Сердце Шангара (СИ), стр. 2

Княгиня Игрейна, встретив падчерицу, вернулась в свою гостиную, расположенную недалеко от личных покоев. Внешний вид девчонки её разочаровал — в ней не было тонкости и изящества настоящей благородной леди, а тратить лишние деньги на то, чтобы привести её в надлежащий вид очень не хотелось. Значит, с замужеством могли возникнуть проблемы. И самое обидное, что ведь вполне миловидна и глаза хороши, но чересчур толста по меркам здешней аристократии.

Женщина звякнула в колокольчик, вызывая дворецкого. Седовласый мужчина благородной наружности появился настолько быстро, что создалось впечатление, будто он специально стоял под дверями, ожидая звонка.

— Харел, в замок прибыла старшая княжна Ализанна. Назначьте кого-нибудь из слуг, только посообразительней, чтобы за ней приглядели. Препятствий в передвижении не чинить, незначительные просьбы выполнять, особо не раскланиваться — предупредите всех, только незаметно, — княгиня чуть прищурилась, демонстрируя, что её распоряжение важно.

Дворецкий понимающе растянул тонкие губы в усмешке и немедленно удалился. Леди Игрейна нахмурилась, вроде бы удалось заменить всех слуг, которые могли поддержать падчерицу. Единственно, кого она не рискнула уволить, это поваров. Кухня князей Раствецких славилась своей изысканностью среди высшей знати, и выгонять столь искусных слуг означало бы потерять этот статус.

По коридору прошелестели шелка, и в дверь вошла Лилиана. О, эта девушка являлась эталоном истинной аристократки! Во всяком случае, в глазах собственной матери. Высокая, худощавая, с ухоженной белоснежной кожей. Мать с одобрением оглядела её наряд, всё-таки годы, потраченные на воспитание, даром не прошли.

— Матушка, я слышала, что сегодня вернулась из монастыря моя сестра. Это правда? Неужели вы решили взять её обратно? — девушка с презрением передёрнула холёными плечиками.

— Да, сейчас её присутствие в родовом замке крайне необходимо, — леди Игрейна с подчёркнутым вниманием рассматривала ногти. Делиться своими планами и соображениями она с дочерью не собиралась. К сожалению, девушка выросла хоть и практичной, но весьма несдержанной на язык и могла разболтать слишком много. — Между прочим, она твоя сводная сестра, поэтому будь любезна общаться с ней соответствующим образом.

Лилиана недовольно фыркнула и выскочила из гостиной, только донёсся дробный стук каблучков из коридора. Проводив дочь хмурым взглядом, княгиня удобно откинулась на кушетке — стоило подумать о планах на будущее, о самых первоочередных, самых важных. И на первой строчке стояло немедленное замужество падчерицы. Чем быстрее, тем лучше, всё равно за кого — лишь бы это выглядело прилично.

Лиза отворила тяжёлую дверь библиотеки и чихнула, прямо со створки на неё посыпалась пыль. Так и есть, стоило только хозяину отправиться в царство мёртвых, как об этом месте все позабыли. Многочисленные книжные шкафы из тяжёлого дерева были доверху забиты томами и фолиантами. Отдельные стеллажи предназначались для альбомов и свитков с рукописями. Бронзовые подсвечники потускнели, их тоже давно никто не чистил. В маленькой комнатке позади шкафов хранились тряпки, пропитанные специальными составами, и множество бутылок с алхимическими зельями. Княгиня Раствецкая ещё не добралась сюда, чтобы приказать всё выкинуть, а слуги боялись проявить самостоятельность по отношению к этим вещам. Им мерещилось, что эти большие бутыли наполнены ведьминскими настоями и ядами и могут принести беду всем, кто возьмёт их в руки без ведома старого хозяина.

В приоткрытую дверь каморки заглянул дворецкий и нахмурился. Сиятельная княжна собирала тряпки и откупоривала бутыли с непонятным содержимым.

— Что вы здесь делаете, княжна? Зачем вы это открываете? — цепкие глаза шустро осматривали комнатку.

— Собираюсь приводить библиотеку в порядок, — буркнула Ализанна. — Здесь невыносимо грязно.

— Вы сиятельная княжна и не можете…, — мужчина не успел договорить, как девчонка разогнулась, держа в руке склянку со странной зелёной жидкостью, в которой плавали мелкие листочки.

— Ну, если вы можете, то почему здесь до сих пор не убрали? А коль не получали таких распоряжений от сиятельной княгини, то позвольте мне самой разобраться с этим местом, — девушка демонстративно повернулась к нему спиной.

— К сожалению, миледи, все слуги заняты и не смогут вам помочь, — Харел сокрушённо покачал головой.

— А мне и не нужно, — Ализанна настолько резко развернулась обратно, что мужчина слегка отпрянул. — Видите эти бутыли? Здесь осталось достаточно настоев, чтобы довольно быстро всё убрать. Хотя, если вам нетрудно, то велите принести мне сюда чай и пирожки, с дороги ужасно есть хочется, а до ужина ещё довольно долго.

— Всенепременно, миледи, разумеется, — залебезил управляющий замком. — Но не соизволите ли мне объяснить, что находится в этих странных пузырьках?

Княжна пожала плечами, новые слуги совершенно ничего не знали об её отце и о том, что он умел делать.

— Здесь специальные настойки, которые позволяют чистить бронзу, оттирать пятна на дереве и переплётах. Для каждого материала — своё средство, — терпеливо попыталась рассказать девушка. — Вот, смотрите.

Она смочила из пузырька тряпку, которую держала в руках, и подошла к первому попавшемуся ей на глаза подсвечнику. Под её рукой исчезала, просто стираясь, грязь и голубовато-зелёный налёт. Старая бронза начала сиять, как золото. Мужчина подошёл ближе, проводя рукой по безупречно чистой поверхности.

— Да, миледи, мы просто не знали о том, что здесь хранятся такие чудесные средства. Сейчас, я распоряжусь, чтобы вам принесли перекусить. Что-то ещё хотите? — мужчина лихорадочно пытался обдумать, как правильно донести о неожиданной находке сиятельной княгине.

— Да, пару вёдер воды, — Лиза вернулась к прерванному занятию.

Мужчина поспешил к леди Игрейне; прежде, чем отдать дальнейшие распоряжения, нужно предупредить хозяйку о том, что её покойный супруг занимался вовсе не ядами, а созданием специальных зелий для уборки, то бишь простейшей алхимией.

Через пару часов библиотека засияла чистотой. Конечно, перебирать все книги девчонка не стала, но теперь этот зал выглядел вполне презентабельно. Чай и пирожки ей принесли, заодно служанка оглядела княжну с головы до ног. Так была не похожа пропылённая наследница на великосветскую леди. В дверь просочилась Лилиана. Зрелище в виде сводной сестры, нагнувшейся к ведру с водой, чтобы отмыть руки, заставило её звонко рассмеяться.

— Ой, Лизи, насмешила, — девушка задорно улыбалась, демонстрируя безупречные зубы и очаровательные ямочки на щёчках, — да разве ж можно благородной девушке так себя вести. Ты даже руки не бережёшь, а ведь это самое главное, на что в первую очередь обращают внимание мужчины.

«На наследство они в первую очередь внимание обращают, и на приданое, — грустно подумала Лиза, вспоминая уроки по законодательству, — Не была бы княжна, тогда, может, и на руки посмотрели».

— Когда они наклоняются, чтобы поцеловать тебе руку, — попыталась разъяснить Лили своей сестре, заметив на её лице недоверчивое выражение.

Ализанна отвернулась, замужество ей не светило. Оставалось выяснить, зачем она понадобилась мачехе, и вернуться обратно в обитель. Там она точно могла принести пользу, ухаживать за больными и ставить их на ноги.

Младшая княжна, немного побродив по библиотеке, ушла — царство книжных фолиантов наводило на неё скуку, а роскошных журналов от лучших модисток и портных здесь никогда не водилось. В дверь опять заглянул дворецкий, приказ княгини следить за падчерицей его не удивлял, такая слежка вполне была в духе знати. Тем более, княжны давно не было в замке, — вдруг ей известны какие-то секреты, о которых не успел или не захотел поведать своей супруге лорд Раствецкий.

Девчонка ничего не искала, просто любовно перебирала тома, оглаживая переплёты. Старый князь не жалел денег, и его книги «одевались» в дорогой сафьян с тиснением золотом, шёлк и бархат. Самые большие из них лежали на высоких подставках, потому что держать в руках этот том было очень невозможно из-за тяжести. Высокие окна распахнули, чтобы впустить свежий воздух и убрать запах затхлости и пыли.

×