Слишком много тайн, стр. 2

Хэд пожал плечами:

— Поздно. Сделка состоялась вчера.

— Я могу засадить тебя за решетку.

— Можешь, но не осмелишься. Семья этого не допустит. Кроме того, я лишь одолжил эти деньги, причем на выгодных для Клементсов условиях. Когда-нибудь эти акции будут стоить миллионы.

— Черта с два! Эта компания обанкротится, как и все предыдущие, куда ты имел глупость вложить деньги.

— На этот раз нет, — возразил Хэд. — Они уверены, что нашли нефть. Нам нужны были деньги на буровую установку.

— Где акции? — прервал его Хардинг.

— В надежном месте. Я не собираюсь раньше времени говорить тебе, где они. Но я пришлю тебе указания в книге, которую мы оба хорошо знаем. Когда наступит время. Сейчас, возможно, акции не стоят ничего, но через каких-нибудь пять лет за них можно будет получить миллионы. Однажды они с лихвой вернут деньги, которые я… одолжил на время. Это я обещаю.

— Твои обещания не стоят ни цента. Ты обокрал семью, прекрасно зная, как мы нуждаемся в этих деньгах. — Взгляд Хардинга остановился на Лори. — Ты обокрал меня.

Хэд пожал плечами:

— Ты о Лори? Ты знал, что она любит меня, когда женился на ней. Для нее ты был лишь временной заменой. — Он обнял Лори и отступил назад в дом. — Возьми вещи, детка. Нам пора.

Безразличие в его голосе привело Хардинга в ярость. Он последовал за ними, перекладывая ружье с плеча в ладони.

Хэд по-прежнему не обращал внимания на брата. Одна его рука обвивала талию Лори, другой он взялся за ручку чемодана.

Лори, казалось, немного смутилась, однако она ничего не сказала и взяла небольшой саквояж, как велел Хэд. Хар-динг смотрел, как они направились к двери, и кровь бросилась ему в голову. Он шагнул им наперерез и загородил выход.

— Что бы ни было в этом саквояже, ты не возьмешь его, и ее ты не увезешь, — сказал он.

— Не будь идиотом, Хардинг. Она никогда не любила тебя.

Хардинг впился глазами в Лори. Она была так прекрасна, так страстна… и так коварна. Ее белокурые волосы свободно струились по плечам, в бездонных синих глазах не было и тени привязанности к нему, а лишь нетерпеливо-раздраженное выражение, какое бывает у человека, желающего отмахнуться от назойливой мухи.

Хардинг почувствовал, что ему не хватает воздуха. Сердце билось так сильно, что стук его, казалось, слышали эти двое, стоявшие перед ним.

— Это правда, Лори?

«Пожалуйста, скажи „нет“, — молился он. — Скажи „нет“.

— Не глупи, Хардинг, — ответила Лори. — И не задавай вопросов, ответов на которые не хочешь услышать.

— Будь ты проклята! — воскликнул он и наставил на Лори ружье.

Хэд придвинулся ближе к ней.

— Не беспокойся, Хэд. Он ничего не сделает, — с оттенком презрения сказала Лори. — Ружье не заряжено.

В глазах у Хардинга потемнело, от унижения и ненависти он начал задыхаться. Сделав шаг вперед, он инстинктивно положил палец на курок.

Хэд кинулся на брата, чтобы отобрать ружье. Оно выскользнуло у Хардинга из рук, и одновременно раздался выстрел, зловещим эхом отраженный от стен комнаты. Страшный звук продолжал звенеть в ушах Хардинга, а глаза отказывались поверить в реальность происходящего — Хэд медленно оседал на пол, а на его рубашке расползалось алое пятно.

Хардинг склонился над братом.

— Хэд, — позвал он, — я не хотел. О боже… Я не хотел…

Губы Хэда зашевелились, но Хардинг не мог разобрать слов. Он наклонился ниже.

— Акций… спрятаны… книга… в саквоя… — Обессилев, Хэд застонал. Его зрачки застыли и потускнели.

Лори бросилась к телу Хэда, затем повернулась к Хардингу:

— Ты убил его! Ты заплатишь за это! Я сделаю все, чтобы тебя посадили на электрический стул! — Она забилась в истерике.

Хардинг с трудом оторвал ее от тела брата и оттолкнул. Толчок оказался сильнее, чем он ожидал. Лори отлетела в другой угол комнаты и, падая, ударилась головой о кирпичную кладку камина. Из раны на виске заструилась кровь.

Хардинг тяжело поднялся, с ужасом оглядываясь вокруг, на картину смерти, причиной которой он стал. Его сознание отказывалось признать реальность случившегося. Бог свидетель, он действительно хотел убить брата. И Лори тоже. Но, уже подняв на них оружие, он потерял решимость. Если бы Хэд не выхватил у него ружье…

Но он это сделал. А Лори…

Боже, помоги мне, шептал Хардинг. Он вновь опустился на пол. Его мутило. Он убил их обоих. Он поступил, как библейский Каин, и будет проклят навеки.

Взгляд Хардинга вернулся к лежащей на полу мертвой Лори. Она была права. Его осудят за убийство и посадят на электрический стул или бросят за решетку пожизненно, что еще хуже смерти.

Он с тоской подумал о том, что всегда любил свободу, ранчо, стремительные прогулки верхом, охоту, походы в горы. И вместо всего этого теперь его ждет тюрьма.

Но ужаснее перспективы оказаться за решеткой было предстоящее объяснение с семьей, родителями, обожаемой сестрой. Хардинг закрыл лицо ладонями и застонал.

«Никто не знает, что я здесь», — внезапно подумал он.

Он потянулся к саквояжу и заглянул в него. Внутри лежал какой-то пакет и деньги. Не вся выручка за скот, но их вполне хватило бы, чтобы исчезнуть. Эти деньги Хэд и Лори приберегли для себя. Глаза Хардинга наполнились слезами. Он никогда раньше не плакал, даже когда из Европы пришло известие о гибели Хью во время операции в Нормандии.

Хардинг постарался взять себя в руки. Сейчас не время предаваться отчаянию. Он взял саквояж, окинул прощальным взглядом тела двух самых дорогих ему людей и выбежал из дома к машине. Заведя двигатель, он утопил педаль газа. Поднимая клубы пыли, он мчался по извилистой проселочной дороге, пока не выехал на шоссе и не свернул в сторону Нью-Мексико.

Глава 1

Атланта, штат Джорджия

1999

Тревога закралась в душу Джесси, когда она подъехала к своему маленькому кирпичному дому. Шторы на окнах были задернуты.

Она могла поклясться, что, уходя, раздвинула шторы. Она всегда так делала, чтобы ее любимец — лохматый пес Бен — мог обозревать окрестности в ожидании ее прихода.

Однако сейчас Бена тоже не было видно, хотя обычно, едва заслышав шум колес ее машины, он начинал нетерпеливо метаться по подоконнику в радостном ожидании хозяйки. Здесь что-то было не так.

Джесси поспешно вышла из машины, держа наготове ключи, и почти побежала к двери. Она повернула ручку, и дверь легко подалась. Она была не заперта.

Джесси никогда не забывала закрыть дверь. Никогда. Она также редко заезжала домой на ленч. Обычно ее книжный магазин, расположенный на территории университетского городка, в эти часы бывал переполнен. Но недавно она и ее партнер Сол нашли помощника-студента, толкового и надежного, которому можно было доверить магазин на пару часов. Домашний ленч и прогулка с Беном в прекрасный день была для Джесси роскошью, которую с недавних пор она смогла себе позволить.

Но сейчас у Джесси мороз прошел по коже. В доме кто-то побывал. Еще более пугающим было отсутствие привычного приветственного тявканья, которым Бен всегда встречал свою хозяйку с порога.

Джесси с трудом подавила в себе желание убежать. Она не могла оставить Бена. А вдруг он ранен?

Нужно было позвонить в полицию, хотя взломщик, кто бы он ни был, наверняка уже давно исчез. Пытаясь унять бешено бьющееся сердце, Джесси толкнула дверь в дом и сразу увидела темную фигуру в маске, закрывающей лицо. Она едва успела заметить, что взломщик высок, как он кинулся к двери, сбив ее с ног. Джесси инстинктивно вскинула руку и вцепилась в его одежду. Злоумышленник резко обернулся, одной рукой схватил ее за запястье, другой ударил по лицу и, вырвавшись, скрылся.

Немного придя в себя, Джесси встала и позвала собаку. В глубине дома послышался жалобный вой. Определив, что ее любимец в ванной, Джесси поспешила туда и распахнула дверь.

— Что случилось, Бен?

×