Первый поход, стр. 62

Блестящая игла шприца ткнулась в вену… Видение – или реальность? – померкло.

Хельги шагнул вперед и выбил из руки друида волшебный камень. В потемневшем враз небе загрохотало, и понеслись зигзагами к земле целые тучи молний, одна из которых ударила в жертвенник.

Грохот, вспышки, пламя!

И повалившийся на землю монах, и Магн, на лету подхватившая камень и исчезнувшая вместе с ним неизвестно куда. И снова молнии…

– Скорее! – очнувшись, закричал Хельги. – Бежим отсюда!

Ни Ирландца, ни Снорри с Трэлем не нужно было упрашивать. Они понеслись вниз с холма под звуки грома и сполохи молний, как несутся стрелы, пущенные с тугого лука. А молнии ударяли сразу за ними, готовые поразить бегущих, и только Божья десница отвела страшную смерть. А впереди, вот уже рядом, виднелись ворота монастыря.

Магн так и исчезла. Исчез и камень. Куда? О том знали сама Магн да древние боги. Исполнилось пророчество: «Кто похитил камень один раз, может сделать это еще».

Черный друид… Он очнулся. Подполз к жертвеннику. Поднялся на колени. Взмолился:

– О, древние боги! О, великий Кром, разве я был вам недостаточно верен? Или мало приносил жертв?

И кровавые кельтские боги явили жрецу свою милость. Ведь это их голоса явственно услышал друид в грохоте грома. Услыхав, не поверил, переспросил, улыбаясь. И тут же пообещал заступникам достойные жертвы. Потому что теперь знал: не только Хельги, сын Сигурда, станет конунгом в далекой Гардарике. Им станет и Дирмунд Заика.

А дождь все шептал…

×