Без ума от тебя (ЛП), стр. 2

Лили подумала обо всем, что еще должна была сделать этим вечером, и понадеялась, что мать уже накормила Пиппена ужином. Этот ребенок был выше, чем большинство мальчиков в его возрасте. Он собирался вырасти таким же большим, как и его отец — паршивый ублюдок. Хотя со временем Ронни стал уделять немного больше внимания сыну. Он собирался забрать его на следующие выходные, и это было очень кстати, поскольку у Луэллы намечался вечер бинго, а Лили проводила мероприятие в салоне.

Телефон в ее сумочке и гарнитура на руле зазвонили, и Лили опустила глаза. Джип все еще был так нов для нее, что она часто нажимала не те кнопки и прерывала звонок, вместо того чтобы ответить. Особенно вечером. Лили нажала кнопку, которая, как она надеялась, была той, что нужно.

— Алло?

— Когда ты будешь дома? — спросил сын.

— Я уже еду.

— Что на ужин?

Улыбнувшись, Лили потянулась к сумочке, лежавшей на соседнем сиденье.

— Бабушка не покормила тебя?

— Она приготовила спагетти, — вздохнул Пиппен.

— Ой.

Луэлла отвратительно готовила итальянские блюда. И техасско-мексиканские тоже. По правде говоря, для женщины, которая провела всю жизнь, подавая еду, она была плохой кухаркой.

— Я прячусь в ванной.

Лили засмеялась, вытащила бутылку воды и сказала, откручивая крышку:

— Я сделаю тебе тосты с сыром и суп.

В горле першило, и Лили подумала, не заразилась ли чем-то. Лишь один из факторов риска работы в окружении многих людей.

— Опять?

Теперь пришел черед Лили вздохнуть.

— Что ты хочешь? — Она посмотрела поверх бутылки, делая глоток. У нее не было времени болеть.

— Пиццу.

Усмехнувшись, Лили опустила бутылку.

— Опять?

Ее внимание привлекла вспышка света в зеркале заднего вида. Прямо за ней ехала патрульная машина, и Лили притормозила, ожидая, пока полицейский обгонит ее. Когда тот не сделал этого, она с удивлением поняла, что он здесь по ее душу.

— Круглые сутки на страже порядка, — пробормотала она. — Ну что ж такое-то.

— Что?

— Ничего. Поговорим потом, Пиппи. — Ей не хотелось тревожить сына. Лили притормозила. — Скоро буду дома, — сказала она, отключилась и посмотрела через плечо на шоссе.

Когда машина шерифа остановилась позади, салон джипа заполнили красно-синие вспышки.

Возможно, в жизни Лили было время, когда она испугалась бы. Когда ее сердце пустилось бы вскачь, пульс заколотился, голова закружилась от мыслей, за что ее могут поймать на этот раз или что может быть спрятано в бардачке или в магнитоле, или в багажнике. Теперь все это закончилось, и сегодня Лили чувствовала лишь раздражение. Которое, как ей думалось, означало, что она стала законопослушной гражданкой. Взрослой тридцативосьмилетней женщиной. И все равно, раздражение накатило.

Она перевела рычаг коробки передач в положение «парковка» и нажала кнопку опускания стекла на подлокотнике. Окно открылось, и Лили посмотрела в боковое зеркальце на распахнувшуюся дверцу машины шерифа. Лили знала большинство помощников шерифа в Поттер Каунти, ходила в школу с половиной из них или их родственниками. Если ее задержал Нил Фледжер или Марти Дингас, она очень разозлится. Нил был другом, который не стал бы долго раздумывать и остановил бы ее только чтобы потрепаться, а Марти недавно развелся. Лили делала ему стрижку на прошлой неделе, и он застонал, когда она ударила его бутылкой шампуня. У Лили не было времени стоять на дороге ради того, чтобы Марти снова мог попытаться пригласить ее на свидание.

Меж бровей у нее появилась морщинка, пока Лили смотрела на идущего к ней помощника шерифа, освещенного сзади. Он был ниже, чем Марти, и стройнее, чем Нил. Она видела, что на нем коричневая нейлоновая куртка, а на груди — звезда. К воротнику куртки были прицеплены какие-то гаджеты, а ремень, казалось, оттягивали разнообразные полицейские штучки. Облачко пара от дыхания полицейского тянулось за ним в свете фар. Пока он приближался, слышалось равномерное тук-тук-тук его ботинок, отмерявших шаги.

— Не думаю, что превысила скорость, офицер, — сказала Лили, когда он остановился у двери ее машины.

— Вообще-то, превысили. — Красно-синие огни освещали одну половину его лица, черты которого Лили не могла четко разглядеть, но могла сказать, что полицейский молод. — В вашей машине есть оружие, мисс Дарлингтон?

А-а-а. Он уже пробил по базе номера «Чероки» и знал, что у нее было разрешение на скрытое ношение оружия.

— Под моим сиденьем. — Полицейский вытащил фонарик и посветил Лили на колени и между ног. — Вы его не увидите.

— Удостоверьтесь, что не увижу. — Он перевел фонарик ей на плечо. — Мне нужно посмотреть ваши права и страховку.

Взяв сумочку, Лили вытащила бумажник, достала права и страховку.

— Для местного вы слишком быстро говорите. Наверное, недавно в городе.

— Я в Поттер Каунти несколько недель.

— Это все объясняет. — Она взяла из бардачка документы на машину и передала все офицеру. — Никого не останавливают за превышение скорости на пять миль в час.

— Я не поэтому вас остановил. — Он посветил фонариком на документы. — Вы несколько раз пересекли двойную сплошную.

Серьезно? Что ж, Лили была не самым лучшим водителем, когда пыталась одновременно заниматься двумя делами. Вот почему использовала беспроводную гарнитуру.

— На шоссе никого нет на ближайшие десять миль, — заметила она. — Не было никакой опасности лобового столкновения.

— Это не значит, что стоит ездить по середине дороги.

Лили посмотрела на его лицо, которое частично скрывала темнота. Свет же касался чисто выбритого подбородка, квадратной челюсти и рта, который выглядел впечатляюще от тени, пересекавшей изгиб верхней губы. Все остальное было спрятано в чернильной черноте ночи, но Лили вдруг стало ясно, что он не только молод, но и очень горяч. Настолько горяч, что будь она помоложе, ее сердце затрепетало бы. Но теперь Лили не чувствовала ничего, кроме желания добраться домой и надеть старую фланелевую пижаму. Вероятно, это должно было огорчать, но не огорчало.

— Вы сегодня что-нибудь пили?

— Только воду. — Лили улыбнулась, вспомнив, как в последний раз Нил подвозил ее домой из бара «Роад Килл».

— Я сказал что-то смешное?

И все те разы, когда она прибегала домой с вечеринок под утро, запрыгивая в постель в тот момент, когда мать вставала на работу.

— Да, — сказала Лили, начиная смеяться.

Вот только офицер ее не поддержал.

— Сейчас вернусь, — сказал он и направился с документами к своему автомобилю.

Лили откинула голову назад и закрыла окно. Помощник шерифа задерживал ее, и она подумала о сыне и ужине. Казалось, все, чего Пип хотел в эти дни, — пицца, но это же Пип. Если какая-то мысль застревала у него в голове, трудно было заставить его выбросить ее вон.

Пока Пиппен был послушным ребенком. Правда, ему всего лишь десять, но с Лили и Ронни Дарлингтоном в качестве родителей дурное поведение должно быть заложено в ДНК парня. Лили видела в сыне какое-то подобие агрессии, только когда тот занимался спортом. Он любил спорт, любой — даже боулинг. И всегда стремился к победе, что обычно было не так уж и плохо, но Пип слишком сильно стремился к победе. Он думал, что если добьется успехов в спорте, отец придет на его игры. В этой схеме имелось два пробела. Пип слишком быстро рос и с трудом мог ходить, не путаясь в собственных ногах. Он был неуклюжим и поэтому завсегдатаем скамейки запасных. Но даже если бы Пип стал лучшим во всем, Ронни был слишком эгоистичен, чтобы думать о футбольных или баскетбольных играх сына.

Стук в окно заставил Лили повернуть голову налево и нажать кнопку опускания стекол.

— Нашли какие-нибудь действующие ордеры на арест? — спросила она, зная ответ.

— Сегодня нет. — Офицер передал ей документы через окно. — Я остановил вас за невнимательное вождение, но штрафовать не буду.

×