Предопределенность (ЛП), стр. 3

“Хорошо.”

В ответ он мило ухмыльнулся.

Глава Вторая

Когда Данк въехал на стоянку у школы, я, как и каждый день до этого, осмотрелась в поисках грузовика Лейфа. И также, как и прежде его парковочное место пустовало. Вместо того, чтобы занять желанную парковку самого популярного парня в школе, она оставалась свободной. Складывалось впечатление, что они все ждут, полные сомнений.

В последний раз я видела Лейфа в тот день, когда думала, что потеряла Данка навсегда. Джи, сопроводитель, которая пыталась убить мое тело и противостояла Смерти, а теперь еще и странным образом стала моим другом, смогла вынуть мою душу из моего тела без помощи Смерти. Проблема заключалась в том, что было уже поздно. Смерть уже нарушила правила и ему пришлось заплатить за это. А я осталась перед выбором, либо стать странствующей душой, либо вернуться в свое тело и жить дальше. Даже если единственный парень, которого я любила горел в Аду, как падший ангел, за то, что не выполнил свою работу, когда пришло время забрать мою жизнь. Джи объяснила, что Данк подвергнется еще большим страданиям в преисподнии, если узнает, что я стала странствующей душой. Он хотел бы знать, что я жива. Что его жертва послужила во имя чего-то. Я бы сделала что угодно, лишь бы унять его боль. Я вернулась в свое тело в то утро и выбрала жизнь. Ради него.

А после, тем же утром он был в школе и у меня не было возможности поговорить с Лейфом и объяснить ему все. Я просто бросилась к Данку. После того, как Данк объяснил мне все и затем обрушил на меня новость о том, что Лейф не был человеком, мы отправились на его поиски. Но Лейф Монтгомери исчез. Это случилось месяц назад.

“Не хмурься,” ворвался голос Данка в мои мысли, в то время как его руки обрамили мое лицо и он пристально изучал меня. Он мог чувствовать мои страхи. Не было причины объяснять ему внезапные перемены моего настроения.

“Он вернется когда-нибудь?”

Данк вздохнул, бросив взгляд через мое плечо, “Боюсь, что да.”

“Почему это беспокоит тебя? Я знаю, ты сказал, что у Лейфа нет души, но я знаю Лейфа. Я проводила с ним время. Он не зло. Он невероятно милый.”

Эти голубые глаза, в которые я была влюблена, вдруг вспыхнули и мерцание, к которому я уже почти привыкла, предупредило о том, что я сказала что-то неправильное. Данк не лучшим образом справлялся с ревностными эмоциями. Это было абсолютно ново для него и ему не приходилось сталкиваться с этим чувством ранее.

“Лейф тот, кем он должен быть. Он был создан, Пэган. Он делал свою работу. Он не милый. У него нет души.”

Я потянулась к нему и поцеловала его подбородок, а затем прошептала, “Тише, парень. Мы оба знаем кому принадлежит моя душа.”

“Это верно,” ответил Данк и прикусил мочку моего уха, “но не забыла ли ты об этом.”

По мне пробежали мурашки от его теплого дыхания у моей кожи.

Стук в окно напугал меня и я отсранилась от своего сексуального парня и, обернувшись, увидела Миранду, свою лучшую подругу, которая пристально смотрела на меня в окно с веселой ухмылкой на лице.

“Спасена своей лучшей подругой,” прошептал Данк, оставив последний поцелуй на моей шее, прежде чем взять мой рюкзак и открыть свою дверь. Он ступил на свет утреннего солнца и выглядел словно греческий бог. Джинсы, которые превосходно держались на его бедрах аппетитно обтягивали его зад. Данк мог сразить наповал будучи одетым в обычную футболку, что и делал ежедневно. Сегодня его футболка, подчеркивающая его грудь, была темно-синего цвета. Он всегда ходил в своих черных ботинках и мне они нравились. Они смотрелись сексуально. Он выглядел чертовски привлекательно даже с моим красным рюкзаком, перекинутым через левое плечо. Я зачарованно наблюдала за ним, пока он обходил свой джип спереди, чтобы открыть мне дверь. Я еле сдерживала себя, чтобы не открыть дверь самой. Он не любил этого. Я чувствовала взгляд Миранды на себе, но меня это не беспокоило. Она могла наблюдать за тем, как я пожираю своего парня глазами. Кроме того, она все прекрасно понимала. Миранда считала, как и все в этом мире, что Данк Уолкер - вокалист рок группы Колд Соул (Холодная Душа). Иронично, я знаю. Данк выступал со своей группой, но он не был с ними постоянно. Миранда была их фанаткой.

Данк открыл мою дверь и я выбралась из машины, наконец оторвав свой взгляд от него и посмотрев на свою подругу.

“И тебе доброе утро,” подразнила меня Миранда, взяв меня под руку. “Я гадала, сколько времени еще пройдет, прежде чем ты перестанешь пялиться на своего рок парня словно боготворящий щенок, и обратишь хоть чуточку своего внимания на меня.”

Я толкнула ее локтем, “Заткнись.”

Она хихикнула, “девочка моя, только не говори мне, что ты пытаешься скрыть свои похотливые взгляды, иначе тебе это не удалось. Парень знает, что ты желаешь его тело.”

“Прекрати,” прошипела я.

Данк подошел ко мне сзади и заставил мое тело погрузиться в обволакивающую теплоту и трепетать. “Она не может желать мое тело больше, чем я желаю ее.”

Миранда начала обмахивать свое лицо рукой. “Боже мой, сжалься, я думаю, я вот-вот упаду в обморок.”

Рука Данка накрыла мою и он сжал ее. “Встретимся внутри. Я отнесу это в твой шкафчик.”

Он всегда был таким внимательным, давая нам с Мирандой время побыть вдвоем. Я кивнула, не обращая внимание на глупую улыбку на моем лице.

Миранда приподняла свои солнцезащитные очки и надела их на голову. Ее кудряшки были идеально уложены, что, как я знала, заняло у нее уйма времени. Девушка спала в бигудях, как это делали в 80е. Она захлопала глазами, когда обратила свой взгляд на зад моего парня, пока тот входил в школу.

“Это чертовски потрясный…”

“Миранда!” я улыбнулась ей, так как она, конечно же. была права. Но ей не стоило говорить об этом вслух.

“Ревнуешь?” дразнила она.

Я только закатила глаза.

Взгляд Мирнды скользнул в сторону пустующего парковочного места Лейфа. Я не могла объяснить Миранде ситуацию с Лейфом. Она даже не знала, что я вижу мертвых людей, или, как любит говорить Данк, “странствующих душ”. До появления Данка, мне приходилось жить наедине с этим секретом.

“Интересно, где он?”

Когда Лейф исчез, мы с Данком решили повременить с нашими отношениями. Мы стали появляться на людях только на прошлой недели. Когда полиция и родители Лейфа задавали мне вопросы, я просто сказала им, что мы с Лейфом расстались. Это было его решение. Что не было абсолютной ложью; он исчез без следа. А это своего рода разрыв отношений. Поначалу его родители звонили мне каждый день, интересуясь, нет ли от него каких-либо вестей. Они перестали звонить после того, как Лейф связался с ними и заверил их, что с ним все хорошо. Вероятно он сказал, что ему необходимо время, чтобы преодолеть кое-какие трудности. Странно, но после этого звонка его родители, казалось, были абсолютно спокойны по поводу его исчезновения. Они больше не задавали вопросов. Я даже как-то встретила его маму в магазине на прошлой неделе и она улыбнулась мне, словно у нее нет никаких забот. Ученики школы постепенно начинали вести себя также. Никто не говорил о нем. Это было…странно.

“Так ты подготовилась к тесту по тригонометрии?” спросила Миранда, улыбаясь так, словно она только что не была озабочена мыслями о Лейфе. И снова…странно.

“Да. Учила до поздней ночи.”

Миранда простонала и смахнула волосы со своего плеча. Это была одна из ее ярких привычек, которая вызывала смех.

“Если я не напишу тест, мои родители запрут меня на чердаке до конца жизни. Тебе придется передавать мне еду под дверью.”

“Я не думаю, что все будет так плохо. Тем более, ты учила, ведь так?”

Она закатила глаза и посмотрела на меня, “Немного. Да.”

“Ты смотрела Маленьких Обманщиц прошлой ночью, не так ли?”

Она ответила, настолько глубоко вздохнув, что поднялись плечи, “Да. Шоу прошлой и этой недели. Я ничего не могла поделать. Я питаю слабость к Калебу.”

Схватив ее за руку, я потащила ее внутрь. “Идем. В библиотеку. У нас тридцать минут и тебя не запрут на чердаке до конца твоих дней.”

×