Полночный пепел, стр. 57

Его кровь сделает Клер его парой навечно.

— Андре, — едва слышно пробормотала Клер, с трудом приподнимая веки. — Я так за тебя боялась. Думала, потеряла тебя навсегда.

— Этого никогда не будет, — тихо сказал Андреас. — Никогда.

Ее губы дернулись в слабой улыбке и снова припали к ранкам.

— Бери все, что тебе нужно, любовь моя, — нежно шептал Андреас. От переполнявших чувств у него сдавило горло, дрожал голос и руки, но его это не смущало. Он не стыдился своей любви к этой женщине.

Его женщине.

Его Подруги по Крови.

Отныне и до конца дней она будет принадлежать только ему.

Райхен поднял голову и посмотрел в сторону двери, но там уже никого не было — воины и их подруги разошлись. Дверь была закрыта, их оставили наедине, уважая сакральность кровных уз.

Андреас не торопил Клер, позволяя ей пить столько, сколько ей требуется. Он был счастлив уже оттого, что держал ее в своих объятиях и наблюдал, как его кровь живительным эликсиром наполняет ее ослабленное тело и окрашивает румянцем бледные щеки.

А потом, когда Клер окончательно вернулась к жизни, они сидели на кровати, крепко обнявшись, и Андреас осыпал ее обещаниями, которые с радостью готов был выполнять всю свою жизнь. Он обещал любить ее с нежностью и силой мужчины, который прошел сквозь ад и понял, что в награду ему достались небеса.

ЭПИЛОГ

Ньюпорт, Род-Айленд. Неделю спустя

В тусклом лунном свете, глубоко сосредоточившись, Райхен стоял один на берегу залива Наррагансетг. Это стало его еженощным ритуалом после того, как они с Клер вернулись из Бостона. Из распахнутых окон дома лились тихие звуки рояля. Они не отвлекали Андреаса. Вся его ментальная энергия была сфокусирована на светящемся огненном шаре, застывшем в пространстве между ладонями.

Райхен начал сдвигать ладони, заставляя шар вращаться. Оранжевое свечение сменилось на голубовато-белое. Андреас продолжал сдвигать ладони, максимально сжимая огненную силу, полностью находившуюся под его контролем.

Пирокинетический огонь, который несколько недель назад спонтанно вспыхивал и поглощал его тело, сейчас подчинялся его воле и послушно выполнял команды.

И хотя тренировки изматывали Андреаса, результаты того стоили. Сегодня он удерживал огненный шар в течение десяти минут, в два раза дольше по сравнению с предыдущей ночью. Он поставил перед собой задачу превратить свои способности в совершенный талант и был благодарен Клер за поддержку в его тренировках.

Она стала его надежным земным якорем. Ее кровь удерживала его в равновесии, любовь давала ощущение цельности. Он наконец-то принял себя таким, какой есть, примирился со своим даром, который так долго отрицал. Три десятка лет он не жил, а существовал, не позволял себе испытывать глубоких эмоций, боялся, что это будет проявлением слабости. Сейчас он дал полную волю всем чувствам и эмоциям и получал от этого наслаждение. С Клер он понял, что значит быть по-настоящему живым.

Сжав огненный шар в крошечный светящийся шарик, Андреас на периферии сознания отметил, что музыка в доме стихла. Но он продолжал работать, заставляя шарик вращаться между ладонями. Он был настолько поглощен, что не слышал шагов. И только когда за спиной чертыхнулись, он понял, что не один.

— Все в порядке, Тиган, — сказала Клер, когда Андреас медленно повернулся к ним. Ее лицо светилось любовью и гордостью. — С каждым днем у него получается все лучше. В прошлый раз удалось сжать шар только до размера апельсина.

Андреас вздернул бровь, таким образом реагируя на похвалу Клер, и хлопнул в ладоши, заставляя огонь погаснуть. Он чувствовал усталость во всем теле, но восхищение Клер его успехами вдохновляло. И он обрадовался визиту старого друга.

— Приветствую тебя, — сказал Райхен, протягивая Тигану руку, нагретую пирокинетическим огнем.

G1 многозначительно посмотрел на нее и крепко пожал.

— Впечатляет, — с улыбкой сказал он. — Вероятно, по утрам ешь овсянку, говорят, она силы придает.

Андреас рассмеялся:

— Я даже не подозревал, что она такая вкусная.

Клер подошла к нему, обняла и прижалась. Ее близость он каждый раз ощущал с пьянящим восторгом. Неделя, проведенная с ней в Ньюпорте, стала для него наилучшей реабилитацией. Ничего иного он и желать не мог. Но с появлением Тигана Райхен вдруг осознал, что в нем кипит желание активной деятельности.

— Мы два дня не были на связи. За это время появились какие-то новые сведения о Драгоше? — спросил Андреас, догадываясь, что воин приехал из Бостона не просто с дружеским визитом.

— Мы наводим справки, но, похоже, сукин сын далеко уехал. По всей видимости, он ждал нашего визита в свою лабораторию в Коннектикуте и, вероятно, заранее передислоцировался на давно подготовленное место. Сейчас мы отрабатываем его контакты в Агентстве безопасности.

— Я чем-то могу помочь вам? — спросил Райхен. — Ты же знаешь, я всегда к услугам Ордена.

— Ты и так уже немало сделал для нас. Без вашей с Клер помощи мы бы, возможно, не нашли лабораторию Драгоша. А теперь все наши предположения о его деятельности окончательно подтвердились. И сейчас наша задача — найти не только Драгоша, но и Древнего, которого он все это время прячет и использует для достижения своих подлых целей. Как бы далеко он его на этот раз ни увез, опасность от этого не стала меньше.

Андреас кивнул:

— Ты хочешь сказать, что у Ордена прибавилось работы?

— Именно так, — подтвердил Тиган. — И мы решили, что нам в Европе нужно доверенное лицо, которое бы собирало для нас сведения. Твоя репутация безупречна не только в Темных Гаванях, но и в Агентстве безопасности. Нам нужна холодная голова и тонкое чутье, чтобы заручиться там надежной поддержкой и одновременно выявить сторонников Драгоша. Есть ли у тебя желание покинуть свое теплое гнездышко в Ньюпорте и поработать на дипломатическом поприще в Европе?

Андреас переглянулся с Клер. Они договорились, что поселятся в этом доме и, возможно, заведут детей. Такая перспектива привлекала, но и от долга перед Орденом Райхен не мог отказаться.

Клер его понимала, и он прочитал согласие в ее глазах. Она улыбнулась и кивнула.

— Судя по твоим успехам, Андреас, через неделю тебе наскучит играть с огненным шаром и ты начнешь искать что-нибудь новенькое. Возможно, и мне захочется к тебе присоединиться. Надеюсь, у Ордена хватит работы для нас обоих, — сказала Клер и вопросительно посмотрела на Тигана.

Воин улыбнулся:

— Мы будем только рады поделиться ею с вами.

— Я не совсем корректно покинул Германию, — сказал Андреас. — Вполне возможно, что агентство воспримет меня не как друга, а как дезертира.

— Фактически ты в списках мертвых, — успокоил его Тиган. — Погиб при пожаре в своей Темной Гавани. Рот и все его ближайшие сподвижники тоже мертвы. Для остальных ты призрак. И это в какой-то мере станет твоим преимуществом и поможет наладить связи и найти союзников.

— Я стану тайным агентом Ордена? — Райхену уже нравилась идея.

— Я не обещал, что будет легко. Подозреваю, временами будет очень даже несладко. И опасно. Справишься?

Андреас снова посмотрел на Клер и почувствовал себя как никогда сильным, в ее глазах он прочитал восхищение — она верила в него.

— Да, справлюсь, — ответил Райхен.

Отныне ему все по плечу, потому что рядом с ним Клер, он согрет ее любовью и верой.

БЛАГОДАРНОСТИ

Хочется выразить самую искреннюю признательность моему издателю Шоне Саммерс, и другим сотрудникам «Бантам Делл», и литагенту Карен Солем. Работать со всеми вами — настоящее удовольствие.

Крепко обнимаю Зазу, Пики, Джема, Жюля, Пебблз, Слая, Рэнджи, Мэнди и остальных с форума фэнов «Властелины полуночи» — за дружбу, любовь и поддержку. Все, что вы делаете, восхищает меня!

Также я задолжала кучу «спасибо» своим подругам, писательницам Кайле Грей, Патриции Рэйси, Элизабет Бойд Лариссе Йон, Джейси Бертон и Стефани Тайлер, — за ваше понимание, когда у меня возникала необходимость отгородиться от мира на несколько недель. Но вы всегда были рядом, готовые начать с того места, где мы остановились, или подключиться для быстрой читки. Вы лучшие!

×