Рыжее пророчество, стр. 82

Нет, только не это!

– …великого колдуна Даромира!

Ну вот, я так и знал, что дело кончится плохо. Нет, я, конечно, всю жизнь мечтал, чтобы Серогор назвал меня великим, но в этих мечтах ровным счетом ничего не было про должность верховного колдуна в «Кедровом скиту». Антип хотя бы некоторое время делал вид, что продолжает служить премьер-боярином, и только потом перекинул на меня все свои обязанности. А тут раз-два – и уже назначен крайним. Вот, оказывается, кого имела в виду Сантана, когда говорила про отставку. Кстати, они с Бодуном тоже гуманно дают время Феликлисту войти в курс дела. Эх, дела мои тяжкие…

– Ты что, не рад? – удивленно вздернула бровь Селистена, когда общее ликование поутихло.

– Ну не то чтобы совсем не рад, но… – я задумчиво почесал затылок, – одно дело простым преподавателем, а другое – быть ответственным за все.

– Ничего, из тебя получится замечательный верховный колдун. Да и мне поспокойней будет, девчонки под присмотром.

– В таком режиме мне будет очень трудно выбираться к тебе, – продолжал я выдвигать слабые возражения против новой должности, – ты тут скучать в городе будешь без меня и без девчонок.

– У меня такое ощущение, что скучать мне опять не придется, – хмыкнула Селистена, взяла мою руку и положила себе на живот.

На этот раз доходило до меня долго. Пока смотрел в смеющиеся зеленые глаза, пока со знанием дела изучал живот супруги, пока произвел некоторые несложные подсчеты… и только тогда радостно заключил свою солнечную супругу в объятия.

– Это будет мальчик, – уверенным тоном заявила Селистена.

– Хочется верить, что Лучезара с Василиной вычерпали запас «Великой силы» без остатка и он будет нормальным, – в качестве пожелания выдал я.

Селистена отстранилась от меня и с опаской потрогала мой лоб.

– Вроде жара нет, а бред несешь, – констатировала моя рыжая половина. – Разве в нашей семье могут родиться «нормальные» дети? Нет, он будет как две капли похож на тебя, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Тут меня посетила уникальная догадка, от которой я поначалу впал в полнейший ступор, а потом в голос захохотал. На вопросительный взгляд Селистены я смог ответить только после того, как вволю отсмеялся.

– Знаешь, о чем я подумал? Если мои расчеты верны, ты станешь первой в мире матерью, родившей крылатого ребенка. Надеюсь, тебя такая перспектива не смущает, ведь в тот момент я уже был с крыльями и велика вероятность того, что передам свою новую часть тела по наследству.

– Смущает, – честно призналась несколько ошарашенная супруга, – но тут уж ничего не поделаешь – я знала, за кого иду замуж.

На этот раз мы уже смеялись все вместе. Я, Селистена, крылья и он, наш еще нерожденный сын. Угадайте, какого цвета у него будут волосы?

Москва

Декабрь 2006

×