и осторожно отвинтил крышечку. Раздалось тихое попискивание.

Дрожащими пальцами мальчик вызвал на крошечном экранчике нужную программу и принялся вбивать код.

Глава 2

– Нет, правда? Они утаскивали мальчишку, а вы стояли как вкопанные? – переспросил Иан Кабра.

Эми оцепенело съежилась на диванчике гостиничного номера. На экране Дэнового ноутбука лицо Иана казалось неестественно большим, все черты – преувеличенно гротескными. Огромные глаза смотрели гневно и обвинительно. За спиной у него просматривалась набитая новинками высоких технологий штаб-квартира Кэхиллов в Эттлборо, в доме Эми. В былые времена от взгляда этих темных задумчивых глаз внутри у Эми все так и таяло. Наклон головы кузена, морщинка слева в уголке губ сводили ее с ума. Иан в те времена тоже сходил с ума от нее.

Зато теперь Эми хотелось только одного – швырнуть в экран тапкой. Иан был ей ненавистен. И голос его – ненавистен тоже.

А ненавистнее всего – что он прав.

Рейган Холт, Тед Старлинг, Натали Кабра, Феникс Уизард, Алистер Оу, Фиске Кэхилл и Нелли Гомес – семеро дорогих ей людей томились сейчас в заточении. А теперь и Аттикус попал в плен.

Хороша глава семейства, у которой под носом случаются такие ужасы!

– Да-да, именно так все и было, – вмешался Джейк Розенблюм, на миг прекратив метаться по комнате. – Пальцем о палец не ударили!

– Это все я виновата! – Эми посмотрела на брата, который свернулся в клубок на диване. – Одна только я. Дэн ни при чем. Мне следовало предугадать такой поворот.

Шинейд по ту сторону экрана толкнула Иана в бок локтем. Красивое лицо девочки заострилось от напряжения, густые рыжие волосы были собраны в хвост простой резинкой.

– Я подняла на ноги всех Кэхиллов в том районе, все наши контакты в пражской полиции, чешском посольстве, службе проката лимузинов и во всех булочных от Пильзно до Градец Кралове. Пока – ничего. Боюсь, Вайоминги наняли частный самолет. Короткий перелет, никаких подозрительных дозаправок.

– А они еще велели мне не звонить в полицию! – бушевал Джейк, как будто Шинейд не сказала ни слова. – Запихнули в такси и привезли сюда! Ну и семейка у вас – воры и трусы!

Эми закусила губу. Ах, если б они и вправду могли обратиться в полицию! Но все дело в том, что их – ее и Дэна – разыскивал Интерпол за кражу «Медузы», всемирно известной картины Караваджо. Дети похитили ее по приказу Веспера-Один. Джейк, между прочим, сам и натравил на них Интерпол. Теперь им полиция не подмога.

– Вы правильно поступили, что обратились к нам, – заверила Шинейд. – Мы его найдем. У нас есть ресурсы.

– А вдруг не найдете?

Неожиданная вспышка Дэна застала всех врасплох. Мальчик отвел заплаканные глаза от экрана смартфона, где застыло изображение тощенького мальчишки с дредами и дурашливой улыбкой. Аттикус.

Эми до боли жалела брата. После поисков Ключей Дэну было нелегко обзаводиться друзьями! Он пережил обвал в пещере, побывал на вершине Эвереста, сидел в западне в склепе египетской пирамиды, видел, как человек гибнет в зыбучих песках на Ямайке… На его плечи лег груз небывалой ответственности: увидеть и выучить наизусть сложную формулу пятивековой давности. После всего пережитого ровесники ему стали совершенно неинтересны.

А вот Аттикус стал единственным, кто «зацепил» Дэна по-настоящему.

– Я подвел его… – пробормотал Дэн. – Это я во всем виноват!

Из горла Джейка вырвалось глухое, клокочущее рыдание – скорее даже звериный стон. Слышать его было физически невыносимо.

Эми знала не понаслышке, каково это – бояться за жизнь родного брата. Ей еще повезло. Дэн остался жив.

Кроме того девочку терзала вина. Она ведь так и не показала Джейку последнее послание Веспера-Один.

«Ай-яй-яй! Все это время рукопись была у вас! Больше не пытайтесь от меня ничего утаить. А в наказание Хранитель выходит из игры».

Несмотря на всю свою выучку, Эми совершенно не ожидала такого поворота событий. Обычно, когда они с Дэном передавали Весперам добычу, опасностью это никому не грозило.

«Надо было не спускать с Аттикуса глаз! Ни на секунду! Какая же я дура!»

Но рассказать Джейку о грозном послании она при всем желании не могла. С ним – все равно, что на пороховой бочке. Он ненавидел Кэхиллов и один раз уже выдал Дэна с Эми полиции. Еще раз – и они уж точно попадут в тюрьму. А это значит – неминуемая смерть всем заложникам. И никакой надежды для Аттикуса.

– Опять прежний вздор про Хранителей? – не спросил, а выплюнул Джейк. – Бабушка Аттикуса охраняла какую-то старинную карту, которую вы украли из библиотеки. Моя мачеха, судя по всему, тоже что-то этакое сторожила. Что это все значит, скажите на милость? И что полагалось охранять Аттикусу?

Эми ответила чистую правду:

×