Полночный пепел, стр. 2

«Клер».

Сбоку от группы офицеров агентства стояла изящная хрупкая мулатка с благородной осанкой. Светло-серое платье без рукавов оттеняло ее смуглую, изумительно гладкую кожу. Мягкие черные волосы были гладко зачесаны назад и уложены в аккуратный пучок — ни одной кокетливой прядки.

Она нисколько не изменилась, — неудивительно, все эти тридцать лет ее поддерживала кровь ее партнера, с которым она была связана кровными узами. Она смотрела на Вильгельма Рота и его друзей с безупречно отточенной улыбкой, по которой ничего нельзя было сказать ни о ее чувствах, ни о ее настроении.

Идеальная спутница вампира, который по воле судьбы был его врагом — коварным и опасным.

Клер.

После стольких лет…

«Моя Клер», — мрачно подумал Андреас.

Нет, уже давно не его.

Когда-то была. Очень давно и недолго — всего несколько месяцев.

Старая история.

Андреас смотрел на фотографию в рамке и удивлялся, как легко ненависть к Роту перешла на его Подругу по Крови. Милая, прекрасная Клер… в постели с его злейшим врагом. Знает ли она о преступлениях Рота? Знает и спокойно мирится с этим?

Сейчас это не имело значения.

Он должен выполнить свой миссию. Воздать по заслугам. Довести месть до конца.

И его ничто не остановит… даже она.

Андреас видел, как в стекле рамки отразился разгорающийся в нем огонь ярости. Пальцы, державшие рамку, горели. Он пытался остудить бурлящую в животе огненную лаву и понимал, что ему недостает сил. Злобно зарычав, Андреас швырнул фотографию на пол и, направившись к окну, ментальным импульсом заставил одну из створок распахнуться — своим рукам он больше не доверял, огненная сила могла вырваться наружу в любую секунду.

Андреас вскочил на подоконник, слыша, как за спиной шипит охваченная огнем рамка, как потрескивает, лопаясь, стекло.

Он прыгнул в темноту осенней ночи, полный решимости довести до логического конца то, что начал Вильгельм Рот.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Клер Рот, закусив губы, внимательно рассматривала архитектурный проект, разложенный на столе в ее библиотеке.

— Как вы думаете, может быть, стоит переместить скамейку от дорожки ближе к искусственному пруду с золотыми рыбками и чуть подальше от розария у дома?

— Прекрасная идея. — Стоявший на столе спикерфон чисто воспроизвел молодой женский голос. Ландшафтный дизайнер находилась в одной из местных Темных Гаваней. Клер видела ее проекты, реализованные в пределах сообщества Рода, и неделю назад обратилась к ней с просьбой разработать для нее проект небольшого сада. — Фрау Рот, вы уже решили, какой материал выберете для садовых дорожек? Насколько я помню, вначале вы колебались между необработанным булыжником и дробленым камнем…

— А можно оставить естественные дорожки? — спросила Клер, двигаясь вокруг стола и изучая проект. — И вдоль них рабатки, ну, скажем, из незабудок?

— Конечно можно. Это будет очень мило.

— Хорошо. — Клер улыбнулась, представляя картину будущего сада. — Спасибо, Мартина. Великолепная работа. Я просто восхищена, вам удалось сумбур моих идей превратить в нечто стройное и прекрасное.

От похвалы голос молодого дизайнера зазвучал еще мелодичнее:

— Фрау Рот, я уверена, сад будет радовать вас своей красотой, вы так много души вкладываете в его планирование.

Клер спокойно выслушала комплимент, она чувствовала себя не столько польщенной, сколько удовлетворенной. Она действительно очень хотела превратить этот участок земли в нечто прекрасное. Каждое дерево, куст, цветник, скамейка, скульптура, дорожка для прогулок — все здесь должно было дышать безмятежностью и покоем, умиротворять душу и пробуждать вдохновение… Клер, разумеется, не мнила себя светочем, но вынуждена была себе признаться, что этот проект стал для нее своего рода наваждением.

— Да, я хочу, чтобы все получилось, — смущенно произнесла Клер, чувствуя, как вдруг увлажнились глаза. Последнее время она сделалась особенно чувствительной и была рада, что в библиотеке не нашлось свидетелей ее слабости.

— Не волнуйтесь, — весело прозвенел голос Мартины. — Я уверена, ему понравится сад.

— Что? — недоуменно спросила Клер.

— Я имею в виду герра Рота, — ответила Мартина, после чего повисла неловкая пауза. — О… простите, если вмешиваюсь не в свое дело. Вы просили меня держать проект сада в секрете, и я подумала, возможно, вы хотите сделать ему подарок.

Подарок Вильгельму? Клер пришлось приложить усилия, чтобы скрыть, насколько ее ошеломило подобное предположение. Она почти полгода не видела своего кровного партнера. Он приезжал в загородный дом только по принуждению уз крови. Женщина испытывала неловкость и страх перед его визитами, которые ограничивались тем, что он брал ее кровь, а взамен давал ей свою. Вильгельм даже не пытался притворяться, что их отношения простираются шире этих обязательных рамок. Все тридцать лет их союза они намеренно жили раздельно: он — в городе, в Темной Гавани, она — в двух часах езды от города, в доме с полудюжиной охранников.

Нет, сад не подарок для ее вечно отсутствующего партнера. Более того, Клер была уверена: Вильгельм пришел бы в ярость, узнав, что она самостоятельно затеяла такой проект. К ее счастью, Рот уже давно не интересовался ни ее мыслями, ни ее чувствами, ни ее делами. Он был вполне доволен тем, что она занимается всякого рода благотворительностью, в то время как для него значение имела только его работа в Агентстве безопасности. Отчасти Клер была этому рада, она таким образом получала уединение и определенную свободу.

Спикерфон воспроизвел легкий вздох Мартины:

— Фрау Рот… простите, если я перешла границы дозволенного.

— Ни в коей мере, — откликнулась Клер. И в этот момент раздался стук в дверь, который спас ее от необходимости на ходу сочинять спасительную ложь о мотивах, побудивших ее заняться обустройством сада, или оправдывать отчужденность в отношениях с кровной парой. — Огромное спасибо, Мартина, за вашу работу. Если до реализации проекта у вас возникнут дополнительные вопросы, я буду рада на них ответить.

— Конечно, фрау Рот. Спокойной ночи.

Клер нажала кнопку завершения разговора и покинула библиотеку, плотно закрыв дверь. Ей хотелось сохранить свой проект в тайне и не давать повода преданным псам Вильгельма задавать лишние вопросы. Но, только взглянув на агента, в чьи обязанности входило обеспечение ее личной безопасности и безопасности дома; Клер поняла, что ее тайный проект интересует его меньше всего. Агент выглядел весьма обеспокоенным заметно нервничал. В таком состоянии охрану Клер никогда раньше не видела.

— В чем дело?

— Следуйте за мной, фрау Рот.

— Куда и зачем? — Клер поняла, что случилось нечто действительно серьезное, в противном случае у хорошо обученного и вооруженного агента не было бы повода так нервничать.

— Переговорное устройство, прикрепленное к его бронежилету, начало потрескивать, выбрасывая в эфир обрывки тревожных переговоров охранников.

— Приказ срочно покинуть дом. Следуйте за мной!

— Покинуть? Но почему? Что происходит?

— Простите, боюсь, для объяснений нет времени. — И вновь из переговорного устройства раздались, перемежаясь треском, поспешные команды охранников. — Машина для эвакуации готова. Пожалуйста, спускайтесь вниз.

Он протянул к ней руку, но Клер отступила:

— Я не понимаю, почему должна покидать дом. Я требую объяснений.

— В Темной Гавани в Гамбурге сложилась определенная ситуация…

— Ситуация?

Агент не стал ничего конкретизировать, а просто продолжил:

— Меры предосторожности требуют, чтобы мы срочно покинули этот дом и переехали в Мекленбург. Там безопасно.

— Подождите минуту… я не понимаю, о чем вы говорите. Что произошло в Гамбурге? И почему я должна переезжать в безопасное место? Что все это значим?

Агент бросил в ее сторону нетерпеливый взгляд и ответил на вызов в переговорное устройство:

— Да, я рядом с ней. Машину к центральному входу. Отправляемся немедленно. Мы спускаемся.

×